«Умный» город — это подключенная к сети, управляемая с помощью больших данных инфраструктура и множество сервисов на ее основе, которые позволяют обеспечить связь жителей с элементами городской инфраструктуры и оптимизировать процесс управления городским хозяйством. Тема очень актуальная для России. Ведь у нас 74% населения живет в городах. И эта цифра имеет устойчивую тенденцию к росту.

Что нужно сделать, чтобы приблизить это будущее? Что уже сделано? Какие проблемы стоят на этом пути? Эти и многие другие вопросы, связанные с информатизацией городской среды, обсуждались на прошедшем в Москве форуме «Интернет + город».

«Внедрение Интернета вещей в России в таких направлениях, как „умный“ город, медицина, финансы может к 2025 г. дать порядка 20% от ВВП России», — считает директор РАЭК Сергей Плуготаренко.

«Наше общество стоит на этапе перехода в новый век Индустриального Интернета вещей, где нейронные сети перестанут быть фантастикой. Будут созданы реальные самообучающиеся пространства. Современный город — это тот город, где инфраструктура будет сама приспосабливаться под каждого жителя», — сказал депутат Госдумы РФ, член совета ИРИ Леонид Левин.

Открытые данные

В городах собирается огромное количество данных. «В ряде российских городов уже используются умные счетчики и системы автоматического мониторинга потребления электроэнергии, применяются технологии повышения энергоэффективности городского хозяйства, автоматизируется управление дорожным движением и системами общественного транспорта, строятся единые сети видеонаблюдения. Используются компьютерный анализ и моделирование транспортных потоков. Однако российским городам предстоит еще пройти большой путь, чтобы стать по-настоящему „умными“», — заявил председатель совета ИРИ, советник президента РФ Герман Клименко.

Прежде всего надо научиться использовать эти данные. «Надо понять, как работать с Интернетом вещей, прежде всего с Big Data. Надо ставить задачи так, как будто есть некий магический шар, который может ответить на любой вопрос. Надо всего лишь правильно задать этот вопрос. С точки зрения государства нужно формулировать задачи, нужно создавать условия для накопления и использования данных», — отметил директор ФРИИ Кирилл Варламов.

На форуме особенно подчеркивалась важность открытых данных — массивов данных, размещенных в Интернете в формате, обеспечивающем их автоматическую обработку для повторного использования без предварительного изменения человеком (машиночитаемый формат), и на условиях их свободного (бесплатного) использования.

Тема открытых данных была одной из центральных на форуме. Хуан Навас-Сабатер из Всемирного банка отметил высокий экономический эффект использования открытых данных и привел пример Лондона, где инвестиции в создание портала открытых данных о транспорте города дали пятидесятикратную отдачу. «Открытые данные позволили Лондону избавиться от необходимости создания новых приложений. Частный сектор на базе открытых данных делает это намного лучше. Им создано уже более 500 мобильных приложений».

Сергей Плуготаренко подчеркнул, что открытые данные помогают власти и бизнесу повышать эффективность управления. Причем потенциал применения и экономическая отдача от открытых данных определяется наличием единых стандартов хранения и обработки, разнообразием источников информации, удобством и оперативностью доступа к ним, и главное — сложившимся на рынке пониманием сути явления и его преимуществ.

Вроде бы все ясно. Государство открывает данные. Бизнес на их основе решает задачи населения городов и получает прибыль. Население получает нужные ему услуги. И все довольны. Однако на практике все не так просто.

Существующие проблемы открытых данных

Согласно результатам опроса экспертов ИРИ, российским бизнесом уже накоплен определенный опыт применения открытых данных: более 60% респондентов их уже используют. Еще 32% планируют начать такие инициативы. Около половины респондентов обмениваются данными с другими коммерческими организациями или госструктурами.

При этом были сформулированы и существующие проблемы открытых данных.

Ключевой момент — отсутствие единых стандартов хранения и обработки данных. По словам вице-президента по корпоративным отношениям компании «Яндекс» Марины Яниной, даже форматы расписания общественного транспорта у нас везде разные.

Серьезной проблемой, отмеченной участниками исследования, является формальное отношение организаций-поставщиков открытых данных к раскрытию информации. Требования есть, они выполняются, но выполняются формально.

Отсюда вытекает и другая проблема, тормозящая более массовое использование открытых данных — сомнения в их качестве и актуальности. Респонденты ссылаются на то, что данных явно недостаточно. Основным источником сегодня является федеральный портал открытых данных, где представлено более 8730 их наборов. При этом доля неактуальных данных превышает 50% (оценка Аналитического центра при Правительстве РФ).

