Генерация данных, равно как и необходимость обрабатывать всё более плотный их поток, растёт в последние годы невиданными темпами. По прогнозам iKSConsulting, трафик мобильного Интернета в России к концу 2024 г. вырастет почти в семь раз. За ближайшие пять лет глобальный IPтрафик датацентров увеличится втрое, количество устройств, подключённых к Интернету вещей, по всему миру уже в 2020м превысит 20 млрд., а 40% данных будет храниться и обрабатываться на периферии.

О ключевых глобальных тенденциях рынка ИТ, о росте периферийных вычислений (Edge Computing) и об их значимости для всех отраслей экономики мы беседуем с Наталией Макарочкиной, старшим вицепрезидентом подразделения SecurePower в зоне International компании Schneider Electric.

Каковы, на ваш взгляд, основные тенденции мирового ИТ‑рынка сегодня? Специфичен ли в чём‑то его российский сегмент? Какие вызовы перед заказчиками и вендорами ставит следование этим тенденциям?

Два больших тренда, которые будут оказывать существенное влияние на развитие мирового ИТ‑рынка в ближайшие годы, — это цифровая трансформация бизнеса и внедрение технологий и методов, относящихся к искусственному интеллекту, таких как машинное обучение. В частности, в структуре Schneider Electric есть целое направление, которое использует ИИ для инженерного проектирования с самого первого этапа.

С применением ПО, построенного на базе статистических данных, математических моделей и машинного обучения, рассчитываются все параметры нового проекта — вплоть до его реализации и последующего сопровождения. Эти же два тренда войдут в число ключевых факторов, оказывающих влияние на развитие принципов построения ИТ‑инфраструктуры. Как наиболее яркое проявление такого влияния назову активное развитие Edge Computing.

Если говорить о ситуации в России, то, вопросы безопасности и нормативно‑правового регулирования могут затруднять быстрое принятие технологий со стороны крупных заказчиков и компаний с госучастием. Это связано с тем, что до сих пор подавляющее большинство видов документов имеют юридическую значимость только на бумажном носителе с собственноручной подписью. Например, в банковском секторе: кредитное досье заемщика даже после окончания договора должно храниться на протяжении не менее пяти лет в бумажном виде. Цифровая же копия, в случае судебного разбирательства, не будет иметь юридической силы, что, в случае утраты физической копии, может привести к финансовым потерям. Имеются существенные ограничения для переноса в цифровой формат и обработки данных, составляющих гостайну. Причем эта проблема актуальна не только для компаний госсектора, но и ряда инфраструктурных компаний.

Нормативные ограничения касаются не только самих бизнес‑процессов, но и технической стороны проектов цифровой трансформации. Ряд приложений, обеспечивающих работу периферийных вычислений как единого целого, использует облачные сервисы. Однако здесь компания может столкнуться с регулированием процессов передачи, обработки и хранения такой чувствительной информации, как персональные данные, либо данных, составляющих коммерческую тайну, что подпадает под действие соответствующих федеральных законов. Из‑за таких ограничений амбициозные проекты цифровой трансформации могут столкнуться с непреодолимыми регуляторными барьерами.

Между тем в России, в том числе на уровне правительства, все большую поддержку набирает инструмент «регуляторной гильотины», который позволит сократить число мешающих бизнесу законов и предпринять экономический рывок. Инициатива цифровой трансформации также имеет поддержку на государственном уровне, что подтверждается активным спросом на специалистов в этой области. Не случайно российский Forbes отметил, что сегодня одна из наиболее востребованных и высокооплачиваемых вакансий в госкомпаниях — это менеджеры направления цифровой трансформации.

Насколько актуально сейчас смещение вычислений на периферию — от коммерческих централизованных ЦОДов к локальным вычислительным узлам в непосредственной близости от источников первичных данных («умных» датчиков, IP‑камер, иных элементов IoT)? Каков экономический смысл Edge Computing?

Перемещение вычислений к месту создания обрабатываемых данных является прямым следствием цифровизации бизнеса. Они должны быть как можно ближе к заказчику. Особенно это касается автономных систем, действующих в режиме реального времени.

