Динамика российского рынка источников бесперебойного питания (ИБП) за несколько последних кварталов не слишком впечатляет. Как свидетельствует ITResearch, по итогам 2018 г. этот рынок оставался стабильным в пределах статистической погрешности, а в I кв. 2019-го уже продемонстрировал заметное снижение — на 24,4% в количественном и на 16,7% в денежном исчислении по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Слабая динамика спроса на ИБП во многом обусловлена прекращением действия такого мощного стимулирующего продажи фактора, каким стал для российского ИТ-рынка целый ряд крупных инфраструктурных проектов в 2017 г. В частности, ввод в эксплуатацию объектов прошедшего в России Чемпионата мира по футболу — 2018. Инфраструктура, создававшаяся с немалым запасом, сейчас начала входить в фазу активной эксплуатации, и потенциал её далеко ещё не исчерпан.

Приступив к освоению возведённых и оборудованных буквально только что ЦОДов и иных крупных объектов, заказчики естественным образом принялись сокращать закупки нового оборудования — в том числе трёхфазных ИБП большой мощности. Потребительский спрос на источники бесперебойного питания, кстати говоря, также испытал спад: доходы населения в последнее время практически не растут. И хотя уровень закредитованности, по статистике ЦБ РФ, увеличивается, ИБП — совершенно не тот товар, ради которого рядовой потребитель решился бы взять кредит.

В мировом масштабе одним из важнейших драйверов продолжающегося роста рынка ИБП остаётся весьма динамичное увеличение энергопотребления в самых густонаселённых странах — КНР и Индии. Всё более весомая доля энергозатрат приходится там на чувствительное к качеству электропитания современное оборудование, в той или иной степени «умное». Это эффективно стимулирует спрос на ИБП с целью обеспечения бесперебойной работы техники и минимизации расходов на ремонт и восстановление после сбоев, обусловленных (весьма нередкими) неполадками в системе энергоснабжения.

По оценке Global Market Insights, в одной только Индии и в один лишь сегмент «умного» города к 2020 г. власти страны намерены инвестировать 7,5 млрд. долл.: средства эти пойдут на развитие высокотехнологичной цифровой муниципальной инфраструктуры в сотне урбанистических центров. Этот и подобные ему проекты делают ставку на постоянно подключённые автономные либо полуавтономные устройства, непрерывно генерирующие внушительные потоки данных, и потому органично порождают потребность в широком спектре сопутствующих решений инженерной инфраструктуры — в частности, в ИБП различного назначения и разной мощности.

Ещё одним драйвером роста для сегмента трёхфазных ИБП в Азии стало поступательное развитие индустрии HoReCa: оборудование для современных отелей слишком дорого обходится и чересчур требовательно к качеству энергопитания, чтобы пренебрегать его надёжной защитой. В Европе же стимулирующее воздействие на этот сегмент оказывает, по наблюдениям Global Market Insights, тенденция к реиндустриализации, наметившаяся на фоне затяжных торговых войн в мировом масштабе. Отсутствие дешёвой местной рабочей силы и политические трудности, связанные с её импортом из менее развитых стран, придают дополнительный импульс развитию высокоавтоматизированных производств и логистических каналов — которые, в свою очередь, остро нуждаются в мощных, высокоэффективных и надёжных ИБП.

Консолидация корпоративных инфраструктур, введение в эксплуатацию новых и расширение уже построенных коммерческих дата-центров, развитие периферийных вычислений — эти и многие другие факторы способствуют развитию рынка трёхфазных ИБП и в России. Учитывая утверждённые на уровне госпрограмм планы развития современных высокотехнологичных производств, можно ожидать дальнейшего оживления в этом сегменте.

Спрос рождает предложение

Трёхфазные ИБП, как правило, применяют для питания нагрузки мощностью от 10 кВА. Они востребованы практически во всех профессиональных областях: центры обработки данных, промышленность, инфраструктурные объекты, централизованное питание офисных зданий и т. п.; об этом говорит, в частности, Александр Кюн, ведущий менеджер по продукции для ИТ-инфраструктуры компании Rittal.

