Сейчас, когда с момента выпуска компанией VMware первого ПО виртуализации для платформы x86 прошло более десяти лет, вопрос, стоящий перед руководителями ИТ-служб, заключается не в том, надо ли использовать виртуализацию, а в том, насколько далеко следует двигаться в этом направлении.

Крупные и мелкие предприятия, работающие в самых разных отраслях, уже открыли для себя выгоды этой технологии. И хотя традиционно проекты, направленные на виртуализацию, фокусировались на консолидировании серверов, сегодня в этой сфере наблюдается сдвиг. Компании все чаще используют виртуализацию для обеспечения более благоприятных условий роста и повышения гибкости бизнеса.

“Виртуализация не ограничивается проектами по консолидации, — говорит Том Биттман, известный аналитик и вице-президент компании Gartner. — Это технология, обеспечивающая скорость”.

Преимущества виртуализации весьма разнообразны. Она позволяет:

  • запускать по нескольку приложений на отдельном сервере, снижая таким образом затраты на оборудование и уменьшая потребность в энергоснабжении и охлаждении;
  • распространять возможности традиционных настольных компьютеров на удаленные машины, а это повышает производительность работы приложений, экономит усилия ИТ-подразделений по поддержке удаленных вычислительных ресурсов и добавляет еще один уровень защиты информации;
  • абстрагировать от физических вычислительных ресурсов системы хранения независимо от их реального местоположения. В результате повышается эффективность использования ресурсов хранения, расширяются возможности восстановления данных после катастроф.

Вместе с тем проекты по виртуализации бывают сопряжены с многочисленными потенциальными проблемами. Бюджетные ограничения и недостаточность ресурсов заставляют организации действовать более сдержанно. Часто компании и хотели бы внедрить виртуализацию для обеспечения роста бизнеса, но они понимают, что у них нет достаточно специалистов для работы над дополнительными проектами. Некоторые проблемы связаны с особенностями корпоративной культуры. В консервативных организациях ИТ-специалисты, привыкшие иметь дело с серверами, опасаются переносить свои любимые приложения на виртуальные машины. “Для виртуализации этого пула ресурсов требуется изменение психологии у сотрудников технологического отдела, — считает Рон Андерсон-Леман, занимавший должность ИТ-директора в компании Continental Airlines до ее слияния с United Airlines в октябре 2010 г. — По-видимому, им кажется, что виртуализация будет означать для них утрату контроля”.

Кроме того, как утверждает Андерсон-Леман, компании, проводящие виртуализацию, часто сталкиваются с противодействием со стороны вендоров, которым трудно поддерживать множество корпоративных виртуализационных платформ, в частности модифицировать свои приложения.

Убедить лиц, принимающих решения в компании, в пользе виртуализации тоже бывает непросто. В большинстве случаев корпоративные руководители не разбираются в этой технологии, так что ИТ-специалистам бывает трудно объяснить ее далеко не очевидные выгоды для бизнеса.

“Гораздо проще понять выгоды консолидации, тут все очень наглядно, — поясняет Грег Шульц, автор книги The Green and Virtual Data Center (“Экологичный и виртуальный дата-центр”, CRC Press-Taylor & Francis Group, 2009), основатель исследовательской фирмы Server and StorageIO Group, специализирующейся на проблемах инфраструктуры. — Все понимают, что компрессия мусора или совместное поочередное использование автомобилей помогают сохранить окружающую среду, но когда речь заходит о виртуализации, наглядные доводы найти непросто. Многие ИТ-менеджеры ломают голову над тем, как обеспечить виртуализацию 70—80% среды, находящейся в их ведении”.

В отчете, который подготовила к публикации компания Gartner, говорится, что эта проблема особенно актуальна для больших организаций. К 2012 г., по оценкам авторов отчета, малые и средние предприятия более чем утроят объем вычислительных задач, решаемых на основе виртуализации. Темпы роста здесь в шесть раз выше, чем у крупных корпораций. Причина расхождения — в том, что малые и средние предприятия стремятся сразу перевести на рельсы виртуализации как можно больше ресурсов, тогда как крупные компании действуют поэтапно, каждый раз охватывая лишь небольшой участок, и нередко этапы у них совпадают с циклами обновления серверной техники.

