В сфере IoT (Интернет вещей) уже отстаем сильно. И при существующих тенденциях отставание от лидеров будет только увеличиваться. Такой вывод можно сделать из результатов исследования J’son & Partners Consulting «Российский рынок IoT и анализ технологических IoT-платформ для перспективных рынков». «Доля подключенных IoT-устройств в России составляет сейчас 0,3% от общего количества таких устройств в мире. При том, что доля России в общемировой экономике по разным оценкам составляет от 1,3 до 1,8%. Если ситуация будет развиваться по текущему сценарию, исходя из текущих планов предприятий, то к 2018 г. доля IoT-устройств будет составлять 0,1%. Нам кажется, что мы бежим быстро, а на самом деле другие бегут гораздо быстрей», — сказал директор направления ИТ и облачных сервисов J’son & Partner Александр Герасимов.

Что такое IoT?

По словам Александра Герасимова, «IoT — это возможность объединить не-ИКТ-устройства в пулы и использовать их с близкой к 100% утилизацией в сравнении с 5-10% утилизацией при традиционном подходе». По большому счету это все та же самая давно известная автоматизация, просто на более высоком витке развития технологий и с более широкой областью применения.

Примером эффективного использования технологий Интернета вещей может служить комплекс информационных систем порта Гамбург. Где за счет использования IoT удалось повысить пропускную способность порта почти в три раза. То есть, по сути, на месте одного порта появилось три. На той же территории. Наглядный пример повышения эффективности производства и воздействия новых технологий на рост экономики.

Интернет вещей — логичное дальнейшее развитие технических средств. Например, сначала был трактор. Потом на нем появились датчики, контроллеры, он стал интеллектуальным устройством. Потом это устройство подключили в сеть. Потом появилась система сельскохозяйственной техники, включающая трактор, сеялки, культиваторы и уборочные комбайны.

Это уже и есть Интернет вещей — платформа управления фермой, объединяющая систему сельскохозяйственной техники, оросительную систему (локальные датчики, ирригационные узлы, оросительные приложения), систему метеоданных (датчики дождя, влажности, температуры, метеосводки), систему подготовки семян (базу данных семян, база данных характеристик фермы, система подготовки семян).

Выбор платформы

Наиболее важными компонентами IoT являются средства подключения не-ИКТ-устройств (SDK-коннекторы для подключения через механизм API к облаку управления) и платформа сбора и анализа данных, обеспечивающая API-интеграцию с облачными бизнес-сервисами (SaaS).

По данным J’son & Partners, в мире на сегодняшний день насчитывается более 100 крупных поставщиков платформ и порядка 200-300 небольших, в том числе стартапов. Перед участниками рынка встает вопрос выбора платформы для внедрения Интернета вещей. Компания попробовала в них разобраться и провела свое исследование. Причем рассматривались только платформы, имеющие успешные кейсы внедрения. И составила рейтинг IoT-платформ по наличию открытых кейсов с разбивкой по отраслям.

Анализ выявил трех лидеров — PTC ThingWorks, SAP HANA Cloud Platform for IoT и Microsoft Azure IoT Suite. Неожиданным является лидерство компании PTC, которая смогла опередить своих значительно более крупных соперников — Microsoft и SAP.

PTC ThingWorks — это полнофункциональная платформа для IoT-проектов «под ключ», включающая системы сбора данных и управления устройствами, управления подключениями, разработки приложений, бизнес-интеграции, дополненной реальности, а также системы аналитики и визуализации. Платформа имеет большую партнерскую экосистему. Есть ThingWorks IoT-MarketPlace — площадка для обмена уже существующими преднастроенными IoT-компонентами внутри экосистемы: готовыми приложениями, шаблонами, коннекторами.

Архитектура платформы представляет собой шину данных, которые передаются от ИТ-систем. Компонент ThingWorx Machine Learning передает данные в систему машинного обучения. Использование технологий Big Data и Machine Learning дает возможность компаниям прогнозировать процессы и своевременно принимать меры. Например, принимать решения о внеплановом ремонте оборудования.

В экосистеме есть российские участники и российские разработки. Например, приложение Revolta Asset Monitiring компании Revolta Engineering, ориентированное на использование в промышленном Интернете вещей.

