В начале 2004 г. корпорация EMC приобрела компанию VMware, сохранив ее статус самостоятельного игрока. В течение нескольких лет VMware развивала свой бизнес совершенно автономно, практически не пересекаясь с деятельностью материнской компании. Но в последнее время стало довольно очевидным деловое сближение обеих фирм. Именно с обсуждения этого аспекта и началась беседа обозревателя PC Week/RE Андрея Колесова с региональным менеджером “VMware Россия и СНГ” Михаилом Козловым и техническим директором “ЕМС Россия и СНГ” Игорем Корнетовым.

PC Week: Кажется, даже аналитики рынка забыли о родственных связях ваших компаний. Что можно сказать о характере ваших отношений ?

Михаил Козлов: Прежде всего, VMware была и остается совершенно самостоятельным участником рынка, являясь с 2007 г. публичной компанией.

Вы правы в том плане, что до недавнего времени дела EMC и VMware внешне почти не пересекались. Но сейчас ситуация начинает меняться, так как мы видим множество направлений по расширению нашего сотрудничества, что находится в рамках нашей стратегии по партнерству с ведущими производителями ключевого оборудования для современных ЦОДов. В представлении многих людей виртуализация — это чуть ли не исключительно задача размещения на одном сервере нескольких виртуальных машин. На самом же деле создание эффективной современной виртуальной среды — это комплексная проблема, решение которой действительно начинается с виртуализации вычислений (виртуальных машин), но на этом не завершается.

Собственно, об этом VMware громко объявила еще в прошлом году и развила эту идею на прошедшей в конце февраля конференции VMworld 2009 Europe. Теперь наша платформа VMware Virtual Infrastructure будет называться vSphere, и это смена имени отражает важные качественные изменения в комплексе предлагаемого нами ПО. В составе новой платформы помимо набора средств виртуализации процессорного оборудования vCompute уже в нынешнем году появятся новые компоненты vStorage для управления хранением данных и репликацией и vNetwork для управление сетями. Вполне понятно, что являясь лидером на рынке систем хранения данных EMC активно с нами работает по интеграции своего оборудования с виртуальной инфраструктурой VMware через интерфейсы vStorage. Отмечу, что по всем новым интерфейсам мы тесно сотрудничаем с лидерами соответствующих сегментов рынка и в этом году ожидаем множество объявлении о выпуске новых продуктов и технологий.

Игорь Корнетов: Обратите внимание на инициативу Unified Computing Systems от Cisco. Альянс Cisco, VMware и EMC позволяет заказчикам уже сейчас реализовать полностью виртуализированный ЦОД, то есть получить преимущества от виртуализации как вычислительных ресурсов, так и сетей и СХД. Всех участников альянса характеризует, если так можно выразиться, “гетерогенность по умолчанию”. На мой взгляд, можно говорить о том, что мы предлагаем платформу для построения полноценного виртуального ЦОДа независимо от того, какое оборудование, ОС и приложения использует заказчик.

PC Week: А что можно сказать о взаимодействии EMC и VMware в России?

М. К. Мы исповедуем прагматический подход к бизнесу. Если заказчики хотят использовать совместные решения VMware и EMC, мы работаем вместе, чтобы предложить максимально эффективный набор продуктов, технологий и услуг. С начала 2009 г. EMC начала использовать свой глобальный статус VMware Authorized Consultant в России, и мы ожидаем значительного увеличения совместных консалтинговых проектов.

И. К.: Я хочу напомнить, что EMC — это не только поставщик продуктов, но и глобальный провайдер консультационных и внедренческих услуг, своего рода системный интегратор. И мы в России, сотрудничая с VMware, выступаем, в значительной степени, именно в такой роли. Помимо того, что у нас уже есть своя клиентская база и серьезные внутренние ресурсы, мы сильны и нашими партнёрами. Важно то, что сегодня наша компетенция в области систем хранения и обеспечения безопасности данных выходит на первый план в реализации виртуализационных проектов.

PC Week: Кажется, рынок средств виртуализации в России еще в прошлом году преодолел некоторую точку перегиба в своем развитии, после которой можно было сказать “процесс пошел”. А каково ваше мнение по этому поводу?

М. К.: Я бы не сказал, что использование средств виртуализации уже стало массовым и обыденным явлением, но то, что идея овладела массами — это точно. Причем не на уровне общего понимания полезности этих технологий, а на уровне необходимости их применения если не сейчас, то в самом недалеком будущем. Сегодня у заказчиков уже почти не стоит вопрос, зачем нужна виртуализация. Проблема переведена совершено в иную плоскость: как лучше и эффективнее использовать виртуализацию, какие конкретно средства нужно выбирать, какие лучшие практики использовать, как правильно посчитать снижение совокупной стоимости владения (TCO), какая и когда будет отдача от инвестиций.

Мы отслеживаем ситуацию на рынке, в том числе по активностям наших конкурентов. Но очевидно, что важным показателем является и наша собственная работа, в частности число заключенных и планируемых нашими партнерами сделок (сама компания напрямую с заказчиками не сотрудничает). Я могу сравнить количество предполагаемых проектов на II квартал нынешнего года с аналогичным показателем прошлого: эта величина выросла в три раза.

Второй момент — понижается средняя ценовая планка проекта, сокращаются его масштабы. Значит, виртуализацию стали применять средние и даже малые компании. Это очень важно, так как у многих есть представление, что данные технологии нужны только для крупных ЦОДов. Но простые расчеты показывают, что чисто экономический эффект можно получить, даже если у компании есть два физических сервера.

