Компания Parallels, до 2008 года имевшая название SWsoft, с полным основанием считается одним из пионеров рынка средств виртуализации для компьютеров архитектуры x86 и сегодня является ведущим игроком в этой области (см. PC Week/RE, № 47/2007). Однако кроме оригинальных технологических решений у нее довольно интересная история развития бизнеса, в том числе с национально-географической точки зрения. Именно с этого аспекта началась беседа обозревателя PC Week/RE Андрея Колесова с основателем, председателем совета директоров и генеральным директором Parallels Сергеем Белоусовым.

PC Week: Какое определение, на ваш взгляд, наиболее уместно для вашей компании — американская, российская, международная? Или, может быть, этот вопрос в принципе неинтересен для ИТ-рынка в условиях его глобализации?

Сергей Белоусов: Вопрос в принципе уместный, но я бы не назвал его первостепенно важным. Действительно, всё понятно, если работа компании полностью ограничена одной страной: тут находятся ее владельцы, заказчики, сотрудники и партнеры. И всё гораздо запутаннее, если у предприятия международная структура деятельности. Для выстраивания стратегии работы с такой компанией заказчикам и партнерам по крайней мере стоит быть в курсе ее организации. Например, Microsoft — глобальная корпорация, но все же она американская. Не только потому, что платит там налоги и юридически подчиняется законам США. Еще важнее, что ее руководство и управляющие структуры находятся именно там.

А “Лаборатория Касперского” с этой точки зрения является российской компанией, хотя ее основные продажи приходятся на другие страны. Но в России находятся ее центры разработки, и все решения принимаются здесь. С Parallels ситуация действительно выглядит намного сложнее. Компания была создана российскими инженерами, но которые в силу обстоятельств работали в тот момент в Сингапуре. Основным рынком для нас долгие годы были США хотя и сегодня на его долю в общем объеме продаж Parallels по всему миру приходится около 50%. Сегодня все ресурсы разработчиков сосредоточены в России, но стратегическое развитие, маркетинг, управление продажами и финансами осуществляются из-за рубежа.

Вообще-то использовать национальную окраску в маркетинговых целях, мне кажется, неправильно. Хотя политики и СМИ любят это делать. Я считаю, что Parallels — международная компания, хотя и с сильной привязкой к России. Но хочу подчеркнуть: для софтверной компании среднего и тем более крупного масштаба не может быть какой-то одной географии присутствия. Такие компании действуют по всему миру в силу того, что ПО легко проникает на различные рынки, его просто загрузить через Интернет независимо от местонахождения пользователя. С позиции же партнеров и заказчиков ключевыми являются другие вещи: мы предлагаем самые передовые технологии, причем уже получившие признание в мире, в том числе со стороны лидеров ИТ-рынка; у нас есть стабильный развивающийся бизнес.

PC Week: А что, если подойти к этому же вопросу немного с другой стороны. Мы довольно часто слышим сетования от российских разработчиков, выпускающих свои продукты как на внутренний, так и на внешний рынок, о каких-то проблемах в их бизнесе, которые должны решаться на государственном уровне. Вы ощущаете подобные трудности?

С. Б.: Коротко отвечу так: нас подобные проблемы задевают не очень сильно, гораздо меньше, чем других местных разработчиков ПО. Но в то же время, конечно, есть вещи, которые могли бы нам напрямую помочь. Например, упрощение налогового законодательства, которое в России более сложно, чем в других странах. Это очень важно, особенно для технологических компаний. Далее — это инвестиции в образование со стороны государства. Кадровый ресурс нужно постоянно восстанавливать, для этого нужна хорошая высшая школа, поддерживать которую может только правительство, поскольку это сфера с очень большими сроками отдачи от вложенных в нее средств.

Еще один момент — трудовое законодательство. В России оно во многом ориентировано на заводских рабочих и не учитывает специфику сферы высоких, наукоемких технологий. На мой взгляд, у нас нет четкой регламентации по пяти основным областям трудового права: испытательным и уведомительным срокам (в связи с увольнением), соглашениям о запрете переманивания персонала, клиентов и партнеров, соглашениям о конфиденциальности в отношении предмета разработок, прав интеллектуальной собственности (частей программного кода) и отказа от конкуренции.

Конечно, необходимо создание более благоприятного климата для работы софтверных компаний. Например, в России сложно сделать стартаповский проект, для этого инженер должен превратиться в бизнесмена, причем в очень “продвинутого”, ибо ему придется решать массу организационных и юридических вопросов. В Израиле или США всё это гораздо проще. Действуют всем понятные механизмы привлечения инвестиций и вообще институт венчурного финансирования развит гораздо больше.