По опыту Александра Колесникова, старшего менеджера по продукту направления Network Energy компании Huawei Enterprise в России, продажи трёхфазных ИБП в основном связаны с ЦОДами, машинными залами телеком-операторов и небольшими серверными.

Как отмечает Сергей Козлов, главный специалист — проектировщик систем электроснабжения ГК «Компьюлинк», трёхфазные ИБП более эффективно, чем однофазные, разгружают нейтральный провод от гармоник тока и в целом способствуют более безопасной и надёжной работе крупных систем.

Вигель Антонов, технический директор Tegrus, указывает, что трёхфазное подключение считается более надёжным, чем однофазное, и способно передавать большую мощность при том же сечении кабеля, обеспечивая более равномерную нагрузку на сети.

Практически все принявшие участие в опросе itWeek эксперты подтвердили, что в нынешнем году динамика продаж как трёхфазных, так и однофазных ИБП в России — (слабо)негативная, объяснив это общей стагнацией отечественного рынка. Но какую именно долю составляют трёхфазные ИБП в общем объёме продаж — по этому вопросу единого мнения у экспертов нет. Так, по оценке Виктора Лапидуса, менеджера по работе с ключевыми клиентами Delta Electronics, на данный момент в ценовом выражении трёхфазные модели занимают порядка 25% от всего рынка ИБП: «По сравнению с прошлым годом доля трёхфазных ИБП по отношению к однофазным в деньгах сохранилась, но в штучном выражении выросла».

Такую же оценку — примерно 25% рынка в деньгах — даёт Павел Лебедев, директор по развитию IPPON в России: «Трёхфазный сегмент в этом году несколько упал, что связано с большими прошлогодними инфраструктурными проектами. ИТ-отрасль на данный момент является лидирующей».

По мнению же Марата Деянова, менеджера по развитию бизнеса департамента ИБП OCS Distribution, рынок трёхфазных ИБП «классически исчисляется долей от 5 до 10%».

«На наш взгляд, продажи делятся в соотношении 65% на однофазные и 35% на трёхфазные ИБП, если в качестве маркера рынка взять, например, результаты продаж APC by Schneider Electric и Powercom, — говорит Надежда Пчелинцева, директор департамента „Сети и телекоммуникации“ компании „Марвел-Дистрибуция“. — Консьюмерский однофазный сегмент растёт в штуках, но сокращается в деньгах. Трёхфазный держится гораздо лучше».

Эту оценку подтверждает Алексей Морозов, руководитель направления «Маркетинг» коммерческой дирекции «Парус электро»: «В денежном выражении трёхфазные ИБП занимают сейчас более трети рынка и имеют лучшую динамику роста по сравнению с однофазными системами».

Григорий Карулин, руководитель направления трёхфазных ИБП Powercom, уточняет: «Трёхфазные ИБП по доходам от продаж занимают 30% рынка, однако в количественном выражении это 0,4% всего объёма продаж. По сравнению с однофазным сегментом трёхфазный растёт быстрее. И происходит это уже довольно давно».

Единичный коэффициент мощности для отрасли здравоохранения

POWERCOM переходит на единичный коэффициент мощности во всех моделях трехфазных ИБП.

Этот параметр в эпоху глобальной цифровизации является одним из основных при выборе ИБП для многих отраслей; не стала исключением здесь и медицина.

На медицинских форумах и конференциях все острее звучат вопросы качества электроснабжения, ведь технологии в оборудовании и информационных системах, используемых в медицине, за последнее время претерпели значительные изменения и продолжают стремительно развиваться.

Защищаем медицинское оборудование

Благодаря государственным программам на всей территории России стало широко использоваться высокотехнологичное оборудование — магнитно-резонансные томографы, аппараты УЗИ и рентгена и другие диагностические системы. Эти приборы позволили существенно повысить качество медицинских услуг.

Подробнее

По словам Александра Халаева, вице-президента компании Tripp Lite в странах Центральной и Восточной Европы, России и СНГ, Ближнего Востока и Северной Африки, трёхфазные ИБП занимают 30–40% рынка систем бесперебойного электропитания: «Хотя трехфазные и однофазные ИБП используются для разных задач, динамика продаж для этих типов прослеживается одинаковая, так как определяется общим состоянием рынка».

