Облачные технологии стали очень актуальными за короткий, буквально два-три года, период. С чем это связано — с успешным маркетингом или жизненной необходимостью? Какие именно облачные решения — частные или публичные — наиболее актуальны сегодня и в ближайшей перспективе? Как именно меняют подход к управлению ИТ-инфраструктурой и информационной безопасностью облачные технологии? Эти и другие актуальные вопросы обозреватель PC Week/RE Алексей Воронин обсудил с директором департамента корпоративных продаж корпорации EMC Максимом Зубаревым и первым заместителем управляющего директора компании “Техносерв” Евгением Закрепиным.

PC Week: Начнем с главного — с термина. Все ли вендоры, предлагая облачные решения, понимают под облачными вычислениями одно и то же?

Максим Зубарев: Облачные вычисления — это по сути своей феномен, который не зависит от вендора. Согласно формулировке Национального института стандартов и технологий США (NIST) облачные вычисления — это подход, который обеспечивает возможность доступа клиента к пулу ресурсов там и тогда, где и когда это ему нужно. А вот способы, которыми реализован этот подход, естественно, разнятся от вендора к вендору. Сервисная модель — одна из возможных моделей доступа к ресурсам.

PC Week: Облачные вычисления довольно долго воспринимались бизнесом лишь как модная тема. Когда, на ваш взгляд, наступил переломный момент и бизнес увидел в облачных вычислениях заложенные в нем возможности для развития? Что послужило толчком?

М. З.: Символическим переломным моментом можно считать 15 сентября 2008 года — день, когда один из крупнейших американских банков Lehman Brothers объявил себя банкротом. Данное событие не имеет прямого отношения к ИТ, но, как известно, послужило толчком к мировому экономическому кризису, который заставил компании любого профиля, масштаба бизнеса и местоположения задуматься о выживаемости. По Дарвину, как известно, выживает не сильнейшая особь, а наиболее адаптивная, гибкая. Поскольку ИТ давно уже стали одной из основ бизнеса, то и гибкость бизнеса сегодня во многом определяется гибкостью ИТ-инфраструктуры, которую как раз обеспечивают на качественно новом уровне облачные технологии. Так что именно гибкость, которую предоставляют облачные вычисления, стала основой для движения в сторону облаков. Бизнес принял модель получения ИТ-ресурсов “по требованию” — там и тогда, где и когда бизнесу это действительно необходимо. И соответственно бизнес получил возможность оплачивать только тот объем ресурсов, который реально используется. Что касается вопроса “когда?”, то показательно, что облачные технологии еще в 2008 году не входили в список топ-10 приоритетных технологий, составляемый ежегодно Gartner. Но уже в следующем, 2009 году, облачные вычисления заняли второе место, а в 2010-м — первое. Динамика, прямо скажем, колоссальная, и она, как я уже отметил выше, в сильной степени была задана кризисными явлениями в мировой экономике. Если кризис сравнить с угрозой нападения, то облачные вычисления можно назвать пулей в пистолете того, кто от нападения защищается, а спусковым крючком на воображаемом пистолете будет виртуализация (серверная, систем хранения и т. д.).

Евгений Закрепин: Мне хотелось бы отметить, что первые технологии виртуализации появились еще в 1980-х. Так что здесь, на мой взгляд, скорее следует говорить о новой терминологии, а не о принципиально новых технологиях, и еще — об их более широком распространении, поскольку сегодня уже все ведущие мировые вендоры стали предлагать облачные решения, и даже больше: утверждать, что облака — это “наше всё”. Что касается собственно облачных технологий в том виде, в каком они сегодня существуют, то вовсю о них заговорили примерно два года назад. Основной толчок к использованию облачных вычислений был со стороны бизнеса и заключался в необходимости эффективного использования ИТ-инфраструктуры, в том числе — на фоне глобального кризиса. В рамках традиционного подхода к ИТ компании чуть ли не под каждое приложение необходимо устанавливать свой сервер и свою систему хранения данных. При таком подходе и то и другое, как правило, используется на 5— 10% от своих возможностей. В случае с облачными технологиями ИТ-ресурсы используется со значительно большей эффективностью, на уровне 60— 70%. Что касается “модности” темы облачных вычислений, то ее широкое обсуждение в СМИ, в том числе маркетинговыми службами ведущих вендоров, сыграло свою положительную роль: бизнес сначала запомнил термин “облачные вычисления”, потом заинтересовался технологией и наконец стал применять ее на практике.

PC Week: Какие глобальные факторы сегодня активно способствуют росту популярности облачных вычислений? И какие, возможно, начнут активно действовать завтра?

