О состоянии дел с продвижением виртуализационных средств Microsoft с менеджером по Windows Server российского представительства корпорации Василием Маланиным беседует обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: У Microsoft есть пакет предложений практически по всем направлениям средств виртуализации. Можно ли в нем выделить что-то наиболее актуальное?

Василий Маланин: Казалось бы, ответ почти очевиден — серверная виртуализация. Объективный анализ говорит, что уже сейчас здесь есть очень большой рынок и он будет расти. Хотя нужно сказать, что во многом такой повышенный интерес к теме определяется многолетней острой конкурентной ситуацией именно в этом направлении.

Ситуация с использованием клиентских средств не столь очевидная, но на самом деле спрос на средства виртуализации приложений тоже быстро повышается. Что же касается терминального доступа, то тут положение, можно сказать, почти парадоксальное: эти технологии используются уже довольно широко, но если посмотреть на публикации в СМИ, то можно подумать, что их на рынке вообще нет.

Но самым главным сегодня является то, что компании стали рассматривать виртуализацию как некую обычную для себя вещь. Из экзотики, необходимой лишь немногим и в каких-то специальных случаях, она стала, по крайней мере в сознании ИТ-специалистов, уже почти таким же повседневным средством, как операционная система. При этом потребители перестали воспринимать набор разных средств виртуализации (серверной, клиентской, терминальной и пр.) как разрозненные направления, а все чаще подходят к этим продуктам именно как к единому взаимосвязанному комплексу.

PC Week: Многие эксперты высоко оценили сам факт выхода в прошлом году вашего Hyper-V, но в то же время посчитали, что Microsoft запоздала с этим шагом. Что вы скажете по поводу такого мнения?

В. М.: В какой-то степени с ним можно согласиться, если рассматривать рыночную ситуацию в краткосрочном разрезе. Но для Microsoft виртуализация — это стратегическое направление, и потому действия корпорации нужно оценивать с точки зрения дальних перспектив. Прежде всего мы рассматриваем эту группу продуктов не как автономное направление ПО, а как неотъемлемую часть всей программной платформы корпорации. Если говорить о Hyper-V, то гипервизор является компонентом Windows Server 2008, и время его выпуска было связано с графиком создания этой ОС, который, в свою очередь, определялся общей ситуацией на ИТ-рынке. Так будет и в дальнейшем. Новый вариант Hyper-V, находящийся с начала года в стадии бета-тестирования, выйдет вместе со следующей версией ОС Windows Server 2008 R2.

PC Week: Некоторые эксперты сочли, что по своим возможностям Hyper-V и ваши средства управления виртуальными средами заметно уступают лидирующим на рынке средствам VMware.

В. М.: Опять же тут можно согласиться, хотя по поводу “заметно” я бы поспорил. Но мне кажется, что на этапе формирования рынка (а этот этап еще далек от завершения) оценивать ситуацию с помощью “моментального фото” в принципе неверно. Идет процесс, который нужно рассматривать в динамике.

С точки зрения маркетинга Hyper-V все было сделано достаточно правильно. Каким бы ни был набор функций, все равно новому продукту нужно некоторое время, чтобы клиенты просто привыкли к самому факту его присутствия на рынке. Кроме того, значимость некоторых функций, например живой миграции, сильно преувеличена. С момента выпуска Hyper-V мы в России реализовали уже довольно значительное число проектов на его основе, и смею вас уверить, что уже реализованный режим Quick Migration, позволяющий делать перемещение виртуальных серверов за доли минуты, вполне достаточен для большинства реальных задач. В составе же новой версии Hyper-V 2008 R2 будет и функция Live Migration.

Замечу также, что мы не идем след в след по технологическому пути конкурентов хотя бы потому, что у нас иное видение места средств виртуализации в общем комплексе ИТ-задач. Отсюда вытекает и то, что у нас применяются иные архитектурные и технические подходы для реализации виртуализационных продуктов, чем у той же VMware.

PC Week: Еще два года назад заказчики с опаской относились к возможности использования средств виртуализации, а сейчас, кажется, намечается тенденция перевода в виртуальные среды всего подряд, без учета того, насколько это нужно и допустимо. Вы не видите такой проблемы?

В. М.: Да, такая проблема есть. С одной стороны, виртуализация — это действительно довольно универсальная технология, которую можно применять для многих задач. Но, с другой, нужно понимать, что преимущества не бывают без недостатков. Мы, например, не рекомендуем переводить в виртуальные среды высокопроизводительные решения, тем более со значительным диапазоном изменения нагрузки. В частность, речь идет о СУБД. К тому же, например, SQL Server или Exchange и без виртуальных машин достаточно эффективно используют вычислительные ресурсы, и для них задачи консолидации не очень актуальны.

Но есть и другой принципиальный момент. Свои презентации подходов к построению ИТ-инфрастуктуры мы почти всегда начинаем с демонстрации модели оптимизации ИТ, в которой выделяются четыре уровня ИТ-зрелости предприятия. Слушатели эту схему порой воспринимают как некую дань моде, но на самом деле понимание сути такой модели является очень важным. В принципе, средства виртуализации можно применять на любом уровне зрелости. Упрощенно говоря, всегда можно перенести существующую ИТ-инфраструктуру в виртуальные среды. Но при этом нужно помнить: автоматизация беспорядка скорее всего приведет к еще большему беспорядку. Это справедливо и в случае виртуализации.

Поэтому мы считаем, что реализация виртуализационных проектов должна сопровождаться, а точнее, предваряться, наведением порядка в ИТ-хозяйстве заказчика.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)