Вопрос, вынесенный в заголовок, интересует каждого, кто занимается софтверным бизнесом в России. Ответ на него, сейчас уже многим интуитивно понятный, обретает логическое подтверждение после бесед с людьми, совершившими поездку в эту далекую страну. Одним из таких людей, недавно вернувшихся из Индии, оказался хорошо знакомый нашим читателям президент ассоциации «Инфорус» Андрей Масалович.

Андрей Масалович

PC Week: Андрей, расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Индии или почему вы решили последовать примеру Афанасия Никитина и Владимира Путина? Поведайте предысторию этой поездки.

Андрей Масалович: Два года назад ИТ-индустрия России наконец-то ощутила себя отраслью и началась активность, связанная с созданием и работой ассоциаций. В ней приняли участие консорциум “Инфорус”, ассоциация РУССОФТ, много других, среди которых и Российская информационно-технологическая ассоциация (РИТА, www.ritarussia.com). Это зонтиковая ассоциация, в которую входит много других: “Сириус”, “Инфорус”, РОЦИТ, СОИ, АДЭ. Среди учредителей РИТА - Торгово-промышленная палата РФ (ТПП). Так вот, одним из результатов деятельности РИТА стало то, что Международный торговый центр (МТЦ) ООН, который в ООН ведет проекты по ИТ, начал включать в свои мероприятия российских экспертов, и я был одним из них. До этого большинство международных ИТ-проектов проводилось без России, и часто доходило до смешного: допустим, в Азебрайджане начинался проект, они просили русскоязычных экспертов, а тех приглашали из Литвы.

PC Week: А почему Россию не звали в международные проекты?

А. М.: Очень просто. Мир международных проектов устроен следующим образом: есть сильные страны-доноры с выраженными целями и финансовой поддержкой этих целей. Они хотят, чтобы конкретные международные проекты шли в определенном направлении, и готовы их оплачивать. На самом деле только очень небольшая часть денег идет просто на поддержку малоимущих или голодных в Африке. Большая часть денег - донорская, и она расходуется целевым образом. Например, даем деньги не просто малоимущим или не просто на ИТ-проекты, а на ИТ-проекты в Алжире, который согласился увеличить импорт автомобилей из Франции. Есть совершенно конкретный интерес, донор, условия. Существуют страны, которые “плачутся” и пытаются сделать себя “модными”. Например, сейчас модно вкладывать в Центральную Азию или в прикаспийский регион. А Россия поставила себя в очень странное положение, если точнее, то в никакое. Россия не позиционирует себя ни с теми, ни с другими: и денег не платит, и целей не формулирует, и финансирования не просит. Ей и не по статусу плакаться. Поэтому она была в стороне, а, к сожалению, международная деятельность устроена так, что если интерес не проявлен, то жизнь пойдет мимо, т. е. никогда никто не придет и не пригласит. В этом плане РИТА уже, несмотря на то что на внутреннем российском небосклоне мелькает мало, одну международную задачу выполнила.

PC Week: Психологи говорят, что у человека в мозгу в среднем от пяти до двадцати понятийных регистров и их число определяет глубину рекурсии, которую он себе может позволить. Надеюсь, что нашим читателям такие вот отступления от основной темы не в тягость:). Итак, вернемся на предыдущий уровень. Вы стали экспертом...

А. М.: Первое крупное заседание экспертов состоялось год назад в Женеве. А потом статус эксперта привел меня к участию в ряде круглых столов, и на одном из них индийцы проявили интерес к российскому ИТ и к российским ассоциациям. Причем пригласил нас вице-президент крупнейшей индийской ИТ-ассоциации NASSCOM. МТЦ ООН помог этот визит организовать и частично финансировать. Поддержка МТЦ обеспечила нам в Индии высокий уровень приема - мы встречались с представителями правительства, с руководством NASSCOM и других крупных ассоциаций, с руководством софтверных фирм первой руки, таких, как Infosys, TATA Consulting. Это был первый прорыв, причем инициированный индийской стороной, проявившей интерес к России.