Портрет заказчика и консолидация

Заказчик трёхфазных ИБП большой мощности консервативен: к ним в основном относятся государственные и крупные частные компании. Надежда Пчелинцева обращает внимание на то, что если прежде основным потребителем трёхфазных ИБП были промышленные компании, то теперь это заказчики, которые обеспечивают энергетическую безопасность хранилищ данных и ЦОДов: «То есть раньше чаще всего защищали производство, а теперь — информацию».

По словам же Марата Деянова, ИТ-отрасль, напротив, исторически потребляет наибольшую долю рынка трёхфазных ИБП: «Ведь в системах ЦОДов самое ценное — это информация, которую обрабатывают серверы и аккумулируют системы хранения данных».

«Конечным заказчиком всё чаще выступает госсектор, вытесняя коммерческие структуры, — говорит Виктор Лапидус. — Тенденция к консолидации корпоративных инфраструктур на российском рынке уже заметна. Это находит отражение в увеличении доли все более мощных онлайн-ИБП и уменьшении линейно-интерактивных и офлайн-ИБП в проектах».

Сергей Козлов вполне согласен с тем, что заказчику выгоднее использовать централизованный ИБП для подключения рабочих мест сотрудников, чем несколько десятков, а то и сотни мелких бесперебойников.

«Необходимость сокращения издержек у корпоративных заказчиков принесла на наш рынок мировую практику создания централизованной защиты электропитания, — свидетельствует и Алексей Морозов. — Для офиса или отделения компании ставится один мощный ИБП, обеспечивающий „чистую“ линию электропитания. Такой ИБП проще контролировать и обслуживать, при этом он обеспечивает более высокое качество выходного напряжения».

Тренд перехода от однофазного ИБП в каждой стойке к трёхфазным централизованным устройствам, питающим комплексную инфраструктуру, явно, на взгляд Александра Кюна, прослеживается всё последнее десятилетие: «Даже в серверных, состоящих из одной-двух стоек, уже можно увидеть современные ИБП, в том числе модульной конструкции».

Крупные компании обычно создают инфраструктуры с мощной централизованной системой бесперебойного электроснабжения, указывает Сергей Косецкий, коммерческий директор компании X-Com: «Для них данный подход экономически обоснован, позволяет повысить надёжность ИТ-комплекса и обеспечить непрерывность рабочих процессов. Если же требуется оснастить рабочие места небольшого количества пользователей, целесообразнее установить индивидуальные ИБП для каждого из них».

А вот Александр Колесников не видит на российском рынке тренда к консолидации корпоративных инфраструктур: «Нередко бывают проекты, когда заказчик приобретает сотни маломощных ИБП для защиты распределённой нагрузки на объекте». Вероятно, дело в том, что ставка на большие централизованные ИБП характерна для объектов, которые создаются с нуля. Для них система бесперебойного электропитания отделяется от общей системы электроснабжения ещё на этапе проектирования. Радикальная же перестройка существующей энергосети с целью обеспечения её защиты несколькими мощными ИБП не всегда экономически оправдана.

Схожей точки зрения на консолидацию инфраструктуры придерживается Марат Деянов: «Нет, такого тренда не существует. Соотношение рынка однофазных и трёхфазных ИБП подвержено незначительным девиациям, но цифры всегда примерно одинаковы».

Григорий Карулин несколько менее категоричен в своей оценке: «Тренд на консолидацию корпоративных инфраструктур на российском рынке заметен, но в данное непростое время идёт, исходя из экономических соображений, по пути снижения совокупной стоимости владения».

Александр Халаев философски резюмирует: «Консолидация инфраструктур — это не тренд времени, это нормальный процесс развития компании».

Детализированное сравнение сценариев применения распределённой системы энергозащиты (недорогие ИБП с базовой функциональностью у каждого компьютера) и централизованной (один мощный ИБП в консолидированной инфраструктуре) проводит Денис Андреев, руководитель департамента систем бесперебойного питания Landata. Он обращает внимание на то, что сценарии эти в существенной мере различны, и первый из них — это вовсе не усечённый (по необходимости или незнанию) вариант второго. Так, если в общей сети электропитания заказчика нет значительных помех (график близок к синусоиде, отсутствуют спорадические всплески напряжения и т. п.), то, вообще говоря, нет и необходимости серьёзно корректировать входное напряжение.