PC Week: Давайте теперь сместимся в сферу технологий. Ваша компания на корпоративном ИТ-рынке известна в первую очередь своей технологией виртуализации Virtuozzo, с создания которой вы и начали свою деятельность…

С. Б.: Да, в январе 2000 года мы нарисовали картинку, и по сей день являющуюся технологическим планом работы нашей компании. Тут есть Parallels Virtuozzo Containers (в будущем Parallels Containers) и Parallels Automation (ранее — HPSComplete), с разработки которых мы начали свою деятельность, ПО для управления кластерами (его мы только сейчас начинаем поставлять), кластерная система хранения данных, находящаяся в стадии разработки. Хочу пояснить: технологии виртуализации — это только часть, хотя и очень важная, общей платформы автоматизации, которую мы создаем уже много лет. Не нужно быть пророком, чтобы понимать, что в конечном итоге значение будут иметь именно системы управления инфраструктурой. Parallels позиционирует себя как компанию для производства решений автоматизации.

PC Week: Вот на виртуализацию мне и хотелось бы сделать акцент. Сегодня есть два основных подхода к созданию виртуальных сред. Первый — технология поддержки виртуальных машин, виртуализация на аппаратном уровне, которая сейчас ассоциируется с понятием гипервизора. Второй — виртуализация на уровне ядра ОС, для которой в последнее время используется термин “контейнеры”. Так вот: почему гипервизорами занимаются многие разработчики, а контейнерами, как порой утверждается в ваших пресс-релизах, — только Parallels? Ваши разработчики знают технологические секреты, недоступные другим компаниям?

С. Б.: Это многогранная и глубокая проблема, но я попробую раскрыть её схематично, не вдаваясь в детали. Прежде всего контейнерами занимаемся не только мы, это направление развивает в последнее время Sun в своей ОС Solaris. Мы отличаемся от нее не только тем, что были пионерами освоения этого подхода к виртуализации, но и тем, что являемся независимым многоплатформенным игроком. Принципиально то, что мы не занимаемся поставками ОС, работаем с разными аппаратными системами и поддерживаем две самые популярные программные платформы — Linux и Windows.

Достоинство контейнеров — очень высокая эффективность использования вычислительных ресурсов, существенно более значительная, чем у гипервизоров. Присущее контейнерам ограничение — использование одного ядра ОС на одном сервере. Но есть другая проблема. Создание многофункциональных технологий контейнеров — более трудная задача, чем разработка гипервизоров. Потому что, во-первых, ОС — это существенно более сложные системы, чем аппаратные средства. А во-вторых — более закрытые продукты, в которых внешнему разработчику разобраться очень не просто.

Я знаю, что ряд ведущих софтверных поставщиков в свое время изучал вопрос, нужно ли заниматься созданием контейнеров. Тогда пришли к выводу, что это сложно и вряд ли возможно создать надежное эффективное решение. Мы в свое время решили рискнуть и доказали за эти годы реалистичность такого подхода. И, кстати, те же компании, которые в свое время отвергли контейнеры, сегодня меняют свою оценку в отношении их перспективности.

Виртуализация всегда связана с внесением изменений в ОС. Мы начали создание Parallels Virtuozzo Containers с Linux по ряду причин, в том числе и потому, что Linux — открытый код. А вот разработка контейнеров для Windows — это была почти безумная идея, тем более для независимого разработчика, которому приходится разбираться в этой сложной и закрытой системе. Такая задача без помощи со стороны Microsoft представляется совершенно нереальной, но мы ее решили. И что важно — по мере нашего продвижения вглубь Windows мы получали все более значительную поддержку от Microsoft, и сейчас можно говорить о довольно тесном сотрудничестве наших компаний.

PC Week: Тогда взглянем на вопрос перспективности технологий с точки зрения бизнес-результатов. Вы начинали осваивать поле виртуализации x86-серверов в конце 90-х, почти одновременно с VMware. А посмотрите на финансовые показатели 2007-го: по данным IDC, VMware заработала тут почти 1,3 млрд. долл., а ваша компания — 90 млн. Может быть, таким образом отражается неоптимальный вариант выбора технологического решения с вашей стороны?

С. Б: Прежде всего VMware — это одно из уникальных явлений на ИТ-рынке, с которым трудно равняться, а динамику своего развития мы считаем весьма успешной. Но на старте VMware имела ряд важных преимуществ. Во-первых, она все же вышла на рынок на три года раньше нас. Во-вторых, опиралась на солидный уже существовавший технологический задел. В-третьих, в силу обстоятельств она смогла сразу получить серьезные инвестиции. В-четвертых, эта компания изначально ориентировалась на более широкий рынок корпоративных заказчиков. А Parallels концентрировалась на рынке сервис-провайдеров.