Эта поездка не состоялась бы, если бы не следующая череда событий. Владимир Владимирович Путин, побывав в Индии, заявил о том, что Россия серьезно заинтересована в сотрудничестве, и в развитие этого сотрудничества ТПП РФ в начале февраля провела в Москве первый российско-индийский круглый стол по ИТ, который организовала РИТА при участии консорциума “Инфорус”. После него и был нанесен ответный визит. ТПП обеспечила его правительственную поддержку.

Подписано соглашение между консорциумом “Инфорус” и фирмой АВО

PC Week: Теперь о главном результате поездки - впечатлениях. В каких местах вы побывали и как долго?

А. М.: Мы посетили Нью-Дели и Бангалор. Основное время провели в Бангалоре и его окрестностях. Хотя и в Дели сейчас довольно активно развивается технопарк. Поездка в Индию длилась почти две недели, и все дни были расписаны по встречам “от и до”. Впечатление стратегическое: каждый, кто хочет что-то сделать для России, должен хоть раз совершить паломничество в Бангалор, посмотреть, как выглядит, когда это получается. Просто увидеть, что развитая ИТ-индустрия - это вот так, а не так, как у нас.

Я много где был и много чего видел, но на меня это впечатление произвело. Что такое Бангалор глазами руководителя небольшой компьютерной фирмы? Это город, в котором круглый год плюс 27 градусов, тепло, солнышко, великолепный климат. Город, где после университета или института индийцу платят 600 долларов и он обеспечен работой. Учтите, это в очень бедной Индии зарплата выпускника института, если он соблаговолил учиться по ИТ, 600 долларов. В Бангалоре трехкомнатная квартира стоит 30 000 долл., здесь работает 36 международных венчурных фондов, т. е. если хочешь заводить свое дело, есть идеи - пожалуйста. Здесь представлены все банки и вся нужная инфраструктура, и с точки зрения маленькой фирмы это - стыковка государственной воли, инструментов реализации этой воли, направленной на то, чтобы ИТ-отрасль экономики была экспортно-ориентированной (сейчас экспортная составляющая больше 58%). И принят набор простых правил, упрощающих деятельность: почти нулевые налоги с экспорта, нулевые пошлины на импорт. Если я занимаюсь экспортом ИТ, то смогу ввозить все, что для этого нужно, беспошлинно, но не могу ввезенное перепродавать. Это общение с государством через одно окошко, т. е. не двадцать фондов и налоговых инспекций, а один чиновник, с которым я общаюсь. Главное, что я почерпнул из идей технопарков, - возможность общения с правительством через одного чиновника.

PC Week: У каждой фирмы один свой чиновник?

А. М.: Нет, естественно, один чиновник обслуживает несколько фирм, но фирма бегает не по двадцати-тридцати чиновникам, а все свои налоговые и прочие взаимоотношения с правительством оформляет через одно окно. Это очень продуманная система кредитов, отсрочек платежей и налоговых каникул, если нужно. Гибкая, продуманная и проверенная система.

Я для себя оцениваю жизнь любого региона по количеству подъемных кранов. Идешь и смотришь, сколько зданий строится. В Бангалоре строится много. Хотя, если сравнить их представления двухгодичной давности и сегодняшние, разница видна. Они прогнозируют рост, причем по некоторым секторам ИТ на 40-50% годовых и очередной миллиард прироста оборота в ИТ. Общий годовой рост по ИТ прогнозируется в 4-8%. Тем не менее индийцы сейчас почти не вспоминают программу выхода на оборот в 50 млрд. долл., принятую три года назад. Они не вспоминают свои планы двухлетней давности, по которым в этом году планировали выйти на 14 млрд. долл. Сегодня оборот в ИТ - около 7 млрд. То есть рыночные условия серьезно усложнились, позиции Индии немного пошатнулись, и это дает шанс российским компаниям.

Если попытаться сформулировать, что нам надо у них перенять, т. е. назвать преимущества организованной жизни, которые мы у себя можем внедрить, то одно из главных их достижений - финансовая открытость: они знают все цифры, и эти цифры у всех одинаковые. На столе у любого чиновника и у любого бизнесмена одна и та же картинка - каков рост оборота, объемы производства, как они распределяются по секторам. В России же практически нет общепризнанной рыночной информации. Мы ведем сейчас проект по биоинформатике и биотехнологиям, я могу для примера привести высказывания двух крупных российских чиновников на двух государственных сайтах, опубликованных с интервалом в три недели. Один сказал: “Как известно, объем нашей отрасли 12 млрд. руб.”, другой: “Как известно, объем нашей отрасли 35 млрд. руб.”. Два чиновника называют цифру, за которую они отвечают, с разбросом в три раза. В Индии все знают цифры, и эти цифры у всех одинаковые, т. е. существует официальная, всеми признанная четкая статистика.