Другой вариант: на компьютерах/серверах, защиту которых обеспечивают разрозненные недорогие ИБП, не содержится критичная для бизнеса информация (её потеря не приведет к финансово значимым последствиям). И третий вариант: бизнес-процессы не диктуют необходимость длительной, свыше десяти минут, работы от аккумуляторных батарей (скажем, речь идёт о ПК офисных сотрудников, которые в любой момент смогут, заслышав тревожное пищание ИБП, корректно завершить свои сеансы и выключить компьютеры). Во всех этих случаях логично сделать ставку на распределённую систему небольших простых ИБП при каждой рабочей станции (каждом сервере).

Совсем другое дело, если заказчик вынужден мириться с низкокачественной силовой сетью, напряжение в которой нестабильно из-за «фонящего» промышленного оборудования, слабости локальной электроподстанции, плохого состояния электропроводки и т. п. Или же компьютеры/серверы заказчика содержат критичную для бизнес-процессов информацию, или полезная нагрузка обязана работать, если питание отключается более чем на десять минут (речь может идти о телефонной станции, серверной, узле связи и т. д.). Во всех этих ситуациях уже следует применять централизованную систему с мощным ИБП.

Объективных недостатков с точки зрения заказчика у ИБП высокой мощности, по сути, всего два: это необходимость проведения немалой подготовительной работы перед его установкой (прокладка выделенной электрической сети, отведение особого помещения под систему ИБП, выбор самой этой системы, пусконаладка и т. д.), а также, разумеется, немалый размер потребного бюджета. Достоинств же существенно больше: высокая надёжность, простота обслуживания в результате централизации усилий персонала, безупречное качество напряжения на выходе (обеспечивается схемой On-Line с двойным преобразованием) и повышение помехоустойчивости полезной нагрузки в ЛВС благодаря отвязке его по питанию от базовой электросети, к которой подключены все прочие потребители энергии в данном здании. Гибкость консолидированной системы позволяет к тому же увеличивать время автономной работы привилегированных потребителей за счет второстепенных путём отключения некритичной для бизнес-процессов нагрузки.

Специфика масштабирования

Многие разработчики ИБП не только предлагают потенциальным заказчикам широкие модельные ряды, ориентированные на решение самых разных задач, но и готовы создавать кастомизированные (порой достаточно глубоко) устройства под специфические нужды конкретного заказчика. «Часто особые требования предъявляют заказчики со сложной территориально распределённой структурой, — отмечает Марат Деянов. — Все остальные потребности удаётся закрывать имеющимся в линейке оборудованием».

Александр Кюн добавляет: «Как правило, специфические требования к ИБП связаны с затруднёнными условиями эксплуатации. Большей частью — с повышенной запылённостью и широким диапазоном температур в месте установки. Так как ИБП сложно модифицировать под все специальные требования, есть возможность использования стандартных источников бесперебойного питания в специализированных корпусах».

«Требования заказчиков почти всегда выходят за рамки стандартных решений, — комментирует Вигель Антонов, — но обычно эти требования связаны не с изменением конструкции ИБП, а с инфраструктурными решениями в целом».

По опыту Александра Колесникова, заказная модификация и тем более разработка с нуля ИБП даже для очень крупного заказчика — явление чрезвычайно редкое: «Обычно это занимает от трёх до шести месяцев в зависимости от уровня кастомизации. Конечно, данное оборудование мы используем в последующих проектах».

Как свидетельствует Павел Лебедев, подобная разработка занимает от одного месяца и более в зависимости от сложности технического задания и производится в основном для оборудования больших мощностей — от 80 кВА.

Марат Деянов сообщает, что производство кастомизированного оборудования требует четырёх-пяти месяцев, для сравнения приводя сроки производства обычного трёхфазного ИБП: четыре-пять недель.

Александр Халаев указывает широкий диапазон сроков кастомизации готового ИБП под специфические требования заказчика — от нескольких недель до нескольких месяцев в зависимости от глубины и сложности доработки.

