Дела на ИТ-рынке с Cloud Computing (облачные вычисления) сегодня очень напоминают реальную природную ситуацию. Мы живем на земле с давно сложившейся ИТ-инфраструктурой. А в небе над нами есть облака, которые сулят много выгод (в чем нас уверенно убеждают поставщики). Но как подняться туда, чтобы воспользоваться всеми этим благами, — не очень понятно. И не очень ясно, что делать с созданной на земле инфраструктурой: тянуть ее каким-то образом в небо или оставить где есть.

Действительно: как на практике перейти к модели Cloud? Какие подходы тут можно применять: революционный (рушить старое не обязательно, но в облака перемещать только новое, специально сделанное для них) или эволюционный (постепенно перемещая туда все, что используется сегодня)? ИТ-поставщики дают на эти вопросы разные ответы, каждый с учетом собственной бизнес-стратегии и имеющегося портфеля предложений. Рискнем утверждать, что наиболее продуманный и универсальный вариант предлагает сегодня компания VMware.

Тут стоит напомнить, что о намерении развивать свои технологии именно в направлении реализации облачной концепции VMwarе широко заявила еще в сентябре прошлого года. С тех пор слово Cloud стало постоянно присутствовать в корпоративных материалах компании. Но только в зарубежных, не в России. До недавнего времени в нашей стране разговоры о своих технологиях представители VMware почти исключительно вели в рамках тематики виртуализации. И это было понятно: отечественные предприятия находятся, по большому счету, еще только на первом этапе освоения этих средств (этап консолидации серверов). В такой ситуации “облачные дали” с не очень ясными преимуществами, а главное — с неведомой дорогой движения к ним могли лишь запутать аудиторию.

Но теперь, по-видимому, пришла пора начинать продвижение облачных идей и в России. Одно из первых публичных представлений общей стратегии развития технологий VMware было сделано на прошедшей в конце октября в Москве конференции vForum. При этом региональный директор представительства VMware в России и СНГ Антон Антич решил не пугать собравшихся “непонятными” словами: новая система vSphere была представлена в его докладе как четвёртое поколение виртуализации (на Западе о ней изначально говорится как об облачной платформе). Любопытно и то, что вторая половина его презентации, посвященная перспективам развития vSphere, была выполнена на английском языке (о текущих проблемах — на русском).

Даже из самого поверхностного анализа публикаций видно, что термины “облака” и “виртуализация” связывает близкое родство. Но все же нужно иметь в виду, что это два качественно разных понятия: первое относится к категории концепции (методологический подход к созданию ИТ-инфраструктуры), а второе — конкретная технология, реализующая конкретные ИТ-проекты на практике. При этом следует подчеркнуть, что виртуализация — это не единственный способ формирования облачных систем. В современном теоретическом понимании перспективы Cloud связаны с переходом к использованию в приложениях многоарендной архитектуры (multitenancy), что фактически требует довольно радикальной переделки используемого сегодня прикладного ПО, ориентированного на модель “каждому владельцу — собственный экземпляр программы”.

Использование же средств виртуализации позволяет выполнить эволюционный переход от традиционной схемы реализации ИТ-инфраструктуры (внутри предприятия) к Cloud путем создания “псевдооблачной” среды на основе модели “многоарендность на базе общих аппаратных средств” (shared hardware multitenancy), когда арендаторы используют собственные экземпляры приложений, которые при этом работают в общей технической инфраструктуре. Принципиально при этом то, что имеющиеся приложения в этой виртуальной среде функционируют без каких-либо их изменений.

Но в то же время важно отметить, что виртуализация — это не просто способ использования унаследованного ПО в рамках решения задачи построения более эффективной ИТ-инфраструктуры. Вопрос о том, какую долю на рынке в перспективе займет облачная модель, является открытым, но можно уверенно утверждать, что ни о каких 100% не может быть и речи. Точно так же можно гарантировать, что полного перехода разработчиков ПО к применению многоарендной программной архитектуры не произойдет даже в отдаленном будущем. А раз так, то именно виртуализация будет ключевой технологией реализации облачной модели для моноарендных приложений.

В целом общая логика перемещения заказчиков в виртуальные облака вполне очевидна и реализуется в два этапа: сначала выполняется консолидация аппаратных ресурсов путем замены физических серверов виртуальными (рис. 1), а затем производится переход от виртуальных серверов к динамической виртуальной ИТ-инфраструктуре (рис. 2). Собственно вот эту систему, сформированную на втором этапе, уже вполне можно считать облачной: отделив слоем виртуализации прикладное ПО от физической среды, виртуальные машины можно перемещать в аппаратном пространстве, в том числе во внешние облака (хотя, разумеется, тут все не так просто, поскольку нужно решать много вопросов, причем не столько технических, сколько организационно-правовых).

Но дело в том, что на втором этапе (который уже полностью реализуется системой vSphere 4) VMware не собирается останавливаться. Тут нужно вспомнить, что впервые сообщив об облачных амбициях своей компании, глава VMware Пол Мариц пообещал отправить на задворки истории традиционные серверные операционные системы, имея при этом в виду прежде всего Windows. И сказано это было совсем не для красного словца. На самом деле как раз сейчас компания вплотную подошла к тому моменту, когда можно начинать реализацию этих намерений. Идея тут заключается в том, чтобы при замене виртуальной среды на облачную исключить традиционные ОС из общего программно-аппаратного комплекса (рис. 3) за счет более четкого отделения от ОС слоя исполнения приложений (сервер приложений) и передачи низкоуровневых функций ядра ОС в среду виртуализации.

В контексте такого подхода становится понятной важность недавного приобретения корпорацией VMware одного из наиболее перспективных игроков на поле облачных серверов приложений, компании SpringSource. Именно эта сделка, завершившаяся в сентябре, позволяет VMware перейти к созданию собственной сервисной платформы класса Platform-as-a-Service (PaaS). Напомним, что vSphere реализует облачный слой уровня Infrastructure-as-a-Service (IaaS).

Общий подход к построению “счастливого” облачного будущего понятен, и нужно сказать, что VMware уже сегодня имеет представительный набор технологий и решений для реализации этих идей. Что ответят на это конкуренты и в первую очередь Microsoft, против которой направлено острие всей этой концепции? И насколько привлекательны подобные облачные перспективы для заказчиков?

Обсуждения облачной тематики на российских ИТ-мероприятиях нынешней осени показывают, что клиенты к таким разговорам пока относятся скорее как к мечтам. В этом плане очень характерную фразу обронил представитель одной из компаний, который на vForum начал доклад об опыте внедрения средств виртуализации (после выступления г-на Антича) словами: “Давайте вернемся с облачного послезавтра в виртуализационное сегодня”.

Версия для печати (без изображений)