Очередная ежегодная конференция EMC World 2014, состоявшаяся в начале мая в Лас Вегасе, прошла под лозунгом Redefine, призывавшем по новому переопределить ИТ с тем, чтобы они в полной мере соответствовали концепции так называемой «третьей платформы». Считается, что первые две (мейнфреймовая и клиент-серверная) уходят в прошлое, а им на смену должна прийти та, что единым образом обеспечит потребности облачных архитектур, мобильных пользователей, социальных сетей и систем обработки больших данных. По сути, речь идет о платформе, способной гибко предоставлять ИТ-ресурсы нужного типа и объема в режиме коммунальной услуги. Поскольку сегодня на роль такой платформы претендуют программно-конфигурируемые центры обработки данных (Software Defined Data Centers), использование однокоренного лозунга Redefine приобретает дополнительную окраску. Еще одна важная тема — тема федерализации, по странному стечению обстоятельств перекликающаяся с современными политическими событиями, обсуждалась в ходе конференции весьма активно. Руководители трех компаний, аффилированных с EMC (VMware, EMC Information Infrastructure (II) и Pivotal), заявили о формировании федерации. Правда, в отличие от политиков, которые под федерализацией понимают обособление субъектов, в данном случае участники федерации ставят целью более тесную интеграцию своих стратегий и бизнеса.

Исполнительный директор EMC Джо Туччи говорил о федерации не как о неком неформальном договоре «о дружбе и сотрудничестве», а как о бизнес-модели. В чем ее суть? Судя по обилию повторяющихся вопросов, заданных на пресс-конференции с участием Джо Туччи, глав VMware (Пэт Гелсингер), Pivotal (Пол Мариц) и Information Infrastructure (Дэвид Гоулден), внятного ответа на них нет не только у меня, но и у многих коллег. Первое приходящее на ум предположение, что EMC собирается предлагать клиентам преимущественно интегрированный стек собственных решений, сразу же отмел Джо Туччи. Он напомнил, что системы хранения EMC поддерживают такие альтернативные VMware платформы виртуализации, как Hyper-V и OpenStack, а ПО виртуализации систем хранения (VSAN) от VMware охватывает и изделия прямых конкурентов EMC — компаний Dell, HP и NetApp. В то же время, клиенты EMC хотели бы получать от аффилированных с ней компаний согласованные и не перекрывающиеся по функциональности продукты и решения. А для этого стратегии развития соответствующих решений должны вырабатываться и реализовываться совместно (что, судя по всему, имело место далеко не всегда). Тем не менее, все участники федерации сохранят самостоятельность, структуру руководства, бизнес-процессы и партнерские связи.

По-видимому, федеративная бизнес-модель рассматривается и как некий синергетический фактор, призванный повысить динамику бизнеса всех участников. Дело в том, что направление систем хранения (Information Infrastructure), согласно Forbes, приносит альянсу EMC 70% выручки и 60% прибыли, но растет ежегодно на единицы процентов. У остальных компаний динамика более высока: VMware растет на 15–20% в год, Pivotal — на 40%, но их обороты существенно меньше. Можно предположить, что теперь целевой функцией станет оптимизация показателей не каждой из упомянутых компаний, а всей федерации в целом. Не исключено, что это лишь первый шаг в планах последующей реструктуризации EMC, о которых мы пока ничего не знаем.

Как же EMC собирается строить третью платформу? По словам Джо Туччи, его компания использует два канала для своего инновационного развития. Первый — это собственные исследования и разработки, на которые ежегодно выделяется 12% от оборота компании (примерно 3 млрд. долл.). Второй — покупка инновационных компаний, создающих перспективные технологии, на которые тратится еще около 10% оборота.