Специфические требования к трёхфазным ИБП заказчики выдвигают, по словам Григория Карулина, довольно часто, но не все готовы ждать и платить повышенную цену: «Кастомизация в зависимости от сложности решения занимает от двух до шести недель, что влияет на общий срок поставки ИБП для конкретного проекта, делая стоимость ИБП выше стандартного решения. Вообще удел кастомизации трёхфазных ИБП — это индустриальные проекты, так что стоимость и сроки исполнения здесь заметно отличаются от рынка коммерческих ИБП».

Максим Орехов, технический эксперт Vertiv, приводит такой пример из своей практики: «Специально для одной из крупнейших ИТ-компаний мира был разработан ИБП со специальным температурным режимом и мощностью. Стоит отметить, что теперь эта модель стала доступна и другим заказчикам».

Сергей Козлов свидетельствует, что чаще всего требования кастомизации связаны с увеличением времени автономной работы устройств или же с ограниченными площадями доступных для установки оборудования помещений, что порождает необходимость в специализированном дизайне ИБП: «Но можно с уверенностью сказать, что на сегодняшний момент основная масса производителей ИБП дорожит каждым заказом и по возможности вносит необходимые изменения и доработки в свое оборудование. А при большом объёме заказа, если это финансово оправданно, они создадут для заказчика и новую модель ИБП».

По словам Алексея Морозова, в промышленных системах бесперебойного питания почти в каждом втором проекте имеются специфические требования. Поэтому кардинально решить задачу кастомизации таких решений для промышленного и технологического оборудования можно с помощью ИБП, построенных по модульной схеме. Разработка новой системы, по словам эксперта, в среднем проходит от полугода до года и требует значительных затрат: «Чтобы выйти на окупаемость и сохранить ценовое преимущество для заказчиков, масштаб производства должен измеряться даже не десятками, но сотнями устройств. В связи с этим экономически оправданно именно создание системы, изначально гибкой в плане конфигурации».

Специфика требований диктуется особенностями систем питания и функционирования оборудования, которое используют заказчики, подчёркивает Сергей Косецкий. Практически всё ИТ-оборудование работает от импульсных блоков питания, совместимых с большинством стандартных ИБП. Другое дело — резервное питание асинхронных двигателей, пусковые токи которых могут в разы превышать номинальную мощность. Здесь приходится выбирать значительно более мощные, а значит, дорогие типовые решения — или же заказывать разработку кастомизированной модели, отвечающей требованиям оборудования. «Нередко последний вариант оказывается предпочтительнее, а производитель учитывает специфичные потребности таких клиентов при разработке новых моделей устройств», — резюмирует эксперт.

В центре внимания — периферия

В России, как и во всём мире, заметен рост интереса к периферийным вычислениям (edge computing). Необходимость развёртывать вычислительное оборудование ближе к точке генерации данных связано с минимизацией задержки при передаче информации с мест в ЦОДы для её обработки. Именно первичную обработку «сырых» данных и принимают на себя периферийные вычислительные узлы, проводя заодно часть управленческих решений. Сергей Козлов приводит такой пример: корректировка режима работы промышленного оборудования может производиться локально, в результате сокращается объём данных, передаваемых в большой ЦОД, что избавляет заказчика от необходимости закладывать внушительную пропускную способность канала в проект реализации промышленного Интернета вещей.

Очевидно, что в отсутствие мощных, высокоэффективных, надёжных ИБП все преимущества edge computing оказываются под угрозой. Обычно узлы периферийных вычислений представляют собой малые ЦОДы, микроЦОДы или вовсе отдельные серверные стойки. «Следовательно, — заключает Сергей Козлов, — для их бесперебойной работы нужны трёхполюсные ИБП небольшой мощности, которые благодаря компактности и лёгкости будут проще в установке. Ничего особенного при этом от ИБП не требуется: должна быть возможность совместимости ИБП с edge computing и чтобы цена ИБП подходила заказчику. Дальнейшее развитие рынка периферийных вычислений убедит заказчика в преимуществе данной концепции».

