Огромное желто-серое здание на окраине Санкт-Петербурга. Красно-синие буквы Linxdatacenter над стеклянными дверями в подъезде. Тщательно проверяющая посетителей охрана. Турникет в полный рост, как из фильмов о будущем, ведет в ультрасовременный ЦОД. Здесь 22 ноября собрались представители компании и журналисты, чтобы отметить пятилетний юбилей самого крупного ЦОДа в Северо-Западном регионе России.

Успехи есть. ЦОД в Санкт-Петербурге, начавший свою деятельность в 2011 г., увеличил свою выручку в 22 раза и уже на третий год стал прибыльным по EBITDA (прибыль до вычета процентов, налогов и амортизации). При этом инвестиции в строительство дата-центра превысили 17 млн. евро, а объем инвестиций в развитие инфраструктуры и систем безопасности объекта в период 2012-2016 гг. составил 4 млн. евро. ЦОД в Санкт-Петербурге — самый крупный, но у Linxdatacenter есть еще ЦОДы в Москве и в Варшаве. Все соответствуют TIER III, их суммарная площадь — 14 800 кв.м, общее количество стоек — 2730, проектная мощность — 19,5 MBт.

Несмотря на экономический кризис, в период 2011-2015 гг. оборот компании в России в среднем увеличивался на 30% ежегодно, что было связано с запуском новых мощностей и развитием новых сервисов.

Не быть «трубой»

В последнее время, выступая на различных конференциях, представители российских телеком-компаний часто заявляли, что быть просто компанией, передающей данные, стало не выгодно. Конкуренция большая, тарифы упали, рынок насыщен, да и основные деньги сейчас делаются не на «трубе», не на продаже каналов связи, а на сервисах. Причем это общемировая тенденция.

В этот тренд вписывается и заявление Хейко Х. Копа, главного исполнительного директора Linxdatacenter и Linxtelecom, о решении продать телекоммуникационный сегмент бизнеса китайскоой CITIC Telecom CPC. Предметом сделки являются высокоскоростной подводный оптоволоконный кабель емкостью 120 Гбит/с, соединяющий страны Скандинавии, Балтии и Россию, дата-центр в Таллинне и 40 точек присутствия на рынках 20 стран, в том числе в России. CITIC Telecom CPC приобретает не только компанию Linxtelecom B.V., но и 13 ее дочерних структур.

Как мне объяснили представители компании, это решение было принято на глобальном уровне, и продажа российских каналов не связана с последними изменениями нашего законодательства — принятием антитеррористического «Закона Яровой».

Этот закон вызвал бурю возмущения у российских региональных операторов, которые на цифрах объяснили, что его принятие приведет к их банкротству. Впрочем, в последнее время волна несколько спала. Как известно, в России строгость законов часто компенсируется необязательностью их исполнения. Так что наши операторы заняли выжидательную позицию, а не бросились закупать вычислительные мощности и СХД. «Телеком-операторы ведут консультации с правительственными органами относительно выполнения норм и требований этого закона. Пока влияния новых федеральных законов на бизнес ЦОДов мы не фиксируем, но очевидно в среднесрочной перспективе оно будет ощущаться», — ответила на мой вопрос Екатерина Куканова, региональный управляющий директор Linxdatacenter в Санкт-Петербурге.

Тем не менее, новые законы все же иногда начинают выполняться. Может быть не сразу и не все. Так, Facebook по-прежнему работает, а вот Linkedin в связи с нарушением закона о локализации персональных данных уже заблокировали. Так что дополнительные риски, прежде всего связанные с возможным резким скачком расходов на обеспечение работы российских ресурсов и каналов, появились, и законопослушным представителям телеком-компаний есть чего опасаться. Эксплуатация российской «трубы» может стать сильно убыточным делом.

Впрочем, китайцев новыми российскими законами не напугать, у них в этом плане опыта работы много. Один «Золотой щит» — «Великий китайский файервол» чего стоит. Китайцы строят «Новый шелковый путь» в Европу и еще одна «труба» им наверняка понадобится.