М. З.: Среди глобальных факторов я назову три основных. Современный мир живет в условиях информационного общества и даже больше — информационной революции. И первый фактор роста популярности облачных вычислений — постоянный динамичный рост объема цифровой информации (по данным IDC, ежегодный ее прирост составляет 52%). Некоторые эксперты уже заговорили о появлении новой вселенной — цифровой. Второй фактор — крайне незначительный на фоне динамики цифровой информации рост ресурсов, которые необходимы для их обработки, коими являются бюджеты и специалисты. В мире ИТ-бюджеты вырастают всего на 2% в год, а количество специалистов — на 1% (в России ситуация несколько иная, мы развивающаяся страна, так что у нас все растет быстрее). В целом ситуацию без преувеличения можно оценить как плачевную. И третий фактор — сложившаяся практика структуры ИТ-бюджета, 77% которого, согласно данным мировой статистики, идет на поддержку и обслуживание ИТ-инфраструктуры и только 23% — на ее развитие. На фоне мирового экономического кризиса сочетание первого и второго факторов особенно критично — такая разбалансированность с большой вероятностью может привести к внутрикорпоративному кризису, когда остановятся критичные для бизнеса приложения. Возникает вопрос — как справиться с новой ситуацией в рамках традиционных подходов? Очевидно, что это маловероятно и даже невозможно. Это подталкивает бизнес к использованию облачных решений.

Е. З.: Я бы как основной фактор, способствующий росту популярности облаков, назвал TCO (Total Cost Ownership), т. е. совокупную стоимость владения ИТ-инфраструктурой. Ее сегодня считают практически все компании, и снижению которой способствуют облачные технологии. Что касается прогнозов… я отметил бы, что в России наибольшее распространение пока получили частные (внутренние) облака, т. е. облачные решения внутри охраняемого периметра ИС компаний. А вот востребованность общественных (или, в другой терминологии, внешних, публичных) облаков пока под вопросом — отношение к ним у российских руководителей осторожное, мало ли что может произойти там, в облаках. Вот этот фактор “мало ли что” пока является решающим фактором в отношении публичных облаков. Вместе с тем, судя по западной практике и публикациям в прессе, всё вроде бы показывает, что за публичными облаками большое будущее. Посмотрим, как это будет происходить на практике.

PC Week: Помимо глобальных, фоновых факторов для развития облачных вычислений есть и чисто технологические. Назовите, пожалуйста, основные из них…

М. З.: В первую очередь появление технологий виртуализации серверов и систем хранения данных — это базис, без которого ничего бы не было. Второй фактор — рост пропускной способности телекоммуникационных каналов. Но сам по себе этот фактор уже не такой критичный, поскольку появилась технология дедупликации, позволяющая уменьшить объем передаваемой информации почти в двадцать раз, а также разработаны новые технологии сжатия трафика. Дедупликация и сжатие трафика позволяют использовать для передачи больших объемов информации в том числе и не самые хорошие с точки зрения пропускной способности каналы, и это третий фактор. И наконец, четвертый немаловажный фактор — развитие технологий в области информационной безопасности и управления ИТ-инфраструктурой. В случае с частными облаками мало что меняется, а вот при использовании внешних (публичных) облаков у ИТ-инфраструктуры в компаниях отсутствует периметр, который привыкли охранять. Соответственно требуются новые подходы, базирующиеся на защите не периметра, а данных. На первый план выдвигается не столько возможность управлять данными, сколько уверенность в том, что неавторизованное лицо не сможет получить к ним доступ. Для этого используются элементы шифрования данных, системы мониторинга виртуальной инфраструктуры и ряд других, современных методов защиты.

Е. З.: На мой взгляд, телекоммуникационная инфраструктура с высокой пропускной способностью — все-таки основной технологический фактор (даже с учетом появления технологии сжатия). Именно появление “широких труб”, через которые можно “прогонять” гигабайты и терабайты информации, и сделало возможным доступ к сетевым ресурсам из любого места в любое время, т. е. облачные вычисления. Остальные перечисленные коллегой факторы, конечно, тоже важны.

PC Week: В России уже имеются компании, предоставляющие услуги по организации внешнего электронного документооборота. Недавние изменения в налоговом законодательстве (закон № 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”) многие эксперты считают точкой отсчета бурного развития внешнего электронного документооборота. Каково ваше мнение?

Е. З.: Законодательные инициативы могут стимулировать рост бизнеса, а могут и останавливать. Снятие правовых барьеров, соответственно, всегда дает дополнительный импульс, в данном случае — в плане организации внешнего документооборота на базе облачных технологий. Можно констатировать, что это, прежде всего, еще один фактор роста объема цифровых данных, а значит, и роста потребности в использовании облачных вычислений. Но не будем забывать про Закон о персональных данных, из-за которого возникают проблемы с передачей персональных данных клиентов третьей стороне. Это, конечно, создает определенные сложности для работы российских компаний с публичными облаками. С другой стороны, может быть, не так уж и плохо, что существует такое законодательное ограничение, потому что внешние облака — это хорошо, но мы убеждены в важности охраны нашей персональной информации. А значит, крупным компаниям, работающим с такими данными, надо все-таки собственную ИТ-инфраструктуру выстраивать на базе частных облаков.

М.З. Западным компаниям в этом плане проще. Например, в корпорации EMC сотрудники направления продаж и маркетинга по всему миру работают в публичном облаке с браузерной CRM-системой производства компании Salesforce.com, обеспечивающей доступ к своим ресурсам из любой точки мира. Для западных компаний наряду с правовыми вопросами поднимаются темы бизнес-рисков, т. е. насколько персональная информация, размещенная во внешних облаках, защищена от конкурентов.

PC Week: Кто из западных вендоров, с вашей точки зрения, наиболее активен в продвижении своих облачных решений на российском рынке?

Е. З.: Это в первую очередь EMC, VMware, Cisco, Microsoft.

PC Week: А как вы оцениваете рынок российских программных разработок в данной сфере? Способен ли он составить реальную конкуренцию западному ПО?

М. З.: Российские программисты сами по себе очень квалифицированны. Половина из них трудится на западные компании как офшорные программисты. Что же касается российского рынка в сфере облачных технологий и решений, то он пока еще только формируется. Наиболее заметный игрок на рынке прикладного ПО российского производства, в том числе и в сфере облаков, общеизвестен — это компания “1С”. В сфере прикладных решений российские разработки вполне конкурентоспособны по отношению к западным системам — но на внутреннем, российском рынке, а вот в плане платформ, инфраструктурных решений этого нет, даже локально. В сегменте инфраструктурных решений безусловно доминируют западные вендоры, лидеры мирового и местных рынков.

PC Week: Компании какого из секторов российской экономики, по вашей оценке, наиболее продвинулись в использовании облачных технологий — финансовые, торговая розница, промышленные предприятия?

М. З.: На первое место я бы поставил представителей финансовой сферы, на второе — торговые предприятия, на третье — телекоммуникационные компании. Госсектор тоже проявляет интерес к облачным технологиям, в частности Минкомсвязи объявило о создании платформы для оказания облачных сервисов государственным структурам в рамках программы “Электронное правительство”. Правда, данный проект фактически находится еще в зачаточном состоянии.

PC Week: Есть ли облачная специфика, скажем, у проектов, которые запускают банки?

М. З.: С точки зрения инфраструктуры и общего подхода у облачных вычислений отраслевой специфики нет — всем нужно иметь гибкую, эффективную модель получения ИТ-ресурсов. Специфика банков в том, что это традиционно очень консервативные учреждения. Не добавляет открытости и упомянутый Закон о персональных данных, под действие которого непосредственно подпадают кредитные организации как операторы многочисленных персональных данных (особенно — розничные банки). Поэтому, как правило, банки практикуют либо использование частных облаков, либо гибридную модель, когда основные компоненты ИТ-инфраструктуры работают внутри, в рамках периметра, и лишь некоторые, второстепенные, могут быть вынесены в публичные облака.

PC Week: Государство — один из самых привлекательных заказчиков. Есть ли у вас в числе клиентов российские государственные органы? Какие проекты удалось реализовать?

Е. З.: EMC и “Техносерв” активно участвуют в различных государственных программах как федерального, так и регионального уровня. В числе уже реализованных — проекты облачных платформ для поддержки государственных мероприятий регионального масштаба в Мордовии, Татарстане. Еще один масштабный проект региональной облачной платформы на базе vBlock (решение компании VCE) сейчас находится в стадии реализации. В числе значимых проектов федерального уровня — созданная система “График исполненного движения поездов” на железных дорогах в РЖД, реализованная в частном облаке компании.

PC Week: Расскажите подробнее о vBlock — что это за решение, как используется?

М. З.: Это программно-аппаратное решение, виртуализированный центр обработки данных. На нем можно реализовать выделение ресурсов по требованию, создание виртуальных машин, имеется возможность наращивания ресурсов квантами — единицами, в которых оцениваются и серверы, и системы хранения, и управление, т. е. все элементы облаков. Данное решение можно использовать как в обычных стационарных ЦОДах, так и в мобильных решениях, в рамках частных облаков и как платформу для создания публичных — все зависит от потребностей и фантазии конкретного потребителя. И, конечно, его бюджета.

PC Week: Мы уже не раз упоминали, что частные облака очень востребованы крупными корпорациями. А есть на этот счет какая-то статистика — в мире, в России?

М. З.: Да, очень востребованы — можно сказать, как воздух. Некоторая мировая статистика имеется. Согласно аналитическим прогнозам Центра экономических и бизнес-исследований Великобритании, доля частных облаков на общем рынке облачных вычислений в национальных экономиках пяти ведущих западноевропейских держав (Франция, Великобритания, Германия, Испания, Италия) к 2015 году вырастет до уровня 35%, гибридных моделей облачных вычислений — до 40% (25% — прогнозируемая доля рынка, приходящаяся на публичные облака). На мой взгляд, в ближайшие пять лет именно частные облака будут востребованы в наибольшей степени и в России, и в мире. Все-таки полный уход во внешние облака — большой риск, даже с элементами авантюры. Не каждая компания готова делиться персональными данными, тем более при наличии правовых ограничений, как в случае с российским законодательством. Что касается России, то хотел бы еще отметить, что для российских компаний частные облака на сегодня — не только новая эффективная технология, но и первый этап изменения методов работы ИТ-подразделения, когда оно становится способно вносить в деятельность компании реальный экономический эффект.

PC Week: Сейчас у многих компаний в ходу термин “профиль клиента”. Можно ли обозначить профиль компаний, которые делают выбор в пользу частных облаков? Публичных?

Е. З.: Идеальный клиент для публичных облачных вычислений — компания из сегмента среднего и малого бизнеса, которой ИТ-сервисы необходимы для быстрого старта в новой для себя сфере бизнеса, но которая не имеет достаточно средств для реализации масштабных ИТ-проектов в традиционной конфигурации. К профильным клиентам общественных облаков смело можно отнести и государственные учреждения, у которых имеется потребность в ИТ-ресурсах, но бюджет часто бывает недостаточным и нестабильным: накладывает отпечаток годовое планирование, когда на один год бюджет может быть выделен, а на другой — урезан. В последнем случае у учреждения не возникает проблем с сокращением кадров, с поддержкой ИТ-инфраструктуры. Клиент частных облаков — это крупная компания (банк, телекоммуникационная компания, представитель розничной торговли), имеющая солидный ИТ-бюджет и стратегические планы по развитию гибкой, надежной ИТ-инфраструктуры с дополнительными гарантиями информационной безопасности. Насколько публичные облака будут востребованы крупными компаниями — покажет время. Как я уже говорил, пока крупные российские компании присматриваются.

PC Week: В чем заключается адаптация “простого” прикладного ПО под работу в облаке (неважно — частном или публичном)? Когда производители прикладного ПО начнут в массовом порядке создавать версии cloud ready?

М. З.: Адаптацию ПО под работу в облаке можно сравнить с автомобильным тюнингом — осуществляется его доводка с учетом особенностей облачной модели использования. А что касается второй части вопроса, то технология облачных вычислений настолько меняет ИТ, что ситуацию можно сравнить с внезапно появившейся большой волной и серфером. Если не испугаешься высоты, как попавший недавно в книгу рекордов Гиннеса серфер Гарретт Макнамара, “оседлавший” волну высотой с девятиэтажный дом, то выиграешь. Отойти в сторону не получится — нужно либо попытаться встать на эту волну технологии облачных вычислений, либо эта волна тебя накроет. Причем это относится ко всем — не только к поставщикам прикладных решений, платформ, но и к их клиентам.

PC Week: Кадры решают не всё, но на определенной стадии — очень многое. Можно предположить, что для разработки, поддержки облачных технологий нужен самый разнообразный квалифицированный персонал, владеющий технологиями виртуализации, многопоточного программирования и т. д. Какова ситуация на рынке специалистов в сфере облачных технологий?

М. З.: Потребность в очень квалифицированных кадрах у разработчиков различного рода ИТ-решений была и до активного роста облачных технологий. Можно сказать, что в силу специфики бизнеса разработчиков потребность в специалистах будет всегда. Именно поэтому EMC ежегодно тратит порядка 2 млрд. долларов США на разработки в сфере НИОКР (это примерно 13% от годового оборота). А поскольку последние годы все разработки корпорации, что называется, стратегически делаются как cloud ready, тó есть адаптированы под облачные вычисления, то можно сказать, что все инвестиции в новые разработки имеют прямое отношение к облачным технологиям. Соответственно EMC постоянно заботится о квалификации своих разработчиков, находится в постоянном тесном контакте с университетами. Только в российском центре разработок работает порядка трёхсот квалифицированных специалистов. Но у проблемы кадров есть другой, более болезненный аспект — специалисты, работающие в компаниях, где используются ИТ-решения. Вот здесь ситуация плачевная. Уровень ИТ-специалистов постоянно снижается. Некоторых представителей нового поколения смело можно назвать классическими “геймерами” — они привыкли к упрощенному интерфейсу, не обладают глубокими знаниями в сфере информационных технологий, ИТ-инфраструктуры. И это тоже подталкивает компании к облачным решениям, использование которых дает возможность снизить требования к квалификации ИТ-персонала. Но дело даже не только в снижающемся уровне подготовленности специалистов. Сегодня время такое — как бы ни были сложны сами технологии, интерфейсы должны быть максимально простыми. Автомобиль сам по себе — очень сложное устройство, но сесть за руль и поехать может любой, самый обыкновенный человек, у которого есть права.

Е. З.: EMC оттого и конкурирует на равных с другими мировыми лидерами рынка, что тратит на обучение, повышение квалификации специалистов большие средства. Что касается “Техносерва”, то у нас всегда была самая компетентная команда по созданию ЦОДов и вычислительных комплексов , так что рост квалификации сотрудников во многом идет естественным, органическим путем. В свое время нашими специалистами была освоена экспертиза в области мэйнфреймов, затем мы поставляли первые системы хранения EMC на российский рынок, создали собственный центр компетенции, где тестируем и показываем потенциальным клиентам приложения различного рода. Поэтому можно сказать, что квалификация наших специалистов растет вместе с технологиями.

PC Week: Беседуя об облачных технологиях, невозможно хотя бы не упомянуть вопрос безопасности данных при облачных вычислениях. Тема, понятно, большая и активно обсуждаемая. Но чего, по вашему мнению, в обсуждениях данной темы больше — спекуляции вокруг безопасности или трезвого подхода к новым реалиям, связанным с повышенной угрозой по отношению к данным в облаках?

М. З.: В основном это все-таки спекуляции. Особенно когда речь идет о частных облаках — ведь в этом случае задачи информационной безопасности практически те же: защита периметра и борьба с инсайдом. Но и в случае с публичными облаками ситуация изменилась в лучшую сторону — в первую очередь в связи с развитием новейших технологий защиты данных. Компания EMC, например, чтобы сделать данные во внешнем облаке более защищенными, в свое время приобрела фирму RSA Security, которая сейчас активно занимается этими вопросами.

PC Week: На одной из конференций я услышал такую сакраментальную фразу: “В облаках всё иначе”. Произнесший её специалист имел в виду вполне прозаическое обстоятельство — оказалось, что те менеджеры, которые успешно продавали обычное ПО, перестали быть успешными в случае с облачным. Оказалось, что облачные решения требуют других технологий продажи, других навыков у менеджеров по продажам и даже новых высококвалифицированных специалистов в поддержку продаж — т.н. “архитекторов”, ведущих потенциальных клиентов на предварительном этапе. Вы согласны с тезисом “ в облаках все иначе"? Что он мог бы означать для вас?

М. З.: Пожалуй, отчасти согласен. Во-первых, это уже не раз упоминавшаяся сегодня гибкость, т. е. возможность получения сервиса там, тогда и в таком объеме, в котором это необходимо. Во-вторых, меняются роль и задачи ИТ-управленца — он начинает управлять сервисами, а не ИТ-инфраструктурой, в связи с чем возрастает роль соглашений об уровне обслуживания (SLA) между бизнесом и ИТ-подразделением. И в-третьих — да, меняются технологии продаж.

PC Week: Облачные технологии находятся в стадии развития. С вашей точки зрения, какие проблемы в этой сфере помимо обеспечения информационной безопасности будут наиболее актуальны в ближайшее время?

Е. З.: Все говорит о том, что в ближайшие пять лет частные и гибридные облака будут находиться в зоне пристального внимания. И, пожалуй, одна из наиболее актуальных задач, которую еще предстоит решить в данной сфере, — стандартизация облачных технологий. Это касается в том числе и используемой терминологии. В частности, от понятий “Google Ready” или “VMware Ready” мы должны прийти к понятию “Cloud Ready Applications”.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)