Ни для кого не секрет, что с момента создания Реестра Минкомсвязи и принятия «закона Яровой» многие ИТ-вендоры стремятся подчеркнуть и доказать российское происхождение своей продукции. В условиях протекционистских мер российские предприятия «вынуждены» обратиться к отечественным программным и аппаратным продуктам и зачастую бывают приятно удивлены качеством решений и их стоимостью. Мобильные операторы и интернет-компании, которые оценивают потенциальные убытки, связанные с «законом Яровой», в миллиарды рублей, рассматривают возможность использования российских систем хранения данных и обработки трафика.

Каковы основные задачи, стоящие перед российскими вендорами?

1. Обеспечение достойной функциональности. От отечественных производителей ИТ-решений ждут достойного «ответа Чемберлену»: сохранения функционала, который ранее предлагали зарубежные решения, и — в идеале — дополнительных преимуществ. При этом крайне желательно, чтобы предлагаемое решение числилось в Реестре отечественного ПО.

2. Обеспечение импортонезависимости. ИТ-инфраструктура, основанная на импортных технологиях, может оказаться в ситуации «снятия с поддержки». Невозможность дальнейшей закупки импортного ПО и оборудования ведет к необходимости срочной миграции данных на российские платформы. Соответственно, от отечественных вендоров ожидают продуманной программы действий и внятных предложений по минимизации накладных расходов и простоев, связанных с «переездом».

Заказчику, стоящему перед выбором СХД в сложившихся условиях, трудно разобраться, какие решения действительно были спроектированы и разработаны российскими разработчиками, причем задолго до разговоров о государственном регулировании закупок, а какие лишь переклеили «шильдик», чтобы поучаствовать в гонке импортозамещения.

Если внимательно рассмотреть отечественные программные технологии в области СХД, то легко заметить, что многие из них созданы совсем недавно и на базе ПО с открытым кодом. Можно с уверенностью сказать, что большинство «российских» СХД на самом деле держатся на трех китах — файловых системах ZFS, Ceph и Gluster. Насколько технически оправдано использование этих систем для построения кластеров хранения?

Несколько обобщая, можно выделить ряд преимуществ, характерных для данных открытых технологий. Среди них — поддержка больших объемов данных, переменный размер блока для улучшения производительности, поддержка RAID-массивов с двойной четностью, алгоритмы защиты при записи Redirect-On-Write, кэширование в оперативной памяти, дедупликация и т. д.

Тем не менее у ZFS, Gluster и их производных есть и существенный минус — высокие требования к оборудованию, в частности, к мощности процессора и объему ОЗУ. Открытые системы, используемые в области СХД, потребляют слишком много системных ресурсов и уделяют достаточно мало внимания вопросам производительности. Очевидно, с такими установками трудно будет удовлетворить растущие потребности телеком-операторов.

Другая проблема, связанная с использованием Open Source-технологий в коммерческих целях, — получение дополнительной функциональности. Требования к системам хранения данных растут, исходное ПО активно развивается и включает в себя новые возможности, однако обеспечить донесение нового функционала до конечного клиента на должном уровне способен только сопроводитель (maintainer) Open Source-технологии. К тому же никто не отменяет форс-мажоров — исправлять критические ошибки в чужом, пусть и открытом коде, сложно и затратно.

В ребрендинге зарубежного открытого ПО есть и лицензионный аспект. Создание компьютерных программ на базе Open Source всячески поощряется, но с условием соблюдения принципа «копилефт» (copyleft): ПО на выходе должно распространяться на той же основе, что и первая версия — все его модификации подлежат свободному использованию. Если ты что-то берешь у сообщества, подразумевается, что в дальнейшем ты поделишься с сообществом результатом.

Простой кастомизацией открытого ПО и разработкой собственного интерфейса невозможно решить проблемы, заложенные в изначальной архитектуре, равно как и деликатные вопросы лицензирования. В России есть и серьезные продукты с «родным» кодом, выпущенные на рынок, когда об импортозамещении еще никто и не помышлял. Они справляются со своими задачами и решают проблемы с производительностью.

Однако у российских систем, в свою очередь, есть минусы в сравнении с западными технологиями СХД, которые обеспечивают больший функционал по количеству «галочек» и решают более широкий спектр задач. В любом случае при выборе СХД следует учитывать реальные потребности инфраструктуры, типы нагрузки, используемые приложения и многие другие факторы.

Выбор всегда остается за конечным клиентом, но важно понимать основу выбираемого решения как с технической, так и с «политической» точки зрения. Несомненно, «родные» код и поддержка играют большую роль, равно как и совместимость со стандартным серверным оборудованием. Это необходимые условия для того, чтобы разрушить стереотип об импортозамещении как формальной и контрпродуктивной процедуре и предложить взамен коммерчески и функционально выгодные альтернативы в области СХД.

Автор статьи — исполнительный директор компании «Рэйдикс».

Версия для печати