Облака — наше всё

С «трубой» все ясно. Надо заниматься сервисом. Сделка с китайцами, как отметил Хейко Х. Копа, «полностью соответствует стратегии развития бизнеса до 2020 г., предполагающей фокусирование на услугах colocation и облачных решениях. Именно эти сегменты будут показывать наиболее динамичный рост на российском ИКТ-рынке, формирующем до 60% финансового результата компании». А средства, полученные от сделки, Linxdatacenter инвестирует в собственные ЦОДы в Москве, Санкт-Петербурге и Варшаве, а также направит на дальнейшее развитие облачных сервисов на платформе LinxCloud. Тем более, что с облаками все обстоит очень хорошо.

«В целом на рынке Северо-Западного региона Linxdatacenter демонстрирует стабильный рост ключевых показателей. Средний ежегодный рост оборота по услугам colocation зафиксирован на уровне 10% — спрос остается стабильно высоким. Наиболее выраженная положительная динамика наблюдается по облачным сервисам: в 2015-м оборот по этому сегменту решений Linxdatacenter вырос на 167%, в 2016-м прирост составит порядка 149%, а в 2017 г. он прогнозируется на уровне 148%. Постепенно тренд меняется в пользу облачных услуг», — отметила Екатерина Куканова.

Приоритетное развитие облачных сервисов привело к созданию специальной облачной структуры, международного центра экспертиз LinxLab. Андрей Захаров, руководитель департамента облачных сервисов Linxdatacenter, сказал, что целью структуры является «дальнейшее расширение нашего портфеля облачных решений на базе LinxCloud — локализованной в России платформы, основанной на модели IaaS и решениях признанных лидеров отрасли — NetApp, EMC, Cisco и VMware».

LinxCloud можно рассматривать как интегрированную платформу для развертывания сетей, обработки и хранения данных. Ее архитектура включает такие решения, как VMware vCenter, VMware vCloud Director, VMware vShield Edge, VMware NSX, Cisco UCS Manager, Cisco Nexus, Cisco Fabric Interconnect, NetApp FAS и EMC ScaleIO.

На базе этой платформы Linxdatacenter предоставляет сервисы IaaS («инфраструктура как услуга»), BaaS («резервное копирование как услуга»), StaaS («хранение данных как услуга»), DRaaS («аварийное восстановление как услуга»), SlaaS («лицензионное ПО как услуга»). Организует сетевое подключение площадки клиента к облачной платформе (NaaS), развертывание виртуальных маршрутизаторов и устройств безопасности облачной инфраструктуры.

Сolocation — IaaS — PaaS

Вроде сервисов достаточно много. И они должны быть востребованы. Ведь кризис подстегнул уже идущие процессы перехода к сервисным моделям, перенесения затрат из капитальных (CAPEX) в операционные (OPEX). Тем не менее, и число клиентов, предпочитающих просто расположить свое оборудование на площадке ЦОДа, не уменьшается. «У нас есть четыре стойки для публичных облаков, которые поставляются по модели IaaS. Кроме того, есть стойки под частные и гибридные облака. Но большинство клиентов по прежнему используют модель colocation», — сказал Андрей Захаров. На услуги colocation сейчас приходится порядка 85% оборота.

Тем не менее, число клиентов, работающих по модели IaaS растет. «Три года назад интерес заказчиков к IaaS был, но реальных покупателей было мало. Этот интерес перерос в договора. И сейчас с покупками сервиса IaaS все нормально. Сейчас на стадии „интереса“ находятся сервисы PaaS („платформа как услуга“). Объемы пока не те, но я думаю, что PaaS тоже будет развиваться. В рамках общей тенденции перехода от собственных продуктов к сервисам», — пояснил Андрей Захаров. А LinxLab уже занимается вопросами предоставления сервисов поддержки DevOps и контейнеров Docker.

Он также отметил, что клиенты и их разработчики часто начинают работу с использования публичных облаков. Когда продукт уже полностью отлажен, и его можно использовать в бизнесе — переходят к частным. Ведь тогда на первый план выходят проблемы снижения издержек и обеспечения информационной безопасности.

Что касается Saas, то LinxLab не видит смысла самим заниматься такими разработками. «Мы видим себя как marketplace наиболее востребованных SaaS. Например, MS Office 365. Чтобы клиент пришел и выбрал из каталога нужные ему услуги. Сейчас мы это развиваем и выбираем вендоров для сотрудничества по PaaS и SaaS. Сами мы SaaS разрабатывать не будем. Мы исторически занимаемся инфраструктурой».

Версия для печати (без изображений)