Приведу пример из отрасли ресторанного бизнеса, для которой ИТ традиционно были чисто вспомогательной службой. Недавно, находясь в Эстонии, я наблюдала, как маленькие автономные машинки доставляют из кафе еду, заказанную и предварительно оплаченную через Интернет. Они отлично ориентируются на городских улицах, соблюдают правила движения, реагируют на велосипедистов, пешеходов и т. п. Когда такая машинка приезжает по указанному адресу, получатель вводит присланный при оформлении заказа код и забирает еду.

Мы привыкли к тому, что Edge Computing — это традиционная технология для банков либо ритейла. Но кафе нашло применение малым автономным транспортным средствам, которые фактически являются мобильными периферийными вычислительными узлами. А ежедневно обрабатываемый ими объем данных исчисляется терабайтами. Это наглядный пример того, как цифровая трансформация способствует оптимизации бизнеса, повышению его эффективности, привлекательности для клиентов.

Однако из‑за лавинообразного роста передаваемых и обрабатываемых данных принцип централизации вычислительных мощностей перестает работать. Дело в том, что для целого ряда систем возникающие задержки при передаче данных на большие расстояния неприемлемы для корректной работы. Таковы, в частности, системы, работающие в реальном времени, как в приведенном примере с беспилотным транспортом.Зачастую это же верно и для промышленного оборудования.

Это может быть связано и с тем, что существующие ныне каналы не способны передавать возросшие объемы «сырых» данных.

В чём принципиальное отличие инсталляций Edge Computing от классических ЦОДов, с одной стороны, и от привычной корпоративной серверной инфраструктуры — с другой? Какие ограничения, характерные для облака, частного или публичного, становятся преодолимыми с внедрением периферийных вычислений?

Периферийные вычисления не заменяют классические ЦОДы, а дополняют их. Структура вычислительных узлов становится многоуровневой, иерархической. И на каждом уровне, на каждом узле такой структуры идут процессы обработки, консолидации и обобщения данных. В результате объём передаваемых данных по мере продвижения от периферии к центру сокращается.

Кроме того, какие‑то решения тактического уровня — например, выбор режима работы отдельного станка в зависимости от текущей задачи и условий эксплуатации — могут приниматься локально, в автоматическом либо полуавтоматическом режиме.

Можно говорить и о том, что периферийные вычисления не только сосуществуют с облачными технологиями, но и оказываются их частью. Такое объединение уже получило название Fog Computing, или «туманные вычисления», по аналогии с тем, что с точки зрения физики туман — это те же облака, только образующиеся не на высотах в сотни и тысячи метров, а у самой земли.

Одно из востребованных решений для Fog Computing — компактные интегрированные центры обработки данных: микроЦОДы. Их преимущество состоит в том, что они представляют собой завершенные, комплексные решения, предусматривающие установку по принципу, который знаком любому ИТ‑специалисту, — plug‑and‑play.

МикроЦОДу не нужна выделенная серверная комната со сложной инженерной инфраструктурой. Его можно установить прямо в цеху в случае промышленных периферийных вычислений либо непосредственно в административном здании, если речь идёт о банковской сфере или ритейле.

Каким образом имплементация Edge Computing способствует росту качества управления активами заказчика? Каков экономический эффект в случае выбора периферийных вычислений по сравнению с использованием услуг коммерческих ЦОДов?

Само по себе внедрение периферийных вычислений не имеет прямого экономического эффекта. Так же как строительство даже самого современного ЦОДа не даст никакой выгоды, если в нём не будут развёрнуты приложения, способные повысить эффективность работы бизнеса. Периферийные вычисления — это часть общего решения, связанного с цифровой трансформацией предприятия.

Можно привести такой пример: организация хочет установить у себя датчики, позволяющие контролировать работу оборудования на производстве и предотвращать его выход из строя. Речь может идти о множестве параметров, требующих контроля в реальном времени.

Имеющиеся каналы не позволяют передавать весь объём собираемых данных в центральный ЦОД организации, поэтому непосредственно на предприятии разворачивается один либо несколько вычислительных узлов. Они помогают обработать поток данных и, с одной стороны, направить в ЦОД только обобщённые показатели, сняв нагрузку с каналов передачи. А с другой — позволяют за доли секунды принять решение, например, об экстренной остановке какого‑либо станка при внезапном возникновении аварийной ситуации.

