Облачные вычисления и Большие данные — те области, с которыми так или иначе сегодня связывают свои перспективы крупнейшие игроки в мире ИТ. Американская корпорация EMC, известная прежде всего как поставщик систем хранения данных, — в числе тех, кто претендует в этих сферах на первые роли. При этом компании удается демонстрировать высокие темпы роста практически по всем поддерживаемым ею направлениям бизнеса. Во время визита в Москву президента EMC EMEA North Адриана Макдональда с ним беседовал 1-й заместитель главного редактора PC Week/RE Игорь Лапинский.

PC Week: В первом полугодии 2011-го EMC продемонстрировала высокий рост по целому ряду бизнес-направлений, хотя ситуацию в мировой экономике нельзя было назвать благоприятной. С чем вы связываете такие результаты компании?

Адриан Макдональд: Действительно, развитие глобальной экономики, особенно экономики западных стран, затормозилось. Темпы роста ИТ-рынка в этих странах составляют от 4 до 6% в год. В такой ситуации нам остается только радоваться тому, что наш бизнес растет в среднем на 20—22%. Мы развиваемся и наращиваем свою рыночную долю. При этом очень быстрыми темпами растет наш бизнес за пределами Северной Америки. Если в этом регионе годовой прирост у нас составляет порядка 10%, то в EMEA он уже на уровне 20%, в Латинской Америке — порядка 35%, а в Азии — где-то 45%. Сегодня развивающиеся страны — это ключевой элемент в нашем бизнесе.

Кроме того, хотя в течение многих лет мы были известны как лидер в области систем хранения данных, в настоящее время на СХД приходится не более 30% нашего оборота. Сейчас сильно повысился интерес к платформам для облачных вычислений и Большим данным, и как раз по этим направлениям мы вместе с нашими партнерами вышли на лидирующие позиции. Так что выбранная компанией стратегия развития вполне себя оправдывает.

PC Week: О феномене Больших данных заговорили сравнительно недавно. Вы уже ощущаете реальный спрос на решения из этой области ИТ?

А. М.: Для начала нужно хорошо уяснить, что такое Большие данные. Фактически с этим термином связывается возможность получать ответы на специфические вопросы в результате обработки значительных объемов данных. Причем традиционные подходы для этого не годятся в силу необходимости выполнять огромное количество поисковых запросов в ограниченное время в среде по большей части неструктурированных данных.

Инцидент, который недавно произошел с банком UBS, понесшим потери в результате рискованных сделок в размере 2 млрд. долл., свидетельствует о том, что в инвестиционном банкинге есть насущная потребность в инструментах, позволяющих быстро принять решение на основе обработки огромных объемов информации. В нефтегазовой отрасли тоже остро стоит вопрос, как можно повысить доходы от существующих разработок и оправданно ли использование мелких месторождений. Технологии Больших данных сегодня актуальны в биомедицине, СМИ и многих других сферах. Соответственно в области технологий происходят два главных изменения. Первое касается технологий поиска, которые превосходят по своим возможностям обычные решения. Второе — создания платформ для таких поисковых систем.

PC Week: В нынешнем году стало очевидно, что некоторые крупнейшие поставщики инфраструктурных решений, включая IBM, HP и Microsoft, теперь фактически становятся и провайдерами облачных сервисов, предоставляемых на базе принадлежащих им дата-центров. EMC таких планов для себя не строит?