Но несмотря на препятствия и особенности динамики роста, виртуализация все же находит дорогу в ИТ-практику компаний самых разных типов и масштабов. Рассмотрим три примера, как очень сильно различающиеся организации осваивают эту технологию.

Порой виртуализация представляется целесообразной для какой-то одной части бизнеса, но ненужной для других. Тодд Слен, директор по технологиям Total Wine & More, рассказал, что их торговая компания не собирается виртуализировать единственный сервер, функционирующий в каждом из 65 магазинов сети. Между тем начиная с 2005 г. виртуализация серверов была для Total Wine важной частью корпоративной стратегии в области ИТ: быстрый рост бизнеса заставлял команду Слена добавлять по серверу каждый раз, когда надо было развернуть новое приложение или новую услугу.

В то время не существовало специализированных коммерческих программ для автоматизации управления цепочками поставок, складами и бюджетом в компаниях, торгующих вином. Total Wine ежегодно открывала по шесть-семь новых магазинов, и Слен понимал, что для удовлетворения растущих потребностей этих предприятий необходимы дополнительные ресурсы. Компания воспользовалась системой виртуализации Hyper-V разработки Microsoft, и это позволило покончить с безудержным ростом парка физических серверов, число которых уже достигло 125.

Виртуализировав все серверы в двух своих корпоративных ЦОДах, Слен решил две проблемы. “Во-первых, мы смогли удвоить число магазинов, не наращивая оборудование ЦОДов, — вспоминает он. — Без виртаулизации это было бы немыслимо. А во-вторых, коэффициент использования серверов в виртуализированных ЦОДах достиг 90%, что в свою очередь помогло компании эффективнее обслуживать потребителей. Вы не сможете предложить самые выгодные в отрасли цены, пока не оптимизируете свои затраты. А если ваши ресурсы используются лишь на 50%, то об оптимальности говорить не приходится”.

Теперь Слен надеется повысить эффективность и сократить расходы за счет виртуализации систем хранения — этот проект уже завершен на две трети. Рассматривается также возможность виртуализации инфраструктуры для подготовки корпоративных кадров. “Да и вообще, почему бы не применить виртуализацию везде, где это имеет смысл? — задается вопросом Слен. — Ведь уже понятно, что без нее мы сегодня тратили бы на ИТ гораздо больше средств”.

Уже давно наиболее эффектными проектами по виртуализации считаются те, что связаны с консолидацией серверов, и многие ИТ-менеджеры, включая Питера Уоллеса, ИТ-директора города Чесапик (штат Виргиния, США), очень ценят этот аспект. Ведь и в самом деле лучше, если для запуска всех необходимых приложений можно задействовать лишь часть аппаратных ресурсов.

Уоллес получил свою должность в 2007 г., его задачей было упорядочить использование растущего парка серверов в период столь же быстрого роста городского населения. В распоряжение руководителя попал допотопный ЦОД, не имевший современных систем охлаждения, в то время как число серверов достигло 135. На каждое приложение имелся по меньшей мере один выделенный сервер, а под приложения вроде PeopleSoft HR отводилось целых семь. При этом считалось, что организации нужны дополнительные серверные мощности. Для их размещения городские власти собирались надстроить второй этаж в здании центра, здесь же планировалось разместить средства восстановления после катастроф. Проект должен был обойтись в 10 млн. долл. Уоллес быстро поставил крест на этих планах. Проанализировав имеющиеся ресурсы, он выяснил, что серверные мощности используются всего на 15—20%, не более.

Уоллес сделал ставку на виртуализацию и за последовавшие три года сократил число задействованных серверов до двадцати, а к концу года по его замыслу организация должна избавиться еще от пяти машин. “Мы виртуализировали всё, до чего дошли руки”, — говорит он. Правда, на этом пути не все шло гладко. Прежде всего нужно было изменить мышление городских чиновников, относившихся к службе ИТ как к “отделу”. По мнению Уоллеса, само это слово наводило на мысль об отдельности, и он предложил заменить его на “единицу”. Руководителю пришлось немало поработать и с консервативными вендорами, в частности создать экспериментальную среду для переноса приложений с физических машин на виртуальные, а затем отлаживать работу программ, изначально не ориентированных на виртуализацию.

