Интернет вещей (IoT), уже распространен в достаточной степени, чтобы по имеющимся результатам внедрения этой концепции судить о ее способности преобразовывать повседневную жизнь людей равно как и бизнес-процессы во многих отраслях. В текущем году Gartner представила актуальные количественные данные, в очередной раз уточняющие степень распространения IoT в мире.

Проще и понятнее проникновение IoT в нашу жизнь характеризуется количеством объектов, оснащенных датчиками съема первичной информации и исполнительными механизмами. По информации Garnter, число таких объектов в текущем году достигнет 8,4 млрд. — на треть больше, чем в истекшем 2017-м. А в 2020-м их будет уже 20,4 млрд.

В отраслевом аспекте транспорт и энергетика окажутся среди лидеров ввиду очевидной экономической эффективности оснащения объектов соответствующих индустрий системами интеллектуального управления. К тому же объекты в этих отраслях (транспортные средства, генерирующее оборудование и т. п.) являются весьма сложными, и следовательно каждый их них оказывается чрезвычайно емким в отношении оснащения их сенсорными устройствами различного типа.

В числе лидеров скорее всего окажутся и медицина и строительство. Несложные бытовые устройства прежде всего в силу их огромного разнообразия и больших объемов продаж тоже внесут свой вклад в дело практического освоения IoT.

Подытоживая прошедший год, Gartner отмечает, что на оснащение, как это предполагает концепция IoT, оконечных устройств сенсорами и на формирование конечных ИТ-сервисов в 2017 г. было истрачено 2 млрд. долл.

«Технология IoT создает весьма впечатляющие возможности для бизнеса любой отрасли и любого масштаба, — заявил изданию InformationWeek Мэт Росси, технический директор бостонской консалтинговой компании Janeiro Digital. — Пока такие „раскрученные“ в связи с продвижением IoT и ориентированные на конечного потребителя индустрии, как строительство „умных“ домов или создание „умной“ одежды, в целом не формируют рынок. Но одновременно становится ясно, какой огромный потенциал в этой связи заложен, например в сельском хозяйстве, энергетике и промышленности».

Вместе с тем, как отмечают эксперты, именно в этих отраслях бизнес может с большей вероятностью и в более явной мере столкнуться со сложностями воплощения в жизнь концепции IoT, равно как и с новыми рисками, с которыми ранее он возможно не сталкивался вовсе.

Примечательно, что в отраслях, ориентированных на производство сложной продукции, Интернет вещей связывается не только (да зачастую и не столько) с оснащением датчиками конечных изделия. IoT становится частью культуры самого производства, что в свою очередь может потребовать более детальных и развитых схем управления, наличия сложного и дорогого оборудования, более высокой квалификации персонала и новых подходов к информационной поддержке бизнеса. «Общее количество технических устройств и оборудования, так или иначе задействуемых в определяемых концепцией Интернета вещей производственных процессах, на некоторых предприятиях может значительно превышать общее число сотрудников», — утверждает Пол Хилл, старший консультант компании System Expert, занимающейся вопросами ИТ-безопасности. По его мнению, применение IoT значительно увеличивает риски, связанные с недостаточно продуманными действиями по развитию компаниями своих сетевых решений и ЦОДов.

Недооценка важности развития ИТ-архитектуры в эпоху Интернета вещей, сложность и, главное, новизна этих проблем, по мнению Шон Чандлера, члена IEEE и директора чикагской консалтинговой компании Navigant, может завести увлеченных IoT-идеями руководителей бизнес-направлений очень далеко, прежде чем последствия ошибок станут очевидными на практике. Но на этой стадии исправить их будет уже куда сложнее. В этом случае, по его словам, роль специалистов ИТ-департамента, по сути выполняющих роль внутренних консультантов, просто трудно переоценить. Более того, как утверждают многие эксперты, ИТ-специалисты в подобных сценариях должны проявлять активность, а не ждать, когда бизнес им задаст те ли иные вопросы.

Роб Клайд, содиректор ассоциации ISACA, занимающейся в числе прочих вопросами риск-менеджемента и стратегического управления ИТ, считает также, что некоторые риски сформированы отчасти искусственными методами. Иными словами в подавляющем большинстве связанных с IoT разработках пока можно усмотреть потенциальные, а кое-где и реальные несовершенства, связанные с ИТ-безопасностью. В этой связи все их можно формально занести в черный список и не использовать. Но это не выход. Для конкретной бизнес-задачи, формирующейся в конкретной среде ИТ-специалисты должны уметь выделить сценарии, где баланс между рисками и потенциальными выгодами от внедрения IoT-систем будет соблюден.

Как считает Стив Перкинс, управляющий директор компании Грант Томпсон, концентрирующейся на бизнес-консалтинге, занимаясь проблемами внедрения Интернета вещей, ИТ-специалисты способны взять на себя решение многих вопросов, которыми они занимались и ранее в ином бизнес-контексте и которые остаются актуальными при развертывании IoT. Это и ИТ-безопасность, и закупка оборудования, и выработка лучших практик, и формирование, где это необходимо, центров компетенций, и некоторые другие.

Джорж Вестерман из Массачусетского технологического института в свою очередь высказывается по поводу подготовки персонала: «Сейчас вполне можно встретить талантливых и увлеченных людей, которые вместе с тем обладают достаточными для работы в сфере IoT знаниями. Однако компании, для которых IoT является важной и долгосрочной стратегией, все равно целенаправленно обучают своих сотрудников и при этом очень тщательно работают над составлением программ подобного обучения, которые для каждого конкретного предприятия и тех целей, которые они перед собой ставят, могут и должны быть индивидуальными».

Версия для печати