Чтобы стимулировать более активное использование открытых данных, нужно повышать общий уровень осведомленности рынка — исходя из уже имеющегося успешного опыта, в том числе и мировой практики. 55% респондентов отметили, что применение открытых данных пока не принесло их организациям прибыли. Нужны апробированные бизнес-кейсы. Нужно показать бизнесу преимущества использования открытых данных, современных технологий их обработки. Тогда появится стимул требовать качественные данные от других и предоставлять свои актуальные данные участникам рынка.

От государства ждут проактивной позиции в части раскрытия данных, а также в части введения поощряющих мер для среднего и малого бизнеса, разрабатывающего новые продукты на базе открытых данных.

Неравномерность развития городов

Страна у нас большая, и уровень информатизации городов разный. И у них накоплен разный опыт в части создания порталов открытых данных, в части внедрения элементов Интернета вещей. Один из способов оценить готовность города к новым технологиям — рейтинги, составляемые экспертами. По такому пути решили пойти ИРИ, Ростелеком и Национальная ассоциация участников рынка промышленного интернета (НАПИ), которые объявили о начале подготовки рейтинга «умных» городов России.

«Инновации охватывают самые разные сферы — „умные“ системы проникают в ЖКХ, энергоснабжение, транспорт, здравоохранение, образование и пр. В результате их комплексного использования повышается качество жизни горожан, снижается негативное воздействие на окружающую среду и в целом обеспечивается устойчивое развитие города. Информация о различных проектах по созданию smart city и соревновательный элемент, заложенный в рейтинге, станут стимулами для активного развития „умных“ городов в нашей стране», — уверен президент НАПИ Виталий Недельский.

Цель рейтинга — выявить наиболее успешные практики использования «умных» систем и сервисов для повышения эффективности городского управления в России и простимулировать их массовое внедрение в других городах. Рейтинг обозначит лидеров и покажет вектор развития «умных» городов, поможет регионам ознакомиться с лучшими практиками и тиражировать успешный опыт. Методику рейтинга планируется представить к концу 2016 г.

Проблемы и достижения

Обсуждались и другие проблемы, возникающие на пути перехода к «умному» городу. Кирилл Варламов отметил, что существуют разные точки принятия решений — муниципалитеты, эксплуатирующие компании, строители, жильцы. У них разные интересы и разные требования. Их надо как-то согласовать. Можно потратить чуть больше денег на этапе строительства, но значительно дешевле будет дальнейшая эксплуатация информационных систем. Но зачем строителям больше тратить на строительство, если дальше не их проблемы? «Это ключевой вопрос, над которым надо работать всем вместе», — сказал Кирилл Варламов.

Работа ведется. Минкомсвязи обещало выделить дополнительные частоты под Интернет вещей, Есть несколько законодательных инициатив, связанных с созданием «умных» городов.

Есть и достижения. Примером может служить работа московского Центра организации дорожного движения (ЦОДД), о которой рассказал его руководитель Вадим Юрьев. Открытые данные о движении транспорта в Москве используются, например, в популярных мобильных приложениях «Яндекса», которые информируют население о пробках, ДТП и ремонтных работах на дорогах. ЦOДД и сам обрабатывает данные о ситуации на дорогах. Интеллектуальная транспортная система оперативно, например, с помощью 1700 подключенных к ней светофоров, воздействует на текущую ситуацию и оптимизирует транспортные потоки.

Данных очень много. Это данные от видеокамер — система фиксирует до 35 млн. проездов в день, от машин такси, с которыми заключен соответствующий договор, от датчиков, установленных на общественном транспорте, информация о работе светофоров, о дорожном покрытии, установленных знаках дорожного движения. Все собираемые данные складываются в динамическую транспортную модель, которая с высокой степенью вероятности дает прогноз развития дорожной ситуации. В итоге, как отметил Вадим Юрьев, в этом году в Москве была всего одна городская пробка, оцененная "Яндексом «в 10 баллов.

Впервые в городе был зафиксирован перелом тенденции в нарушениях ПДД, особенно таких болезненных, как превышение скорости на 40-60 км/ч. Город стал более безопасным. В период с 1990 по 2010 гг. в Москве в среднем погибало по тысяче человек, эта цифра держалась на одном уровне примерно 15 лет. За первые восемь месяцев 2015 г. в столице погибли 433 человека. За тот же период текущего года в результате автомобильных происшествий скончались 350 человек; одновременно на тысячу человек сократилось общее число пострадавших в ДТП.

Есть достижения, есть проблемы, есть идеи как их решать. Процесс идет, и наши города становятся все более «умными», что, как можно надеяться, скажется на комфорте и безопасности их жителей.

Версия для печати (без изображений)