Рост интереса к периферийным вычислениям в России стал явно заметен в последние годы, говорит Александр Кюн: «Развёртывание периферийных ЦОДов в промышленности часто связано с установкой микроЦОДов в неподготовленных условиях, например, прямо в производственном помещении. В таких случаях необходимо обеспечить физическую защиту всей ИТ-инфраструктуры микроЦОДа, в том числе и ИБП — от запылённости, от нарушения температурного режима, от физических воздействий. При правильной организации закрытой структуры на базе шкафа или линейки шкафов, имеющих изолированный внутренний контур охлаждения, внутри могут быть установлены ИБП, серверы и сетевое оборудование обычного вида без каких-либо специальных промышленных модификаций».

«Рост однозначно заметен, — соглашается Максим Орехов. — В большей степени он наблюдается среди заказчиков с распределённой инфраструктурой в таких сферах, как телеком, финансы, транспорт. Заказчики готовы приобретать такое оборудование, чтобы обеспечить бесперебойную работу, так как ввиду территориальной распределённости объектов и зачастую удалённости площадок расходы на устранение аварий могут быть высоки. В этом случае экономия на энергобезопасности может не только привести к перебоям в работе, но и потребовать существенных затрат на устранение проблемы».

«К сожалению, с точки зрения инженерной инфраструктуры интереса почти нет, — сокрушается Александр Колесников по поводу перспектив edge computing в России. — В основном его пытаются подогреть сами вендоры, наиболее продвинутые».

А по наблюдению Виктора Лапидуса, хотя интерес к периферийным вычислениям на российском рынке в определённой мере заметен, он проявляет себя скорее в отказе от трёхфазных ИБП в пользу однофазных, размещенных непосредственно в стойках с вычислительным оборудованием — наряду с кондиционером и распределением питания: «Такое решение позволяет быстро развернуть на объекте заказчика готовую инфраструктуру для периферийных вычислений».

Григорий Карулин также замечает, что для создания решений уровня микро- и наноЦОДов подходят как трёхфазные, так и однофазные ИБП, построенные по технологии двойного преобразования, причём для наноЦОДов — ещё и ИБП для размещения на DIN-рейку.

По словам Александра Халаева, интерес к периферийным вычислениям на российском рынке растёт, но чаще всего это решения на базе одной-двух серверных стоек мощностью до 10 кВА, — и поэтому к ним более применимы однофазные ИБП: «Но не исключаем и проектов, в которых лучше подойдет именно трёхфазный ИБП. Заказчики рассматривают специализированные решения для периферийных вычислений, но всё чаще — комплексные» .

Середина, но золотая ли?

Трёхфазные ИБП традиционно воспринимались рынком как дорогостоящее оборудование для корпоративных заказчиков. В последнее же время цены на подобные устройства становятся более демократичными: активно развивается сегмент среднего ценового предложения трёхфазных ИБП. Однако снижение цены на трёхфазные ИБП при сохранении необходимых характеристик может произойти, разъясняет Сергей Козлов, только при условии, что цены снизятся на соответствующие комплектующие: «Это задача каждого производителя ИБП — кто дальше продвинется в этом, тот несомненно увеличит объём продаж, а это уже непременно приведет к дальнейшему снижению цены».

Наращивать же объёмы поставляемого на рынок оборудования под силу, как отмечает Виктор Лапидус, только крупным игрокам рынка ИБП: «Сегодня в своих решениях лучше полагаться только на известных и проверенных временем производителей. При выборе поставщиков, предлагающих более дешёвые решения, есть риск столкнуться с простоем оборудования, затраты на который могут намного превысить сэкономленные при поставке средства».

Многие вендоры, по словам Максима Орехова, достигают снижения стоимости своих ИБП путём переноса их производств в страны с более дешёвой рабочей силой, часто азиатские. Однако заказчики, подчёркивает эксперт, смотрят на совокупную стоимость владения, а не только на начальную стоимость: «Экономия на проектах достигается благодаря использованию модульных унифицированных решений, которые позволяют за счёт типизации сократить стоимость и сроки производства».

Александр Халаев согласен, что тренд появления трёхфазных линеек с демократичными ценами у многих производителей присутствует, но наблюдает его лишь на начальных мощностях — примерно до 60 кВА: «Это мощностное ограничение позволяет производителям снизить влияние этого тренда на сегмент более дорогих систем для крупных ЦОДов мощностью в сотни киловольт-ампер».

