Одна из ключевых заповедей ИТ-маркетинга — каждые три года список предложений продавцов должен обновляться. Если не удается сделать новый товар, то нужно поменять название старого. Причем речь идет не только (и даже не столько) об именах продуктов конкретных поставщиков, сколько об общеотраслевых брендах.

В последние три года на первом месте по популярности, например по частоте упоминаний в ИТ-публикациях и на разного рода ИТ-мероприятиях, была аббревиатура SOA (сервис-ориентированная архитектура). Но в прошлом году на смену ей стали выходит новые темы — Cloud Computing и SaaS. Не нужно быть большим пророком, чтобы спрогнозировать — именно эти термины будут хитами наступающего сейчас очередного делового сезона и, скорее всего, они смогут продержаться на верхних позициях последующие два-три года.

Но объяснить появление новых ИТ-слов только происками маркетологов — это такая же большая ошибка, как и верить в то, что за этими словами скрываются “открытия века”. На самом деле научно-технический прогресс протекает сугубо эволюционным образом. И новые названия в какой-то мере фиксируют переход технологии на новую ступень. Чтобы понять ее реальные новшества нужно сравнивать не с тем, что было вчера и будет завтра, а с прошедшими и будущими периодами времени как минимум в три-четыре года.

Понять, где реальные новшества, а где всего лишь смена терминов, не так-то просто. Конечно, со временем все будет ясно, но хотелось бы ориентироваться в этом уже сейчас. Вот именно под таким прицелом посмотрим, что же скрывается за термином SaaS, которым уже запестрили информационные сообщения ИТ-поставщиков.

Популярность термина SaaS еще года полтора назад достигла той высшей точки, когда эту аббревиатуру стало можно использовать в выступлениях и публикациях без расшифровки и специального объяснения. Но все же мы начнем именно с этого.

Итак, SaaS = Software as a Service = “софт как сервис”. По мнению экспертов википедии (wikipedia.org), эта концепция в общих чертах была сформулирована еще в 1999 г. Сокращенное название (акроним) SaaS появилось два года спустя и именно оно получило признание, оттеснив другие аналогичные термины, во многом благодаря моде к обратно читающимся сокращениям в стиле camelback (“спина верблюда” — сочетание в названии прописных и строчных букв).

Но все же дословный перевод термина не очень много дает для понимания его сути, поскольку оставляет слишком большое пространство для его трактовки. Четкого общепринятого развернутого определения сегодня для SaaS нет. В разных источниках приводятся в чем-то похожие, но все же отличающиеся в важных нюансах формулировки. Это выглядит довольно странно, учитывая десятилетний возраст термина, но такая ситуация имеет вполне объективное объяснение: содержание данного понятия довольно быстро трансформируется по мере практического продвижения SaaS на рынок, развития технологических возможностей, изменения рыночного спроса.

На наш взгляд наиболее точное определение приведено в русской “Википедии": “SaaS — это модель продажи ПО, при которой поставщик разрабатывает Web-приложение и самостоятельно управляет им, предоставляя заказчикам доступ к программному обеспечению через Интернет”. Хотя все же и оно нуждается в уточнении: довольно часто поставщик SaaS-решения использует ПО другого разработчика (например, Microsoft CRM), а предоставляемое пользователю ПО не является Web-приложением (это может быть ERP-решение).

SaaS имеет самое прямое отношение к облачным вычислениям. Сегодня считается, что Cloud Computing включает модели трех уровней: 

  • IaaS ( Infrastructure as a Service) — предоставление аппаратной ИТ-инфраструктуры (серверы, сети, устройства хранения и пр.);
  • PaaS (Platform as a Service) — IaaS плюс операционная система и, возможно, ее API; 
  • SaaS — приложения для конечных пользователей с доступом через Интернет.

То есть SaaS — это третий, самый высокий уровень облачных услуг. Но в приведенной выше формулировке SaaS является практически синонимом другой известной еще с конца 90-х годов модели — ASP (Application Service Providing), или Hosted Applications. Более того, среди ИТ-специалистов сегодня часто бытует мнение, что SaaS — этот тот же ASP, но из маркетинговых соображений названный по-другому. Но c такой оценкой вряд ли можно согласиться.

