АССОЦИАЦИИ

Последние два-три года вопросы отечественной отрасли экспортно-ориентированной разработки ПО (ЭОРПО) неизменно находятся в поле зрения российской ИТ-общественности. Создается впечатление, что именно ассоциации "РусСофт", представляющей интересы этого сегмента рынка, удалось добиться наибольшего успеха (по крайнем мере внешне) в установлении контактов с государственными структурами (в первую очередь Минэкономразвития), курирующими компьютерную индустрию. Благодаря ее PR-активности о российских разработчиках стали чаще упоминать за рубежом, об их замечательных перспективах узнали жители нашей страны, даже очень далекие от проблем ИТ-рынка.

Однако хотелось бы сразу сделать важное замечание (я об этом писал и ранее, например, в PC Week/RE, N 48/2003, с. 36): по большому счету о реальных достижениях, текущем состоянии и перспективах развития ЭОРПО сколько-нибудь достоверной информации нет. Маркетинговые исследования в данной области практически не проводятся, да и о понятных методиках их выполнения практически ничего не известно. Правда, порой на различных мероприятиях приводятся (обычно чиновниками высокого ранга) какие-то объемы, исчисляемые сотнями миллионов долларов, но выяснить источники этих сведений, а тем более уточнить содержательный смысл представляемых данных обычно не удается.

Конечно, в тех или иных случаях можно оперировать данными об успешном развитии некоторых ведущих компаний отрасли. Но, к сожалению, эти показатели отнюдь не являются автоматическим отражением состояния рынка в целом. В то же время есть целый ряд объективных косвенных фактов, которые говорят, что реальные успехи ЭОРПО совсем не столь значительны, как это прогнозировалось два-три года назад и как это порой видится в официальных докладах. Одним из свидетельств тому является продолжающийся сложный процесс консолидации российских разработчиков ПО.

Деятельность "РусСофта" в последнее время устойчиво ассоциировалась с именем ее президента Валентина Макарова. Однако пару месяцев назад стало известно, что он намерен покинуть этот пост и вернуться на работу в родной Санкт-Петербург *1.

_____

*1. На прошедшей в конце февраля отчетно-выборной конференции "РусСофта" президентом ассоциации был утвержден Владимир Спиридонов, ранее работавший генеральным директором ООО "Алгоритм Групп".

Подобная информация настораживает уже сама по себе, хотя в принципе в таком развитии карьеры профессионального менеджера, не связанного историческими корнями с ИТ-бизнесом, нет ничего необычного.

Но в начале марта питерский консорциум "Форт-Росс" объявил о двух важных событиях: во-первых, что г-н Макаров вернулся в качестве руководителя именно в эту организацию, во-вторых, что компания намерена расширить сферы своей деятельности и одним из шагов в этом направлении стало открытие московского офиса. Десятого марта там состоялась встреча журналистов с новым (вернувшимся) президентом "Форт-Росса" Валентином Макаровым.

Чтобы лучше оценить значимость данных событий, стоит вспомнить недавнюю историю.

"РусСофт": выбор стратегии и приоритетов

Процесс консолидации отечественной отрасли ЭОРПО начался на рубеже тысячелетий, причем активнее всего вне Москвы: небольшим региональным компаниям объединение усилий требовалось в первую очередь. Как наиболее сильный игрок с самого начала обозначил себя питерский консорциум "Форт-Росс", созданный еще в 1999 г. (о его истории см. статью Э. Пройдакова "Встреч мимолетных впечатленья" в PC Week/RE, N 13/ 2002, с. 33). Стоит отметить, что хотя по своему статусу "Форт-Росс" является некоммерческим партнерством, она изначально была нацелена на решение вполне конкретной деловой задачи: помощь компаниям-участникам в получении заказов, представление их интересов за рубежом. Проведение различных мероприятий (семинаров, конференций, обучение, сертификация) - это уже средство достижения цели.

Объединительные процессы на общероссийском (точнее, московском) уровне шли гораздо сложнее, крупным компаниям договориться между собой было не так просто. В октябре 2001 г. после долгого подготовительного этапа было объявлено о создании Ассоциации разработчиков программного обеспечения (АРПО), которая сразу стала претендовать на федеральный уровень, хотя в регионах ее чаще называли московской (PC Week/RE, N 39/2001, с. 1). Далее у АРПО был довольно сложный полугодовой период становления, завершившийся в марте 2002-го. Внешним его итогом стало то, что ассоциация получила название "РусСофт", а ее президентом был избран Валентин Макаров, бывший руководитель "Форт-Росса" (PC Week/RE, N 28/2002, с. 18). Немного позднее, на конференции SOS’2002 (PC Week/RE, N 29-30/2003, с. 27) было объявлено, что "Форт-Росс" входит в состав коллективного члена "РусСофт", а сам "РусСофт" намерен войти в главную ИТ-ассоциацию страны - АПКИТ.

Казалось бы, иерархия сообщества четко выстроилась: "Руссофт" будет заниматься решением стратегических задач отрасли (внутренние проблемы на уровне правительства и законодательства, представление интересов отрасли в мире), а региональные объединения сконцентрируют усилия на более практических задачах бизнеса.

Но ситуация стала развиваться по несколько иному сценарию *1.

_____

*1. Правда, некоторые проблемы обозначились уже тогда: один из создателей и первый президент АРПО Булат Гайфуллин фактически вышел из нее, создав самостоятельную структуру ЭОРПО - "Силиконовая тайга".