Как о тревожной тенденции Алексей Морозов говорит о том, что даже известные производители стремятся упростить продукцию для защиты ответственного оборудования: «Есть риск снижения функциональности и надёжности подобных урезанных решений по бесперебойному питанию, а соответственно, и потери репутации заказчика. Скорее в современном мире высокой конкуренции правильнее снижать наценку на узнаваемость бренда и предлагать решения с оптимальным соотношением цены и качества».

Всё чаще сегмент среднего ценового предложения в моноблочных трехфазных ИБП разрабатывается как продолжение и удешевление дорогостоящих модульных решений, на разработку которых у производителя ушли значительные силы и средства, говорит Григорий Карулин: «Унификация и downgrade систем управления и мониторинга, силовых модулей позволяет обеспечить в сегменте моноблоков средней мощности ожидаемые характеристики и качество продукции. Рынок флагманских модульных ИБП несёт в себе практически все новые веяния и технологии, что делает удешевление этого сегмента невозможным. За „высокие девятки“ и Li-ion приходится платить».

Марат Деянов также обращает внимание на то, что ИБП сами по себе и решения на их основе — это всё-таки разные рыночные продукты. Решение — это комплексное предложение, максимально отвечающее запросам заказчика и включающее как ИБП с аккумуляторами, так и системы распределения питания (PDU), средства кондиционирования, системы мониторинга и доступа и многое другое: «Считаю, что сравнивать их нельзя. У ИБП и у сложных решений свои потребители».

Сергей Козлов, в свою очередь, отмечает, что в приоритете у крупных заказчиков — надёжность систем и минимизация рисков отказа. По этим параметрам дорогостоящие трёхфазные решения находятся на несколько ином уровне по сравнению с дешёвыми трёхфазными ИБП.

На рынке тяжёлых ИБП, подчёркивает Павел Лебедев, значительная доля стоимости приходится на услуги. Однако и трёхфазное оборудование само по себе всё-таки становится дешевле, подтачивая тем самым спрос на более мощные системы: «Часть продаж будет каннибализирована».

Реальность тренда трёхфазного оборудования в сторону среднего ценового диапазона подтверждает и Александр Колесников: «В большей степени это касается трёхфазных ИБП средней мощности. Для снижения стоимости используются стандартные наработки и компоненты, применяемые в старших версиях. Мощность при этом может искусственно ограничиваться в силу конструкционных особенностей или же программно».

Заказчики, которые покупают оборудование для защиты критически важных объектов, куда уже вложены огромные средства, как правило, не стремятся экономить на ИБП и делают выбор в пользу дорогостоящих, но проверенных решений, говорит Надежда Пчелинцева: «На наш взгляд в ряде случаев в сегменте трёхфазных ИБП практически нет среднего ценового предложения. Компромиссы, конечно, встречаются. Например, российский производитель „Импульс“ удачно балансирует на соотношении цены и качества. Вполне возможно, что в ближайшем будущем удастся сформировать предложение в среднем ценовом диапазоне за счёт подобных игроков».

Расти и меняться

Оживить сегмент трёхфазных ИБП в оставшиеся месяцы 2019-го и в 2020 г. способны, по мнению Сергея Козлова, компании, склонные придерживать реализацию уже намеченных проектов до лучших времён: «Ситуация на рынке указывает, что значительная часть таких компаний обратит свое внимание на производителей ИБП с низкобюджетными ценами. Свой вклад в динамику рынка могут внести также объекты, построенные раньше и теперь нуждающиеся в серьёзной модернизации».

Основной драйвер роста на российском рынке, указывает Виктор Лапидус, — это национальные проекты, в которых как раз чаще всего и применяются трёхфазные ИБП.

Александр Колесников уточняет, что драйверами роста продаж в конце года, как правило, становятся государственные и крупные коммерческие заказчики, поскольку бюджетное планирование у них привязано к календарному году.

В связи с развитием процессов импортозамещения Вигель Антонов отмечает рост предложения ИБП российского производства, а также расширение спектра предложений азиатских производителей.

На взгляд Максима Орехова, драйверы роста продаж трёхфазных ИБП — это рост количества объектов, где они применяются: «Несмотря на экономическую ситуацию, в стране постоянно открываются новые ЦОДы. Это будет продолжаться и в 2020-м».