PC Week: Хочется немного отвлечься. Биотехнологии и биоинформатика очень интересные области, неужели здесь что-то в России проснулось?

А. М.: Я, как аналитик, для себя определил, что будет популярным через три года, и занимаюсь этим сейчас, чтобы когда это станет востребованным, у нас уже был задел. Два года назад мне показалось, что через два года будет бум на биоинформатику, и тогда же мы затеяли портал “Русбиотек”. Мы его сделали и ведем: www.rusbiotech.ru - центральный российский портал по биотехнологиям. За это время мы были информационными спонсорами всех событий в этой области, со всеми передружились, весь рынок знаем, собрали базу данных. Но бума не произошло. И сказать вам, почему? В Бангалоре, где биотехнологий нет совсем, год назад решили, что это перспективно, что биотехнологиями неплохо бы заняться. Там не было ничего - институтов, инфраструктуры, кадров, производства, ничего. Но возникла воля. Что они сделали? Они выпустили книжку «The millennium biotech policy». В ней правительство Бангалора в красках расписывает, почему биотехнологиями надо заниматься именно у них: про инфраструктуру, про подготовку кадров, льготы, финансы, подготовку производств, с кем и как они сотрудничают, как это увязывается в мировые схемы. В брошюре есть ответы на все вопросы, и с ней согласны и представители бизнеса, и представители местной администрации. И вот результат: на участие в конференции «Биотехнологии и бизнес» в Бангалоре подали заявки более 30 международных венчурных фондов. А на одноименной конференции в Москве инвесторов не наблюдалось совсем. Сила бангалорской брошюры в том, что она есть. Я ее демонстрирую на многочисленных конференциях и призываю написать такую же. Почему бы Москве не стать центром биотехнологий, а не Бангалору? У нас всего больше, у нас есть Пущино, Институт канцерогенеза. Проект, который мы начали два года назад, очень хорошо развивается.

PC Week: Проблема прогнозирования будущего довольно сложна. Есть циклы Кондратьева, он предсказывал на 2015 г. активный рост биотехнологий. Каково ваше обоснование вывода в пользу биоинформатики?

А. М.: У меня есть частный прогноз, который базируется на нескольких предпосылках. Одна из них - можно спрогнозировать рост будущих секторов просто по их поведению в биржевых индексах в нестабильные моменты: если все прыгает, а они стоят, значит, этот сектор более перспективен. Положение с акциями биотехнологических компаний показывает бо/льшие ожидания инвесторов, чем остальные секторы. А большие ожидания инвесторов, как правило, материализуются. Прогноз согласуется с тем, что описано в книге О’Нила “Как делать деньги на акциях”. Второе: существует так называемая теория ротации групп, по которой описывается, какой сектор за каким начинает расти. Сейчас для российского рынка время фармакологии, вы это можете видеть по открытию новых аптек. А затем наступит время более широкого сектора - биотехнологий. К сожалению, у нас в стране никто не занимается общим анализом - во что вкладываться через год или два. И наконец, третье: мне тогда показалось, что через два-три года биоинформатика придет к пониманию, что дальнейшее развитие уже не дело прикладного специалиста, а дело математика соответствующей квалификации. Ведь фактически когда геном расшифрован, задача переходит в область data mining. Обнаружили, например, что проститутки Конго не подвержены СПИДу. Значит, надо собрать образцы ДНК от ста особ, не подверженных СПИДу, и от тысячи подверженных. И математик без единого биолога укажет на генетическое различие.