И. К.: Виртуализация хранения и сетей тоже находит своё место на российском рынке. Практически все наши заказчики используют те или иные технологии виртуализации хранения, предлагаемые ЕМС. В настоящее время набирают обороты интеграционные проекты, в которых заказчики, используя несколько виртуализационных решений в комплексе, получают дополнительные, довольно ощутимые преимущества.

PC Week: То есть задача продвижения идей виртуализации уже полностью заменена проблемой реализации конкретных проектов?

М. К.: Нет, далеко не полностью. На самом деле огромное число потенциальных клиентов находятся еще в предпроектной стадии. Например, преимущества виртуализации на качественном уровне понимают все, но чтобы начать проект нужно иметь количественные финансовые оценки, чтобы показать его полезность бизнесу на понятном ему языке. Мы разработали такую методику расчета экономической эффективности, ее могут теперь применять все желающие.

Не все заказчики еще не понимают, что для полной модернизации своей ИТ-инфраструктуры им достаточно даже сокращенных в 2—3 раза ИТ-бюджетов. После перехода на VMware Virtual Infrastructure стоимость владения (по сути эксплуатации) ИТ-инфраструктуры х86, по нашему опыту, в России снижается в 2,5—5 раз.

PC Week: Сейчас о виртуализации формируется представлении как о некой панацее, которой может воспользоваться любой желающий…

М. К.: В этом кроется определенная потенциальная опасность, которую нам необходимо избежать. Мы должны объяснить сегодня всем, что виртуализация — это не изолированная технология, а один из строительных блоков в конструкции ЦОДа нового поколения. Его ИТ-архитектура строится на отличных от традиционных принципах и включает новые связи между серверами, СХД, сетями, ПО и соответствующими технологиями виртуализации. И, соответственно, успех будет тогда, когда вы не просто замените материал, типа кирпич на бетон, а будет использовать и новые строительно-архитектурные подходы. Заказчики не всегда понимают стратегическую важность виртуализации в рамках новой концепции, рассматривая ее как отдельную самодостаточную технологию, и иногда совершают много ошибок, когда пытаются заниматься внедрениями, например, исключительно силами своих специалистов, сертифицированных по VMware. Моя рекомендация здесь проста: обращайтесь к системным интеграторам, которые умеют строить виртуализованные ЦОДы нового поколения с учетом требований новой архитектуры и разбираются, как минимум, в серверах, СХД и сетях. Необходимость платить за их услуги многократно окупится за счет снижения рисков при внедрении, цена которых может значительно превысить первоначальные сбережения.

И. К.: Нужно понимать, что создать ЦОД — это не просто “собрать имеющиеся серверы в одно помещение”. Во-первых, такой проект зачастую сопровождается заменой серверного оборудования, причем все чаще здесь имеется в виду качественный переход от традиционных серверов к блейдам. Во-вторых, это предъявляет новые требования к организации внешней памяти, и тут проблема не сводится лишь к замене нескольких дешевых устройств хранения на одно большое. Речь идет о необходимости качественно иной, как правило, иерархической схемы хранения с использованием также методов виртуализации, но уже для этой сферы. С другой стороны, замена оборудования необходима не всегда, что существенно расширяет круг заказчиков, для которых переход на виртуализированный ЦОД имеет смысл. Всё это требует аккуратного анализа, планирования и внедрения.

М. К.: Вообще, если говорить об изменении положения средств виртуализации на ИТ-рынке в целом, то тут тоже следует отметить один качественный момент. Если до сих пор технологии виртуализации как бы подстраивались под имевшиеся продукты и решения, то теперь эти продукты и решения будут создаваться для использования их в виртуальных средах. Проще говоря: наша программная виртуализационная платформа может работать почти с любым ПО и оборудованием. Но эффект от ее применения будет заметно выше, если будут использоваться “правильные” ПО и оборудование.

PC Week: Наверное, не менее важен и человеческий фактор, в частности уровень компетенции внедренцев?

М. К.: Да, по мере роста сложности проектов требования к компетенции партнеров также повышается. Я сказал, что средний размер одного проекта у нас понижается, но идет и расширение диапазона объемов проектов, в том числе и его верхней границы. Проекты становятся комплексными, речь идет уже не только о виртуализации, но и о задачах создания ЦОДов, причем нового поколения. У нас сейчас уже есть в России около десяти сертифицированных на оказание услуг системных интеграторов (VMware Authorized Consultant).

И. К.: Я хочу отметить, что роль нашей консалтинговой службы заключается еще и в том, чтобы перенести в Россию наш глобальный опыт в этой сфере, передать его нашим партнёрам и совместно предоставить законченные решения нашим заказчикам.

PC Week: Тема виртуализации все чаще обсуждается в контексте облачных вычислений. На конференции VMworld 2009 Europe была впервые оглашена VMware vCloud Initiative. Как будет претворяться в жизнь эта инициатива?

М. К.: Мы считаем, что виртуализация — это ключевая технология для реализации модели “облачных” вычислений. Смотрите, что происходит. Как только вы перевели ваши приложения в среду виртуальных машин, то можете их легко перемещать между физическими серверами — например, оптимальнее сбалансировать загрузку оборудования или проводить профилактические работы. Но раз вы оторвали приложения от конкретных компьютеров, то кто вам мешает переместить их исполнение в какой-то внешний ЦОД на условиях аутсорсинга? Если провайдер услуг предлагает выгодные для вас условия аренды и коммуникационные возможности позволяют — почему бы нет? Например, если вам нужно развернуть новые сервисы, то у вас появляется реальный выбор (с довольно просто просчитываемыми экономическими показателями) — наращивать собственную ИТ-инфраструктуру или арендовать нужные ресурсы в “облаке”.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)