Одна из таких покупок была анонсирована на нынешнем EMC World с особым размахом. Джо Туччи лично представил приобретаемый стартап DSSD, возглавляемый одним из основателей Sun Microsystems Энди Бехтольшеймом и бывшим руководителем 3Par Биллом Муром. DSSD занимается построением высокопроизводительных пулов серверных флэш-дисков, доступных как единый отказоустойчивый ресурс (пока у компании нет коммерческих продуктов). Сегодня SSD-диски, подключенные через высокопроизводительную шину PCIe, широко применяются в серверах, но их емкость в расчете на один PCIe-слот не превышает 10 Тб. Формирование пула таких дисков решает эту проблему. Как пояснил Билл Мур, в отличие от известных систем хранения на базе SSD (а они, например XtremIO, есть и в арсенале EMC), функциональность решения DSSD сосредоточена на серверах, а не в СХД. Одним из ранних инвесторов DSSD была сама EMC, а кроме того стартап ведет совместные работы с SAP, нацеленные на использование технологий DSSD в in-memory СУБД SAP HANA. Приобретение DSSD планируется завершить во втором квартале.

Каждый из участников будущей федерации EMC сделал на конференции целый ряд важных анонсов. В частности, Пэт Гелсингер представил технологии «истинно гибридного облака» (True Hybrid Cloud), одни из элементов котрого является программно-аппаратный комплекс EMC Elastic Cloud Storage (ECS). Глава VMware подчеркнул, что хотя инвестиции в публичные облака растут гораздо быстрее, чем в частные (согласно прогнозу Gartner на 2014 г., на 25% и на 4% в год соответственно), сам их объем пока несопоставимо мал: 44 млрд. долл. против 2 трлн. долл. Это означает, что в обозримом будущем все более широкое применение получат гибридные облачные конфигурации. Однако гибридность не должна сводиться к тому, что одна часть ИС предприятия развертывается на собственной площадке в частном облаке, а другая — в публичном облаке. «Истинно гибридное облако» станет некой общей средой, в которой корпоративные ИТ-решения смогут гибко и прозрачно развертываться и перемещаться между частными и публичными площадками. В конце второго квартала обещан выпуск подобной гибридной платформы VMware vCloud Hybrid Service (vCHS). В свою очередь Пол Мариц анонсировал Pivotal Cloud Foundry PaaS — своеобразную облачную прикладную платформу как сервис, развертываемую поверх vCHS. А Дэвид Гоулден объявил, что новая версия программно-конфигурируемой системы хранения данных ViPR 2.0 теперь прозрачным образом поддерживает блочные, объектные и Hadoop-распределенные структуры данных, размещенные как в устройствах корпоративного класса, так и в дисковых системах общего назначения.

Говоря о месте флэш-дисков в системах хранения, глава EMC II, сославшись на IDC, указал, что они составляют сегодня на мировом рынке довольно малую долю (1,66%), и ситуация не изменится кардинально в ближайшие годы: в 2017 г. эта цифра вырастет до 2,74%. Однако они играют крайне важную роль в ряде задач, таких как аналитика реального времени, оценка рисков, скоринг, работа с БД в оперативной памяти. Там, где требуются относительно простые сервисы обработки данных с малым временем отклика (десятки и сотни микросекунд) EMC планирует применять будущие серверные решения DSSD. В тех случаях когда задержка может достигать миллисекунды, рекомендуется использовать традиционные массивы на базе SSD-дисков. А там, где допустимо запаздывание в несколько миллисекунд, найдут применение гибридные системы хранения, использующие как HDD, так и SSD.

В этой связи следует обратить внимание на укрепление партнерских связей EMC и SAP. Ведь одним из наиболее реальных крупных потребителей решений компании DSSD могут стать пользователи in-memory платформы SAP HANA. А кроме того, существенным подспорьем для покупателей систем на базе HANA станет возможность запуска in-memory СУБД не на физических серверах а на виртуальных машинах в среде vSphere 5.5. Благодаря этому экономнее будут использоваться аппаратные ресурсы, упростится развертывание и за счет быстрого клонирования экземпляров СУБД в территориально-распределенных дата-центрах заметно повысится отказоустойчивость.


Версия для печати (без изображений)