Я ждал, что появится спрос на математиков. К сожалению, он откладывается на три-пять лет. Обидно, потому что инструменты для этого есть, и мешает только гордыня биологов. Им кажется, что без прикладного специалиста разобраться невозможно. Они не понимают, что для дальнейшего развития в команде, которая занимается геномикой, а еще более протеомикой (белками), в математике уже есть средства моделирования для создания новых белков, т. е. математически проблем там нет. Просто размер задачи пугает. Непрофессионалу кажется, что это смоделировать невозможно. Точно такая же гордыня была лет 15-20 назад у финансистов, считавших, что математиков в их область подпускать нельзя, потому что финансовые задачи требуют финансового мышления. И они очень долго противились тому, чтобы просто анализировать большие базы.

PC Week: Впечатление, что людям не нужны миллиарды?..

А. М.: Если вернуться к Индии, то самое первое отличие их от нас, которое мне бросилось в глаза: я сажусь разговаривать с кем бы то ни было, с госчиновником, с маленькой фирмой, с ассоциацией, они разворачивают карту мира и говорят: “Я занимаюсь конверторами для XML (или какой-либо мелкой технической задачей). Мировой рынок конверторов для XML составляет 650 млн. долл., но в этом году он вырастет до 850 млн. Большая часть задач покрывается такими-то крупными игроками, но есть частные задачи, которые не решены в силу некой специфики. Они образуют совокупный мировой рынок порядка 100 млн. долл. На нем сейчас появились первые экспериментальные продукты, один из них наш. Мы на этом рынке видим свою долю в размере 50 млн.”. То есть они себя ощущают частью мира, они мир знают, они готовы туда идти. Знают игроков и их возможности, и не боятся, зная, что могут предложить. То есть у них есть понимание того, что они часть вселенной, а не крестьяне, которые в каком-то колхозе выращивают свою картошку и ничего вокруг не видят. Я раньше даже у руководителей российских фирм первой руки этого понимания не видел: что мы часть мира, и мы миру нужны, и мы готовы, и продукция российской ИТ ничем не хуже, чем продукция Аргентины или, например, Египта.

В Индии в момент, когда государство перестало мешать развитию экспортного потенциала ИТ-отрасли (не начало помогать, а перестало мешать!), совокупный объем экспорта составлял 250 млн. долл. У нас сейчас как раз 200-250 млн., - это тот порог, до которого отрасль может дойти сама. А прыгнули они с 250 до миллиарда, когда набор действий государства стал целенаправленным. Некоторые шаги оказались очень правильными. Вернувшись в Рос- ию, я специально потратил много времени, изучая, что сделало Индию Индией. И вот что должен сказать: там не меньше воруют, там не меньше азиатского менталитета (а может, и больше), там не меньше “кидают”, а может, и больше, индийцы в делах бизнеса не эталон. Там совершенно не меньше коррупции, там ее больше. Но они не покушаются на корову, которая приносит молоко. Они поняли, что ИТ - это дойная корова, которая может кормить страну. В Индии сейчас 46% совершеннолетнего населения неграмотно. И это не мешает иметь отстроенную ИТ-отрасль. То есть страна сама по себе не эталон с точки зрения информационных технологий, коммуникаций, общего развития. Но они создали отрасль исходя из понимания ее важности. И если они воруют везде, то при этом обеспечивают жизнеспособность отрасли. Они там берут взятки, которые не вредят строительству. Главное, на уровне руководителей фирм, от мелких до крупных, существует понимание себя как части мира.

Второе. Индия преодолела этот магический рубеж в миллиард долларов при следующих обстоятельствах (я не берусь сказать, что они единственные). Пришел к власти Раджив Ганди, молодой премьер-министр, который понял приоритетность ИТ. Появилась четко оформленная государева воля: “Делайте что и как хотите, но ИТ-индустрии не мешайте”. Далее. Человек, которого он лично знал и с которым учился, руководитель Департамента электроники доктор Н. Сешагири, стал личным советником президента по ИТ. Стратегию государства продумывал один грамотный человек, все остальное развивалось просто за счет государевой воли, четко выраженного курса и поддержки министерства финансов. Образовался кулак, который пробил все препоны. А сопротивления там было не меньше, чем у нас: там были технопарки, через которые пытались продавать сигареты и алкоголь; точно так же налоговыми льготами пользовались все кому не лень. Но воля высшего руководителя страны обеспечила скачок.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати