Российские банки в этом году бросились массово осваивать гибкие методологии разработки (agile). Методика Scrum активно применяется в самых крупных российских компаниях, ведущие “аджайлы” успешно масштабируются на большие организационные структуры, и уже звучат громкие обещания, что “канбан скоро покроет любую организацию целиком”. Подобные тренды бурного роста интереса к “аджайлам” отметил Асхат Уразбаев, главный идеолог российского Scrum-движения, выступая на пресс-конференции, посвященной открытию двухдневного мероприятия Agile Days 2014. Оно проходит уже восемь лет, и если в первый раз собрало 80 человек, то в этом году число участников достигло 900, увеличившись в сравнении с 2013 г. на 30%.

Ахмед Сидке, исполнительный директор международного Agile-консорциума ICAgile, известен и как практик — он консультировал Cisco, IBM, Microsoft, Oracle, Siemens и других лидеров ИТ-индустрии. Россию г-н Сидке посетил уже второй раз и напутствовал участников Agile Days напоминанием, что “аджайл” — это иной способ мышления, хорошо подходящий людям интеллектуального труда. Его организация сегодня насчитывает 50 экспертов, развивающих восемь дисциплинарных направлений.

Нареш Джейн, прибывший в нашу страну впервые, возглавляет индийское Agile-движение. Его послужной список не менее впечатляющ: Alcatel Lucent, Amazon, EMC, GE Energy, Google, HP, Siemens Medical. Г-н Джейн заявил, что у России много схожего с Индией, подивился масштабу конференции и отметил, что современные agile-подходы вышли за границы пятнадцатилетней давности и сегодня посвящены общей теме “как писать хорошие программы”.

Конференция Agile Days 2014 действительно получилась впечатляющей: хорошее помещение в крупнейшем бизнес-центре страны, 130 заявок на выступления, из которых было отобрано 73 доклада (часть из них официально аккредитована консорциумом ICAgile). Даже отечественная конференция по программной инженерии Central & Eastern European Software Engineering Conference in Russia (SECR) уже уступает в массовости — в прошлом году на SECR собралось 790 человек. Интересно будет узнать количество зарегистрировавшихся на октябрьскую SECR 2014.

Пестрота Agile Days 2014 была невероятной: от Deutsche Bank, делегировавшего на конференцию десятки человек, и Wargaming.net до Agile-спецназа и борцов с синдромом утенка. Как закатать проект в асфальт и как осчастливить тысячу сотрудников, как сделать инъекцию Agile в монстра и как применять канбан в избирательных кампаниях — множество подобных тем раскрывалось на пяти тематических треках. Особняком выделялось “Знакомство с SEMAT на практике”, организованное при поддержке Русского отделения Международного совета по системной инженерии INCOSE.

Открытие Agile Days 2014 местами напоминало популярные полвека назад на Западе бизнес-тренинги, тусовку продавцов гербалайфа или собрание вкладчиков МММ — большой открытый зал, столики, харизматичный лектор, призывающий без стеснения пообщаться с соседями. Я с десяток лет наблюдаю за развитием движения Agile в России и мире, и складывается впечатление, что “аджайлы”, исходно позиционировавшиеся, скорее, как набор принципов для использования в личных целях или небольшой командой, сегодня превращаются в религиозно-коммерческую доктрину, что существенно снижает их эффективность. Общение в рамках “аджайла” становится похожим на морализаторство, о чем, собственно, откровенно заявил Ахмед Сидке: сейчас больше оценивается, “правильно” ли, “по аджайлу” человек мыслит, или нет, хотя первичной всегда стояла задача создания хорошего кода. Например, фанатики подхода TDD (разработка, управляемая тестированием) свято верят, что написанный за всю историю человечества триллион строк кода в основном успешно работает благодаря случайности и единичным талантам — дескать, только TDD обеспечивает корректность программ. А одно лишь упоминание классической методологии “водопада” вызывает у “аджайл"-адептов приступы ярости. К чести рефлексирующего российского Agile-коммьюнити оригинальный дух гибкости еще не утерян — так, одно из выступлений провокационно называлось “Waterfall сожрет скрам с потрохами”.

Алан Кей в 2012 г. в интервью журналу Dr Dobb's отмечал, что ценности Манифеста Agile-разработки ПО теряются, когда люди пишут код только ради денег и их не интересует ни культура программирования, ни жизнеспособность проекта в целом. Манифест же всегда делал акцент на ключевых ценностях, а не на технологиях, превращающих людей в механические устройства кодогенерации. Однако сегодня происходит прямо противоположное. Дэйв Томас, один из авторов Манифеста, утверждает, что нам не нужны никакие консультанты, чтобы воплотить объявленные ценности в собственную практику. Однако сегодня Agile-движение превратилось в своеобразный “тренинг брендирования agile-методик”. Но “аджайл” — это и корпоративная культура, и стиль работы, и если организация разделяет и поддерживает ценности Манифеста, значит, ее можно считать Agile — и совсем необязательно при этом внедрять Scrum. Да, канбан вполне может “покрыть” все отделы самой крупной организации — но что толку, если ее процессы так и останутся негибкими и не смогут адаптироваться к изменениям.

Версия для печати (без изображений)