Главная отличие SaaS от ASP — изначальная нацеленность ПО на использование именно данной модели. В подавляющем большинстве случаев ASP — это частный случай применения традиционного ПО, когда серверная часть клиент-серверного приложения развертывается на площадке хостинг-провайдера. При этом каждому заказчику предоставляется выделенная инсталляция ПО, развёрнутая на удалённом сайте провайдера.

Настоящее же SaaS-решение подразумевает использование мультиарендной (multi-tenant) архитектуры, для которой необходимо наличие единой программной среды и общего аппаратного решения для всех клиентов (клиент — это предприятие-заказчик, а не одно рабочее место), чтобы обеспечить максимальную эффективность использования ресурсов и добиться максимальной производительности.

Такая архитектура подразумевает качественно иные технические подходы к решению вопросов масштабирования и повышения производительности системы. В этом плане нужно подчеркнуть, что традиционный вариант масштабирования, используемый в ASP, когда увеличение количества клиентов обеспечивается за счет увеличения количества серверов (в том числе с использованием виртуализации), не является “чистым” SaaS, и его, скорее, можно назвать “квази-SaaS”.

Еще один важный момент: на сегодняшний день SaaS ассоциируется с использованием бизнес-софта (т. е. с не инфраструктурными, а с деловыми задачами предприятия). При таком подходе получается, что аренда в режиме хостинга Web-серверов, почтовых серверов, антивирусов и пр. к варианту SaaS просто не относятся (скорее всего, такие сервисы относятся к категории PaaS).

Казалось бы, такое выделение бизнес-сервисов с технической точки зрения не очень оправданно, но на самом деле в этом заключается глубокий смысл. Дело в том, что IaaS и PaaS предназначены для решения ИТ-задач, а SaaS — бизнес-задач и потребителями их являются ИТ-отделы и бизнес-подразделения, соответственно.

Нетрудно увидеть, что многие категории ПО изначально в большой степени ориентированы на применение в модели SaaS, особенно там, где у заказчика нет желания развертывать у себя соответствующую ИТ-инфраструктуру или возможности для этого, но есть потребность в решении определенных задач. Сегодня, это в первую очередь такие сферы, как CRM, управление кадрами, видеоконференции, управление ИТ-услугами, управление учетными записями, почтовые системы, управление Web-контентом и Web-аналитика. Оплата SaaS-услуг обычно выполняется по схеме “по числу пользователей”, при этом довольно широко применяется рекламная модель покрытия расходов поставщика.

Хотя термин SaaS уже довольно хорошо известен в России, но о его реальном применении в нашей стране мы знаем очень немного. Хотя почти каждый интернет-пользователь имеет дело с SaaS довольно регулярно: все онлайновые почтовые сервисы, Google Docs, Microsoft Live и многое другое — все это SaaS. Эти средства хорошо иллюстрируют новую бизнес-модель “монетизации” услуг — бесплатно для пользователей, с компенсацией затрат за счет рекламы.

Однако тут нужно иметь в виду, что для многих поставщиков (для тех же Google и Microsoft) данные сервисы — не цель бизнеса, а средство поддержки других, “ключевых”, направлений, и потому вопрос окупаемости таких услуг для них является второстепенным. И следует подчеркнуть важный момент: рекламная модель оплаты неплохо работает в сегменте индивидуальных пользователей, а для корпоративных заказчиков она не обеспечивает окупаемости, поэтому здесь применяется традиционный вариант — прямая оплата клиентом.