«Я не вижу сейчас причин для роста рынка, — комментирует Марат Деянов. — Нет крупных федеральных проектов типа чемпионата мира. Рынок стагнирует, а если верить цифрам, то и немного поджался. Однако III и IV кварталы всегда были ударными с точки зрения реализованных проектов и закупок от партнёров. Проводятся многие отложенные тендеры, все заказчики стараются до конца года закрыть поставки и бюджеты. Прогноз на 2020-й: год будет хорошим, если рынок останется в тех же границах».

В оставшиеся месяцы текущего года вряд ли стоит ожидать кардинальных изменений, говорит и Алексей Морозов: «Следующий год — это повышение доли модульных решений среди трёхфазных ИБП, поскольку они дают гибкость в конфигурации решений при высокой надежности и ремонтопригодности. Конечно, пользователи модульных ИБП получат и преимущества за счет повышенного по сравнению с классическими моноблоками КПД и меньшей стоимости обслуживания».

По итогам 2020 г. Александр Халаев ожидает динамику продаж на уровне 2018–2019 гг. с возможными небольшими корректировками в пределах нескольких процентов: «Тенденций к прорывному росту пока нет. Развитие ИБП в стандартной топологии практически достигло потолка. Сейчас основное развитие трёхфазных ИБП лежит в плоскости доработок под использование с литий-ионными батареями, оптимизации габаритов и стоимости компонентной базы».

Главные направления технологического развития трёхфазных ИБП Сергей Козлов связывает с разработкой модульных решений, совершенствованием экономичных режимов работы (обеспечивающих повышение КПД), расширением возможностей программного обеспечения, с простотой и удобством сервисного обслуживания: «Ощущается тенденция внедрения модели экспертно-аналитических „умных“ систем, способных анализировать различные параметры электросети и цикличность подключения нагрузки. В результате снижается энергопотребление самого устройства, его тепловыделение, растёт срок службы».

Григорий Карулин развивает тему: «Модульные решения, единичный коэффициент мощности и 96%-ный КПД де-факто стали стандартом для современных трёхфазных ИБП. Без модульности невозможно минимизировать MTTR. Резервирование на уровне модулей, стоек и параллельных систем делает показатель MTBF минимальным. Единичный коэффициент мощности и КПД 96% снижают совокупную стоимость владения посредством снижения теплопотерь и увеличения плотности мощности на единицу занимаемой площади».

Марат Деянов разъясняет, что на сегодня КПД ИБП при работе в режиме онлайн упёрся в технологический предел 95±1%, и наращивать этот важнейший показатель далее пока возможно только посредством применения «умных» режимов. Поддерживает такую точку зрения Вигель Антонов, указывая, что дальнейшее развитие будет проходить в области ПО и мониторинговых сервисов. Максим Орехов конкретизирует: «На европейском рынке уже есть ИБП с „умными“ алгоритмами питания, так называемые peak shaving и grid support, но на российском рынке эти технологии не имеют широкого применения. Также идет постоянная работа над усовершенствованием систем аккумулирования энергии для ИБП: это аккумуляторы Li-ion и Pure Lead, кинетические накопители».

Виктор Лапидус выделяет такие тенденции в трёхфазном сегменте, как уменьшение занимаемой ИБП площади и постепенный, но всё более ощутимый по объёму продаж переход к использованию Li-ion АКБ вместо свинцово-кислотных. В особом выигрыше на этом направлении оказываются компании, располагающие собственным производством литий-ионных аккумуляторов и поэтому готовые предложить своим заказчикам сбалансированные по цене, качеству и площади решения.

Говоря о технологиях, которые будут драйверами роста продаж в ближайшие годы, Александр Колесников упоминает, в частности, модульные системы, повышающие надежность и позволяющие упростить обслуживание ИБП для любого заказчика, системы с КПД выше 97% в режиме двойного преобразования, а также интеграцию в системы бесперебойного электроснабжения умного мониторинга, который будет не только реализовывать стандартные функции контроля, но и обеспечивать предсказание аварийных ситуаций в системе.

Версия для печати (без изображений)