В конце концов стратегия Уоллеса позволила добиться ряда положительных результатов:

  • благодаря виртуализации обошлись без расширения площадей;
  • ненужной оказалась закупка серверов, что сэкономило для бюджета 200 тыс. долл.;
  • на 2000 долл. в месяц сократились счета за электроэнергию (после устранения оставшихся ненужных серверных мощностей Уоллес надеется сократить их еще на 1000 долл.).

Схема виртуализации, реализованная в Сельскохозяйственном и политехническом университете Техаса, во многих аспектах инновационна. Томас Матер, ИТ-директор университета, выбрал курс на виртуализацию не из-за желания сократить число используемых серверов. Его привлекла идея распределенных приложений, которые студенты могли бы использовать независимо от своего местонахождения. Это избавляло их от привязки к 150 компьютерам, размещенным в университетском кампусе.

“Для меня выгода виртуализации не связана с традиционным стремлением сэкономить деньги, — поясняет Матер. — Мне важна продуктивность. Мы хотим дать студентам возможность заниматься наукой, но дистанционно”.

Для этого Матер организовал среду виртуализированных десктопов. Всё началось несколько лет назад с виртуализации трех из имевшихся восемнадцати серверов — не хотелось сразу брать на себя неподъемную задачу. Затем перевод на виртуализацию продолжался, охватывая на каждом этапе новую небольшую порцию. Сегодня все 18 машин виртуализированы, для этого используется система Hyper-V корпорации Microsoft в сочетании с брокером соединений. В результате студенты имеют дистанционный доступ к нужным серверам со своих удаленных виртуальных ПК, которые могут находиться и вне компьютерного центра. Сравнительно скромная университетская серверная ферма в состоянии обслуживать одновременно до трёхсот пользователей, работающих даже с весьма ресурсоемкими приложениями вроде Autocad. Для оптимизации виртуализированной среды служит программа Diskeeper, постоянно дефрагментирующая файлы и размещающая их компактно на диске, благодаря чему виртуализированные приложения работают быстро и надежно.

Со временем Матер планирует распространить виртуализацию и на университетские системы хранения, включая сервер резервирования. Правда, делать это желательно не раньше, чем у ИТ-службы появится достаточно мощная сеть хранения (SAN). Однако независимо от появления SAN в нынешнем году должна быть виртуализирована среда Microsoft Exchange. “У каждого проекта, связанного с виртуализацией, здесь собственные цели и мотивы, — рассуждает Матер. — Но если одной из ваших целей является продуктивность (а это, естественно, так), то виртуализация в любом случае предоставит дешевые и удобные средства для ее достижения”.

Даже очень крупные, традиционно консервативные компании, например авиаперевозчики, убеждаются, что консолидация серверных ресурсов помогает им и в других направлениях продвигаться дальше и получать дополнительные выгоды. Андерсон-Леман, руководивший службой ИТ в Continental Airlines, подчеркивает, что инициативы его команды позволили Airlines ежегодно экономить 1,5 млн. долл. на оборудовании, ПО, трудозатратах и операциях. Это, считает он, должно убедить руководство объединенной компании United-Continental в необходимости продолжать проекты виртуализации на новом уровне.

“На следующем этапе кто-то другой займется виртуализацией в новых масштабах, и я смогу включить свои системы в его виртуальное пространство, — полагает Андерсон-Леман. — Это естественная эволюция, ведущая к облачным вычислениям”.

Долгосрочные выгоды виртуализации должны перевешивать всевозможные соображения относительно бюджетных ограничений, потребностей в серверах и т. п. Объемы корпоративных данных растут экспоненциально, и если не принять меры, то ИТ-среда может просто лопнуть по швам. “В области информации рецессии не бывает”, — резюмировал Грег Шульц.

Версия для печати