Несколько дней назад в Екатеринбурге завершился «ИННОПРОМ». В этом году одной из основных тем обсуждения на форуме стал Промышленный Интернет вещей (IIoT). То, что в центре внимания одного из крупнейших отраслевых мероприятий оказался именно IIoT, свидетельствует о переходе его из разряда теоретических трендов неопределенного будущего в категорию реальных технологий, которые надо использовать — must have.

Это действительно случилось. Более того — внедрять Промышленный Интернет вещей надо здесь и сейчас. Руководствоваться принципом «я подумаю об этом завтра» уже нельзя — это может обернуться серьезным отставанием от мирового уровня развития отрасли как для всей российской промышленности, так и для отдельных предприятий. То, что IIoT дает неоспоримые преимущества производственным компаниям, уже стало аксиомой.

Несмотря на понимание необходимости IIoT, пока многим все еще сложно ответить на вопрос, в чем суть этого тренда. Проведем мысленный эксперимент. Как известно, основным лозунгом советского руководства во главе с М.С. Горбачевым в 1985–86 гг. (еще до «перестройки» и «нового мышления») было «опережающее развитие социалистической экономики за счет ускорения научно-технического прогресса (НТП) или научно-технической революции (НТР)». Предполагалось, что в соответствии с этим лозунгом результаты перспективных научных исследований будут внедрены во все области промышленного производства.

Давайте, не вдаваясь в рассуждения о том, удалось ли воплотить лозунг в жизнь, заменим «научно-техническую революцию» на «четвертую промышленную революцию», а «передовые научные достижения» на «технологии Интернета вещей». Изменится ли восприятие идеи? Практически нет. К сожалению, в России склонны искать панацею от всего — этакий эликсир, всего одна ложка которого решит сразу все проблемы: продукция наших предприятий одномоментно станет конкурентоспособной в мировом масштабе, все производства — эффективными и экономически выгодными, а страна — полной чашей.

Но как в медицине, так и в области технологий панацеи не бывает. Промышленный Интернет — это не волшебная палочка, один взмах которой все изменит. Это комплекс технологий и методик, которые могут повлиять на эффективность промышленного производства. Выделю лишь некоторые составляющие:

• Двунаправленная беспроводная связь, позволяющая быстро и относительно недорого строить нагруженные критические системы Интернета вещей, равноценные проводным АСУ ТП. Если связи не будет, взаимодействие между вещами, людьми и системами организовать не удастся, а значит не будет и Интернета вещей.

• Эффективная ИТ-интеграция между системами реального времени (АСУ ТП, Интернет вещей) с одной стороны и системами автоматизации человеческого труда (PLM, ERP, CRM и т. д.) с другой. Фактически это означает появление реальных инструментов построения АСУП.

• Технологии быстрого прототипирования человеко-машинного интерфейса, позволяющие специалистам среднего уровня квалификации быстро создавать интерфейс систем АСУ на компьютерах и мобильных устройствах. Для этого действительно не нужны высококвалифицированные специалисты: практика таких проектов, как WorldSkills и JuniorSkills, показывает, что это вполне могут делать студенты и даже 10-летние школьники.

• Автоматизация процессов «машинного обучения». Благодаря ей можно более эффективно использовать специалистов по анализу данных, делегируя 90% трудозатрат компьютеру.

• Возможность использования в промышленности технологий виртуальной и дополненной реальностей — в том числе на основе вышеупомянутой ИТ-интеграции. Эти технологии могут использоваться, например, для оценки дизайна и устройства нового продукта до его пуска в производство или для автоматизации сервисного обслуживания.

Перечисленные выше технологии нашли свое применение в первую очередь в автоматизации управления транспортом и связанных с ним направлениях — в сельском хозяйстве или карьерной добыче полезных ископаемых, где также без транспорта не обойтись. Такой отраслевой интерес объясняется просто: контролировать удаленные объекты, коими являются автомобили, с помощью проводной автоматизации невозможно, так что Интернет вещей здесь фактически незаменим.

В промышленности пока с использованием IIoT сложнее. Для промышленного производства в целом (и в том числе для обрабатывающих предприятий) естественным и логичным путем развития является безболезненное обновление наследованных систем АСУ ТП и появление новых версий корпоративного ПО, которые будут использовать технологии Интернета вещей.

Камни преткновения

Однако не все так просто: существует целый ряд проблем или сдерживающих факторов, без устранения которых Промышленный Интернет в России не будет развиваться.

Первая и, пожалуй, одна из самых значимых проблем — ментальная, а вовсе не технологическая. Большинство до сих пор считает, что производство — это лишь конвейер, не принимая в расчет тот факт, что до запуска изделия в производство нужно сделать очень многое, как, впрочем, и после.

Я говорю о конструкторской и технологической подготовке и о послепродажном обслуживании — не менее важных этапах жизненного цикла, чем собственно изготовление изделия. При этом конструкторская и технологическая подготовка производства во всем остальном мире считаются главными стадиями этого жизненного цикла. Именно на этих этапах принимаются решения, которые напрямую влияют на себестоимость продукта, его уровень качества, степень локализации и соответствия законодательствам рынков сбыта — все то, что можно сказаться на конкурентоспособности изделия на рынке.

В России же даже средства, выделяемые в рамках господдержки промышленного производства, часто используются на оптимизацию работы именно производственных линий. Однако какими бы эффективными ни были производственные линии, если у вас плохой продукт, все инвестиции будут бесполезны.

Понятно, что информационные технологии в одиночку не смогут справиться с подобной проблемой: необходимы одновременно организационные, методологические и технологические изменения.

Примером организационных изменений может служить назначение директора по продукту, ответственного как за определение его рыночной ниши, НИОКР, технологическую подготовку, само производство, так и за вывод на рынок, определение сервисной модели и т. д. Естественно, для того чтобы выпускаемые изделия были конкурентоспособными, директор по продукту должен управлять всеми подразделениями, связанными с жизненным циклом продукта: конструкторами, технологами, логистами, маркетологами, финансистами, специалистами по обслуживанию и другими. Именно директор по продукту должен быть и «владельцем» продуктового бюджета.

К методологическим изменениям относится, к примеру, использование аннотированной параметрической 3D-модели в качестве единственного подлинника информации о выпускаемом изделии. Например, использование технологии виртуальной реальности для оценки дизайна и механического устройства изделия невозможно в отсутствие аннотированной параметрической 3D-модели.

Сотрудники на современном предприятии не должны бегать с бумажными чертежами по архивам: необходимо предоставить им возможность сверяться с постоянно обновляемым «цифровым двойником» изделия. Естественно, данное изменение нужно внести непосредственно в российские стандарты ЕСКД и ЕСТД, но ни в коем случае не отказываться от собственных стандартов — просто их новые версии должны быть с обратной совместимостью.

Осуществить эти изменения непросто, однако при их успешной реализации в российской промышленности технологическое развитие будет во многом очевидным и логическим продолжением начатой трансформации. Именно с этого момента можно будет говорить об успешном внедрении Промышленного Интернета на этапе конструкторской и технологической подготовки производства.

Автор статьи — генеральный директор «PTC Россия и СНГ».

Версия для печати