Можно довольно уверенно утверждать, что в 2010 г. термин Cloud Computing (или просто Cloud) был хитом корпоративных ИТ по числу его упоминаний в выступлениях и публикациях, причем не только за рубежом, но и в России. Вообще-то, облачная PR-активность ИТ-поставщиков должна была начаться в нашей стране годом ранее, но этому явно помешал экономический кризис: в условиях борьбы за выживание было не до инновационных штучек, тут и без облаков будущее для многих выглядело весьма туманным.

На фоне же того, что декларируемая, но не очень внятно сформулированная концепция имела явно недостаточную увязку с вопросами реальной ИТ-жизни, уже к концу ушедшего года на рынке отчетливо стали наблюдаться усталость и растущее недоверие к этим самым облакам. Так что с большой вероятностью можно спрогнозировать, что в наступившем году PR-ажиотаж вокруг облачной тематики пойдет на спад. Но с той же уверенностью можно предсказать, что только сейчас начнется реальное осмысление этих идей.

Мне кажется, правильное восприятие роли облачных моделей в истории ИТ (в том числе сегодняшней) должно базироваться на нескольких основополагающих тезисах.

  • Cloud Computing — это долгосрочная тенденция развития ИТ. Поэтому подходить к оценке ее реализации с точки зрения периода в один-два года нельзя, нужно рассматривать отрезки не менее чем в пять, а возможно, и даже десять лет. Поэтому на возражения типа: “Вы уже год говорите про облака, а где практические результаты?” — можно ответить только одно: результаты можно будет оценить лишь через три-четыре года. Соответственно сегодняшний практический аспект Cloud заключается не в том, чтобы срочно переделывать все под облака, а в том, чтобы учитывать данную тенденцию в рамках стратегического планирования развития ИТ-инфраструктуры (в самом ее широком понимании) предприятия и — что еще важнее — взаимоотношений между ИТ-поставщиками (включая и ИТ-подразделения предприятий) и бизнес-заказчиками.
  • Развитие ИТ, и уже тем более корпоративных, несмотря на высокие темпы внедрения инноваций, все же идет сугубо эволюционным образом, без революционных потрясений. Главный принцип — обеспечение непрерывности бизнеса. Повышение эффективности — это уже задача номер два.
  • Как этот ни странно звучит, но все же мы живем в условиях рыночной экономики, где именно спрос в решающей степени определяет предложение и где главенствует принцип “покупатель всегда прав”. Это я к тому, что на одной из осенних CIO-конференций прозвучал, причем под молчаливое согласие аудитории, тезис о том, что мы живем в условиях диктата вендоров (в контексте того, что раз они хотят облака, то мы никуда от этого не денемся). На самом деле жизнеспособность облачной концепции зависит исключительно от того, в какой мере она будет принята пользователями.
  • Облачные вычисления — это большой, динамично развивающийся комплекс различных, хотя и взаимосвязанных моделей и понятий. Сегодняшнее наше представление об этой проблематике существенно отличается от того, что имелось в виду под Cloud Computing три года назад, когда термин только впервые появился на ИТ-рынке. Скорее всего, уже через два года видение этой тематики (причем, возможно, уже под другими названиями) будет отличаться от сегодняшнего.

Но все же, что такое Cloud Computing? Наверное, приведенное мною в одной из первых публикаций по облачной теме почти два года назад определение “Это стиль разработки и использования компьютерных технологий (вычислений), при котором динамично масштабируемые ресурсы предоставляются через Интернет как сервис”, в целом сохраняет актуальность. Но все же оно является слишком общим и, главное, не отражает глобальную тенденцию развития ИТ, о которой говорилось выше.

Из всего множества характеристик облаков ключевой является использование сервисной модели взаимоотношений между бизнес-потребителем и ИТ-поставщиком. При этом нужно подчеркнуть, что в роли ИТ-поставщика выступает в первую очередь именно обеспечивающая сервисы ИТ-служба, которая в рамках данной модели автоматически становится для заказчика внешним контрагентом, независимо от того, является ли такая служба юридически внутренними подразделением организации или какой-то внешней структурой.

Процесс внедрения сервисных моделей отношений начался не сегодня. Он идет давно. Достаточно вспомнить об идеях ITSM/ITIL. Но в рамках этой концепции речь шла о переводе в схему сервисного взаимодействия в основном “человеческих” услуг по сопровождению ИТ (оптимизация операционных затрат). Cloud — это следующий шаг в этом же направлении, когда в разряд сервисов переходят не только “человеческие” услуги, но и предоставление вычислительных ресурсов (физическая инфраструктура, оборудование, ПО).

Причем, если посмотреть на историю ИТ, то мы легко увидим, что все это уже было! Можно вспомнить, что в середине XX века IBM предоставляла свои программно-аппаратные комплексы только в аренду — такой вариант PaaS образца 50-х. В 70—80-х гг. широко использовали аренду мощностей внешних вычислительных центров (с оплатой использования ресурсов по факту). Во время перестройки организации широко внедряли модели внутреннего хозрасчета, при которых ИТ-подразделения становились автономными (сегодня бы сказали, сервисными) подразделениями. Так что идеи Cloud совсем не новы. А вот состав решаемых задач, методы их решения, технологии — совсем иные, чем 20 или 50 лет назад.

Значит ли это, что через пять или десять лет нас ожидает полная облачность? (Как говорил персонаж известного фильма: “Ничего не останется, кроме телевидения”.) Конечно же нет! Она займет (и уже занимает!) свою долю на рынке. Какую именно? По этому поводу можно сделать какие-то обоснованные прогнозы, но можно гарантированно сказать, что это не будет 0% или 100%. Причем переход на сервисную модель — не особенность ИТ, это многовековая общечеловеческая тенденция. Оглянитесь: еще не так давно мы сами ремонтировали автомашины, телевизоры, обувь…

Версия для печати