Но в то же время при явно очень быстром развитии компании на старте и агрессивном поведении на рынке в отношении партнеров и клиентов эта компания сейчас пожинает “плоды” такой стратегии. Стоимость акций упала ниже размещения. Они постоянно снижают прогнозы по выручке, уходят ключевые сотрудники и партнеры. Собственно, учитывая эти обстоятельства, и тот факт, что на этом направлении уже работали другие компании, а также можно было предположить, возникновение жесткой конкуренции с ведущими ИТ-игроками, мы избрали для себя, наверное, более сложный, но ориентированный на долгосрочную перспективу путь.

Мы занимались быстро формирующимся сегментом провайдеров Web-хостинга, где широко использовалась Linux и где не нужна была поддержка неоднородных вычислительных сред на одном компьютере. Следующий этап — реализация Parallels Virtuozzo Containers для Windows. Это позволило нам решить две задачи. Во-первых, выйти в сегмент корпоративных информационных систем, во-вторых, еще больше укрепиться в области Web-хостинга, где применение Windows быстро расширялось. Но разработка для Windows оказалась гораздо более сложной задачей, чем нам казалось поначалу, мы выдали первую версию продукта только в конце 2005 года*.

Еще раз хочу подчеркнуть: мы начинали работать в довольно узкой нишевой сфере ИТ-рынка. В мире тогда было 20—30 млн. серверов, из которых на сервис-провайдеров проходилось порядка 100 тыс., то есть менее одного процента. Причем технология контейнеров подходила в основном только для хостинга. Это главная причина, почему крупные игроки не интересовались этим направлением виртуализации.

Вот что мы имеем сейчас: примерно 50 млн. серверов, и из них не менее 10% применяется для хостинга. Это уже очень солидный рынок. Но что еще важнее — технологии контейнеров становятся все более востребованными в среде корпоративных клиентов, которым использование одного операционного ядра вполне подходит для решения задач консолидации серверов. А по показателям эффективности (необходимость дополнительных ресурсов, время управления) контейнеры заметно опережают технологии гипервизоров.

PC Week: Если посмотреть на список основных участников рынка виртуализации, то нетрудно увидеть, что Parallels является единственным независимым игроком. Не означает ли это, что в самом недалеком будущем она может разделить судьбу XenSource?

С. Б.: Мы не собираемся продаваться кому-то, просто не ставим перед собой такой бизнес-задачи. Хотя, разумеется, если нам предложат серьезную сумму, то мы рассмотрим это предложение.

PC Week: Преимущества технологий виртуализации представляются настолько очевидными, что, казалось бы, заказчики должны наперегонки внедрять их. Но что-то такой активности с их стороны мы не видим, по крайней мере в нашей стране. В чем тут проблема?

С. Б.: Одна из основных — ментальность, сложившиеся привычки. Ведь все знают о том, что нужно заниматься спортом (это полезно!), но процент людей, реально выделяющих на него время, очень невелик. Так и в ИТ: для эффективного использования технологий виртуализации нужно менять подходы к организации ИТ-инфраструктуры, бизнес-приложений. Есть определенные ограничения по применению виртуальных машин. Например, пока эти средства плохо подходят для решения высокопроизводительных задач с параллельными вычислениями по большому числу процессоров. Со снижением затрат и совокупной стоимости владения тоже не так просто. Существует и кадровая проблема — требуется более высококвалифицированный ИТ-персонал.

PC Week: Теперь от мировых проблем опять вернемся в нашу страну. Вы предприняли попытку выхода на российский рынок во второй половине 2002 года. Но очень быстро ваша маркетинговая активность сошла тут практически до нуля. С конца прошлого года наблюдаются новые и, судя по всему, более решительные шаги Parallels в России. А что было тогда, шесть лет назад? Наш рынок не был готов к использованию ваших средств?

С. Б.: И рынок, и мы тогда не были готовы. Сегмент хостинг-провайдеров был очень мал, а корпоративным клиентам нам тогда нечего было предложить. Сейчас ситуация существенно иная: значительно вырос спрос, расширился спектр наших продуктов. Объем продаж на российском рынке пока не очень велик, но он достиг той критической массы, когда стал интересен для нашего бизнеса, и мы намерены более активно работать здесь.

PC Week: Спасибо за беседу.

* В 2003 году SWsoft намеревалась создать Virtuozzo для Solaris, но заморозила эти планы, так как Sun сама занялась такой разработкой. — Прим. ред.

Версия для печати (без изображений)