Сразу после проведенной реформы перед "Руссофтом" встал вопрос о позиционировании в рамках общей отечественной ИТ-индустрии: попробует ли ассоциация претендовать на представление интересов всей софтверной отрасли или будет по-прежнему ориентироваться только на продвижение ее экспортной составляющей? Тут нужно заметить, что обсуждение подобных вопросов в практике наших ИТ-ассоциаций обычно ведется в довольно закрытом режиме, без широкого освещения в СМИ. В общем-то это дело конечно же самих членов сообществ, просто такая ситуация дает свободу предположениям, провоцируемым формальными объявлениями и кулуарными суждениями.

Так вот, у меня два года назад создалось впечатление, что у нового руководства "Руссофта" поначалу были серьезные намерения расширить сферу деятельности, но большинство членов ассоциации высказалось против, решив сконцентрироваться на решении своих специализированных проблем. Более того, основной акцент был сделан на продвижение экспорта услуг (разработка заказного ПО), а не продуктов (это видно по тематике маркетинговых и технических мероприятий, проводимых как в стране, так и за рубежом).

Выбор стратегии и приоритетов - это внутреннее дело любой организации, но все же нужно сделать одно замечание. Говоря о возможной модели поддержки отрасли со стороны государства, представители "Руссофта" очень часто приводят пример эффективной работы зарубежных ассоциаций - индийской Nasscom и немецкой BITKOM. Но при этом почему-то все время упускают из вида, что эти структуры представляют объединенные интересы всей национальной ИТ-индустрии, а не отдельной софтверной отрасли, тем более экспортно-ориентированной.

"Форт-Росс" выходит на новые рубежи

Мне сейчас не хотелось бы подробно анализировать направления и эффективность работы наших софтверных объединений, но вот на что я обратил внимание, получая сведения о проводимых акциях (в стране и за рубежом) - в официальной информации довольно часто встречалась формулировка: "организована консорциумом "Форт-Росс" при участии "РусСофта"" (был бы логичнее обратный вариант). Да и местом большинства российских мероприятий чаще всего выступал Санкт-Петербург.

В результате создавалось впечатление, что по своей активности питерский консорциум явно опережал головную ассоциацию. Это подтверждалось и ускоренными темпами роста состава и расширения географии членов "Форт-Росса" за счет других российских регионов, а также Украины и Белоруссии (число его участников приблизилось к сорока).

В такой ситуации выход "Форт-Росса" на самостоятельный уровень выглядит вполне логичным развитием ситуации, а возвращение туда такого опытного менеджера, как Валентин Макаров, говорит о перспективности работы этой организации на общероссийском уровне. В ходе нашей беседы на презентации московского офиса президент "Форт-Росса" в целом подтвердил это, сказав, что модель работы консорциума позволяет более эффективно решать практические задачи разработчиков, опираясь на поддержку не столько центральных, сколько местных органов власти. На той же встрече журналистам был представлен весьма насыщенный план работы "Форт-Росса": организация конференций, семинаров, круглых столов в Москве и Петербурге, участие в зарубежных мероприятиях и т. д.

Говоря обо всем этом, я ни в коей мере не хочу противопоставлять деятельность различных ИТ-объединений. Конечно, можно пожалеть об отсутствии "единого адреса", но, наверное, наличие нескольких параллельных структур лучше соответствует реалиям современного российского ИТ-рынка. Здоровая конкуренция может оказаться более полезной, чем формальное единство.

Тем не менее кадровые перестановки в экспортно-ориентированных ИТ-ассоциациях скорее всего свидетельствуют о том, что "РусСофту" не удалось стать центром, объединяющим отрасль ЭОРПО. И сегодня основные надежды на то, что консолидация разработчиков экспортного ПО будет продолжена, связаны с появлением нового профильного комитета главной российской ИТ-ассоциации АПКИТ.

Сможет ли АПКИТ объединить разработчиков?

На встрече в московском офисе "Форт-Росса" Валентин Макаров сообщил о создании в рамках АПКИТ нового комитета - по разработке и экспорту ПО, который он и возглавляет в данный момент. В настоящее время уже разработан план мероприятий и под него выделен бюджет, а также проведено несколько заседаний комитета с участием представителей "РусСофта" и ряда ведущих софтверных компаний.

Конечно же решение отраслевых задач на уровне АПКИТ выглядит вполне естественно и перспективно. Но сможет ли комитет реально представлять интересы широкого спектра компаний сегмента ЭОРПО - это большой вопрос, ответ на который будет получен только по итогам его работы в течение как минимум одного года. Отметим пока один нюанс: членом правления АПКИТ и главой комитета Валентин Макаров стал, действуя от имени "РусСофта". Сейчас же он представляет интересы совсем другой, судя по всему, конкурирующей организации.

Однако возможности реальной консолидации отрасли ЭОРПО - это лишь одна сторона дела. Другим важным моментом является выбор правильной стратегии в решении отраслевых задач. Но для этого эти самые задачи нужно четко сформулировать. И здесь видится основная трудность: регулярно следя за деятельностью различных фирм и ассоциаций, посещая их мероприятия, я пока не увидел сколько-нибудь представительного анализа по поводу того: в чем же заключаются главные проблемы развития отрасли?

Проведение такого исследования выходит за рамки данной статьи. Но все же хотелось бы еще раз обратить внимание на то, что сегмент ЭОРПО является интегрированной составляющей единой ИТ-индустрии страны. А это означает, в частности, что прогресс экспортной составляющей напрямую связан с развитием внутреннего софтверного рынка. Соответственно реальных успехов в решении проблем ЭОРПО можно будет достичь только тогда, когда процесс консолидации разработчиков ПО выйдет за рамки экспортно-ориентированной деятельности.

Версия для печати