А. М.: Рынок облачных вычислений сейчас разделяется на три направления. Такие его представители, как Amazon и Google, предлагающие публичные облачные сервисы, — это как отель “Калифорния”, однажды заселившись в который вы уже вряд ли захотите переехать в другой. В отличие от них IBM и HP, к примеру, помимо услуг продают еще и свои продукты для построения облаков. Но их предложения не столь сильно изменились со времен, предшествовавших наступлению облачной эры. При этом набор услуг, скажем, IBM вполне эффективен и на него есть спрос, определяющий долю IBM на рынке. Тем не менее наибольший спрос мы видим в третьем направлении, которое базируется на лучших в отрасли решениях и лучших практиках. Именно в этом направлении развивается EMC благодаря ключевому партнерству с Cisco, Intel, VMware, в сотрудничестве с которыми мы обеспечиваем большинство потребностей, связанных с созданием облачной инфраструктуры. В конечном счете мы предоставляем своим заказчикам две вещи: наш интеллектуальный капитал и возможности для его реализации. Причем наиболее ценное в данном случае — то, что мы понимаем специфические требования заказчиков, которые должны быть учтены при построении их облаков. Несмотря на имеющуюся тенденцию к стандартизации технологий иногда это невозможно сделать в силу имеющихся у заказчика специфических потребностей, которыми нужно заниматься отдельно. Фактически наш девиз на 2012-й звучит так: “Строим Ваши облака”. И в числе своих заказчиков мы видим также сервис-провайдеров, аутсорсеров и системных интеграторов, которые могут теперь предоставлять своим клиентам услуги на основе предлагаемых нами созданных с применением лучших практик решений.

PC Week: Виртуализация, облачные технологии заставляют пересматривать и обновлять технологии защиты. Это как раз сфера деятельности вашего подразделения RSA. Но рост этого направления во II кв. у вас оказался заметно ниже, чем по другим направлениям. Как вы это объясняете?

А. М.: Перспективы облачных вычислений очень зависят от того, как решаются вопросы безопасности. Перечень постоянных изощренных угроз (Advanced Persistent Threat, APT), направленных против государственных организаций, крупных корпораций, быстро расширяется. В этот криминальный бизнес вкладывается существенно больше средств, чем раньше. Поэтому в стратегическом плане подразделение RSA — наверное, важнейшее для нас. И это наиболее мощное подразделение в EMC. Я думаю, что сравнительно невысокие цифры роста бизнеса этого подразделения в минувшем квартале связаны с теми дискуссиями, которые развернулись вокруг безопасности облаков. Но уже во втором полугодии показатели RSA должны вернуться к своему нормальному уровню.

PC Week: А что для RSA нормальный уровень?

А. М.: Это подразделение всегда имело наилучшие показатели роста в нашей компании, и я уверен, что так будет и в дальнейшем. Решения RSA нужны всем.

PC Week: Агентство SBIC, недавно выполнившее исследование по заказу EMC, рекомендует компаниям в связи с кардинальным изменением киберугроз считать целью в области ИБ не предотвращение атак злоумышленников, а обнаружение атаки и максимально быстрое уменьшение ущерба от нее. То есть потери уже неизбежны?

А. М.: Наше подразделение RSA работает в тесном контакте со многими консалтинговыми фирмами, специализирующимися на вопросах безопасности. И в данном случае мы пришли к общему мнению, что сегодня двух- и даже трехфакторной идентификации может оказаться недостаточно для обеспечения безопасности. Фактически организации должны наращивать комплекс мер, чтобы обеспечить такой уровень безопасности, который им необходим. То есть надежность защиты в ее глубине, в ее эшелонированности. Не случайно большинство корпораций и компаний среднего уровня уже имеют в своем штате директора по ИБ. Это необходимость.

PC Week: Структура бизнеса EMC в России, наверное, отличается от таковой в западноевропейских странах и США? В чем проявляется это различие?

А. М.: Я бы не сказал, что есть какие-то серьезные различия в структуре нашего бизнеса в России и других странах. EMC трансформировалась в поставщика решений для облачной инфраструктуры и Больших данных. Внутри этих направлений есть более узкие. Но нам важно развивать свою экспертизу и свой опыт по всем этим направлениям на каждом локальном рынке.

PC Week: Но обычно наш рынок несколько отстает в восприятии новейших технологий. И если ваши СХД здесь представлены и продаются довольно давно, то этого не скажешь о решениях для построения облаков. Да и системы документооборота у нас зачастую предпочитают отечественного производства.