Основное преимущество модели SaaS для потребителя заключается в возможности снижения начальных инвестиций в ИТ (покупка, установка, обновление и поддержка работоспособности оборудования и ПО) при решении бизнес-задач и оптимизации текущих затрат за счет получения услуг в нужных компании объемах (модель “по требованию”). По сути речь идет о высшей форме аутсорсинга ИТ, когда заказчик получает нужные ему бизнес-функции, полностью отказавшись от необходимости создания и поддержки собственной ИТ-инфраструктуры (нужны только интернет-терминалы и доступ в Сеть). Теоретически предприятие может выиграть и в стоимости текущих расходов, поскольку себестоимость SaaS должна быть ниже использования ИТ, развернутых у конкретного пользователя, а конкуренция на рынке должна снизить маржу провайдера до минимума. Прямая выгода для вендора проприетарных SaaS-решений заключается в том, что принципиально решается проблема пиратства.

Вместе с тем на пути использования SaaS есть целый ряд препятствий и, причем некоторые из них носят концептуальных характер. В России в рамках дискуссий о перспективах использования SaaS обычно называют два аспекта:

  • недостаточная развитость магистральных каналов широкополосного Интернет (низкая пропускная способность, высокая стоимость), особенно в регионах; 
  • опасение заказчиков по поводу надежности хранения их бизнес-информации.

Однако как раз эти моменты можно отнести к категории “временных” — понятно, что Интернет будет развиваться, а пункт второй вообще является больше психологическим, так как провайдеры обеспечивают более высокий уровень безопасности, чем внутренние ИТ-службы. Но, кроме того, есть еще целый ряд проблем, которые поначалу кажутся не очень существенными, но фактически носят стратегических характер:

  • трудности с оплатой услуг зарубежных SaaS-провайдеров; 
  • не очень понятное соответствие нормативным актам России, в том числе закону о персональных данных;
  • традиционным софтверным вендорам нужно создавать ПО с использованием качественно новых архитектурных подходов и неопробованных бизнес-моделей. Довольно радикально меняется схема работы с партнерской сетью, которая изначально была заточена под традиционную модель распространения и применения ПО;
  • специализированным производителям нужно вести разработку и продвигать ее на рынок “с нуля”, формируя в том числе свой имидж на рынке и завоевывая доверие на нем;
  • в теории SaaS обеспечивает вендору возможность оказывать услуги заказчику напрямую, минуя партнерские каналы. Но на самом деле все же для внедрения и поддержки SaaS-решений участие партнеров чаще всего необходимо. Соответственно традиционным софтверным вендорам нужно заниматься перестройкой своей партнерской сети, которая изначально ориентировалась на традиционную модель распространения ПО, а специализированным разработчикам SaaS-решений — осваивать новую для себя сферу создания и поддержки партнерской сети;
  • для заказчиков SaaS означает более высокий уровень зависимости от конкретного поставщика. В этой ситуации важным моментом является уверенность в надежности поставщика как бизнес-партнера (в том, что он завтра не разорится и не уйдет с рынка, в его готовности развивать и поддерживать свой сервис); 
  • в общем случае SaaS предоставляет меньшие возможности (по сравнению с обычным вариантом ПО) по настройке и доработке решения с учетом специфики конкретного пользователя; 
  • в случае SaaS совсем иначе (сложнее) решаются вопросы интеграции ПО в корпоративную систему предприятий, его взаимодействия с другими компонентами КИС.

Вместе с тем нужно подчеркнуть, что все эти проблемы не носят непреодолимый характер. Они будет решаться, в том числе по мере накопления соответствующего опыта, развития технологий и нормативно-правовой базы. Но в то же время понятно, что имеются некоторые принципиальные ограничения на использование SaaS-модели.

На сегодняшний день общепризнанно, что SaaS лучше всего подходит для решения стандартных бизнес-задач с устоявшейся системой бизнес-процессов и минимальными потребностями в адаптации решения под специфику конкретного заказчика. Но вопрос, сможет ли SaaS занять доминирующую позицию на ИТ-рынке, оттеснив традиционное ПО на второй план, является весьма спорным (мы это видим на примере тех же онлайновых офисных сервисов, которые пока не могут потеснить на рынке традиционные настольные приложения). Вполне вероятно — нет, даже в отдаленной перспективе.

Версия для печати