Приведённый пример внедрения IoT в порту города Гамбург вполне убедителен. А что если название порта не Гамбург, а Севастополь? Максим Осорин, генеральный директор и основатель Revolta Engineering, заверил нас, что потенциальные зарубежные санкции не смогут повлиять на услуги, предоставляемые его компанией в России, даже если к санкциям присоединится PTC. Более того, компания собирается регистрировать свои созданные на базе платформы PTC разработки в Едином реестре российского ПО.

Проблемы развития IoT в России

Интернет вещей является тем самым инструментом, благодаря которому можно увеличить производительность труда в стране в несколько раз, уверен Александр Герасимов. Однако этот инструмент у нас плохо используется.

«На сегодняшний день российский рынок Интернета вещей развивается невысокими темпами. В частности, известны лишь несколько пилотных проектов в области сельского хозяйства и добычи полезных ископаемых. Крупнейшие инициирует и продвигает государство. Самым ярким примером, пожалуй, является внедрение системы „Платон“, также относящейся к сфере IoT», — заявил Андрей Шолохов, генеральный директор PTC в России.

Причины медленного развития IoT в России он видит в низком уровне внутренней конкуренции в стране. «Предприятия не мотивированы меняться, у них нет необходимости конкурировать, поэтому новые технологии зачастую воспринимаются только как лишняя трата денег», — считает он.

Есть и общие для всех стран проблемы. Прежде всего, многообразие различных протоколов и отсутствие общепринятых стандартов в области IoT. Партнерские экосистемы открытых платформ для IoT-проектов частично решают проблемы интеграции различных протоколов, контроллеров, информационных систем, но этого не достаточно. Российской специфики тут мало, у нас сейчас в основном используются импортные контроллеры, но с развитием импортозамещения в области аппаратных средств, например, контроллеров на базе процессоров «Байкал» или «Эльбрус», отсутствие общепринятых стандартов станет дополнительной проблемой. В целом, хотя в области стандартов достигнут прогресс, проблем еще хватает, особенно в таких областях, как безопасность, защита личной информации, архитектура и коммуникации.

Для развития Интернета вещей потребуются миллиарды новых датчиков с новыми уникальными IP-адресами, которые сейчас закончились. Выход — переход на протокол IPv6, о чем мы уже писали. Кроме того, IPv6 упрощает управление сетями с помощью автоматической настройки конфигурации и новых, более эффективных функций информационной безопасности

В мире процесс перехода на протокол IPv6 идет, но мы здесь тоже отстаем, о чем говорилось на круглом столе на тему «Законодательные аспекты развития информационных технологий в ракурсе программы импортозамещения и решения проблемы цифрового неравенства», который прошел 11 февраля в Госдуме. Были предложены и решения — ввести рыночное стимулирование перехода на протокол IPv6 путем внесения условия о поддержке этого протокола в требования, предъявляемые к участникам тендеров на получение госзаказов. Впрочем, перспективы законодательной поддержки таких предложений по прежнему туманны.

Большие опасения IoT вызывает у специалистов по ИБ. Эти опасения поддерживают сообщения в СМИ, например, появившаяся на прошлой неделе информация, что хакеры в Японии взломали «умный» унитаз. Причиной легкого взлома стал стандартный пароль, который устанавливается производителем и практически никогда не меняется самими пользователями. Налицо низкая грамотность населения в вопросах ИБ, причем это проблема не только нашей страны.

Если взлом унитаза из области курьезов — злоумышленник максимум сможет напугать человека неожиданным спуском воды, то в области промышленных предприятий — атомных станций, химических заводов, транспорта — последствия атак злоумышленников могут быть катастрофическими. Особую опасность вещи Интернета таят в себе в контексте распространения в последнее время целевых атак. Так что работы у служб ИБ хватит.

Проблемы есть, есть психологические барьеры, есть вопросы обеспечения энергопитания подключенных устройств, но есть и понимание, что развивать Интернет вещей в стране нужно. «Стремление многих российских предприятий стать частью IoT-мира, к которому в 2020 г. будут подключены уже около 50 млрд. вещей, вполне закономерно, — считает Андрей Шолохов. — Мы уверены, что Россия не может стоять на месте: промышленность должна развиваться не только на базе сырьевых ресурсов, но и — что гораздо более важно и перспективно — на основе современных технологий».

Версия для печати (без изображений)