Анализировать получаемые данные будет специализированное ПО, позволяющее проводить предиктивный анализ, прогнозировать поломки и заранее принимать меры по их недопущению. Экономическим эффектом такого проекта будет снижение расходов на ремонт или замену оборудования, а также предотвращение финансовых потерь от простоя, скажем, производственной линии.

Стоит отметить, что преимуществом Schneider Electric является портфель специализированных решений для каждого раздела такого проекта, предназначенных для заказчиков из разных отраслей экономики.

В чем преимущества развитой экосистемы ЦОДов различной степени удаленности от конечного заказчика? Как следует выстраивать такую экосистему на уровне города, региона, страны? Какие решения имеются в арсенале Schneider Electric для обеспечения работы всех уровней этой экосистемы?

Если периферийные узлы расположены локально, например, в рамках одного города, то можно построить двухуровневую систему — распределённые вычислительные узлы и центральный ЦОД. В случае же когда объекты размещаются на территории целого региона либо всей страны, может потребоваться еще один уровень, региональный, для которого далеко не всегда найдутся готовые серверные помещения.

И тогда Schneider Electric может предложить заказчику быстровозводимые модульные либо контейнерные ЦОДы, включающие всю необходимую инженерную инфраструктуру. Очевидные преимущества таких решений — их быстрая установка и запуск, а также возможность учесть все требования проекта. Связано это с тем, что в этом случае не придётся вписывать инфраструктурное оборудование в уже существующее помещение, зачастую не приспособленное для нужд ЦОДа. При этом доработка может потребовать даже бóльших затрат, чем возведение нового ЦОДа с нуля.

Если же потребность в инфраструктуре узла сводится к необходимости установки одной или двух стоек, то это могут быть микроЦОДы, в которых вся критичная инженерная инфраструктура — электропитание, охлаждение и управление — интегрируется внутри специализированного телекоммуникационного шкафа. Который, в свою очередь, допускает монтаж в неподготовленном помещении, например в офисе либо на производственной линии. Причём в зависимости от места установки решение может быть выполнено как в офисном стиле — с деревянными дверцами и звукоизоляцией, чтобы шум серверов не мешал сотрудникам, — так и в промышленном исполнении, с IP‑защитой от пагубного воздействия внешней среды.

МикроЦОДы Schneider Electric совместимы с серверным и телекоммуникационным оборудованием большинства производителей, например Dell, IBM, HP и других ведущих брендов. Заказчик определяет конфигурацию необходимого к установке оборудования, после чего мы рассчитываем конфигурацию инженерных решений в зависимости от его мощности, тепловыделения и требуемой отказоустойчивости — какой должен быть установлен ИБП, какое охлаждение нужно использовать, предлагаем другие элементы, позволяющие получить законченное решение.

Таким образом, заказчику не нужно подбирать помещение для установки телекоммуникационного оборудования, проектировать полноценную серверную или кроссовую и производить их подготовку, поскольку микроЦОД — это уже законченное решение. В результате снижаются первоначальные за‑ траты и сокращается время ввода в эксплуатацию, экономится занимаемая площадь, что важно для арендуемых помещений.

В качестве примера того, как на базе оборудования Schneider Electric по всему миру выстраиваются высокоэффективные системы периферийных вычислений, можно привести австралийскую компанию Christie Spaces, розничная выручка которой сразу после введения в эксплуатацию периферийного вычислительного узла увеличилась на 12%, а расходы на эксплуатацию ЦОДа сократились на 16%.

Так что всё зависит только от решимости клиентов — мы со своей стороны готовы предложить высокоэффективные решения для организации периферийных вычислений в любом удобном для них формате и виде. Мы видим в Edge Computing возможность стать ближе к заказчику и намерены приложить все усилия, чтобы реализовывать в этом направлении новые проекты, в том числе и в самых непривычных сегодня областях.

ПОДГОТОВЛЕНО ITWEEK EXPERT

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)