А. М.: Да, но ситуация меняется, хотя я согласен, что облачные технологии в России не так быстро берутся на вооружение крупными компаниями и государственными структурами, как в некоторых других странах. Тем не менее по темпам внедрения базовых, корневых технологий Россия не уступает другим рынкам, а, может быть, и опережает их. Например, направление Больших данных здесь развивается быстрее, чем в Западной Европе.

PC Week: Недавно вы подписали протокол о намерении заключить OEM-соглашение с российской компанией РКСС. Поясните, что вы ожидаете от этого соглашения.

А. М.: EMC — международная компания, и потому она должна иметь опору во всех странах присутствия. От этого зависит, как мы понимаем ситуацию на каждом локальном рынке. В таком смысле партнерство с РКСС очень ценно для нас. Сейчас мы обсуждаем с РКСС возможности совместного проектирования решений для российского рынка, и РКСС уже сейчас занимается оптимизацией наших технологий для компаний государственного сектора.

PC Week: Что подразумевает такая оптимизация?

А. М.: Мы хотим предоставить предприятиям и организациям госсектора свои решения именно в том виде, в каком они их ожидают. Речь идет прежде всего о доверенных решениях. А это означает, что они должны быть дополнены необходимыми здесь функциями, что в них используются местные средства защиты и гарантируется отсутствие недекларированных возможностей.

PC Week: Можно ли ожидать, что и производство таких решений будет организовано в России?

А. М.: Это то, к чему мы стремимся. В частности, в Бразилии и Китае мы уже производим решения для их рынков. Если экономически это будет оправдано для РКСС, данную практику имеет смысл реализовать и в России, поскольку это будет способствовать расширению нашего присутствия здесь и позволит нам обладать статусами глобального и локального производителя одновременно. Но пока мы находимся лишь в начале пути.

PC Week: EMC уже заявляла о своем интересе к проекту Сколково и о возможном участии в нём. Какая-либо ясность в этом появилась?

А. М.: Мы намерены участвовать во всех ключевых аспектах развития российской ИТ-инфраструктуры. Что касается Сколково, то тут у нас уже есть определенные подвижки, о которых будет объявлено в ближайшие месяц-два или даже быстрее.

PC Week: Экономическую ситуацию в мире трудно назвать стабильной. Мы видим, что курс валют колеблется. Может ли это стать серьезным фактором риска для ваших партнеров в России? Два года назад многие российские компании пострадали как раз из-за изменения валютных курсов, а цикл продаж у вас довольно длительный.

А. М.: Я понимаю, насколько важен заданный вами вопрос. Но могу сказать, что на сегодняшний день мы чувствуем себя уверенно. EMC — довольно консервативная компания, и у нее очень хорошая финансовая платформа. Согласно последним данным, с которыми я знакомился, у нас от 8 до 10 млрд. долл. наличности, а оборот в этом году ожидается на уровне 19,6 млрд. долл. И это позволяет принять все необходимые меры, чтобы минимизировать последствия курсовых флуктуаций для наших партнеров. Кроме того, наши партнеры, которые двадцать лет назад еще были маленькими, к настоящему времени тоже выросли, стали более крупными и стабильными, выработали свою финансовую стратегию. Это дополнительный фактор нашей уверенности.

PC Week: Впереди у России выборы. Как правило, это стрессовый период для российского ИТ-рынка. В своих планах вы как-то учитываете этот фактор?

А. М.: Мне посчастливилось работать в России почти двадцать лет. За это время в стране многое изменилось. Мы очень оптимистично смотрим на будущее российского ИТ-рынка и перспективы его развития, а потому в своих планах не ориентируемся только на ближайшие год—два. Могу сказать, что у нас сейчас около пятисот сотрудников в “EMC России”, успешно функционирует Центр разработки программного обеспечения в Санкт-Петербурге, и мы будем продолжать наращивать инвестиции в этот рынок; к тому же мы ожидаем здесь даже более высокого роста, чем в среднем по EMEA.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)