“Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе” — вполне возможно, именно по такому сценарию должна развиваться ситуация с пониманием рынком концепции “облачных вычислений”. Кажется, пришла пора признаться, что термин Cloud Computing — а точнее, созданная на его основе система таксономии — является неудачным, не очень хорошо вписывающимся в многообразие современных ИТ-реалий и тенденций развития ИТ и потому не помогающим, а мешающим обсуждению и продвижению новых технологий и моделей их применения. Отчетливым признаком такой ситуации является продолжающая царить на рынке неразбериха с облаками.

Выход тут довольно очевиден: нужно перестать ожидать, когда к нам (теоретикам рынка) пойдет гора (общественное мнение), и прекратить держаться за догмы в виде слабо проработанной терминологическо-методической базы. И пойти к горе — разработать на основе обобщения имеющегося опыта новую понятийную систему, отвечающую объективным реалиям…

Кто виноват?

А то, что с пониманием концепции Cloud Computing есть проблемы, и то, что именно неоднозначное понимание сути облаков в значительной степени является тормозом на пути продвижения облаков в реальную ИТ-жизнь потребителей, сейчас становится уже довольно очевидным. Казалось бы, на теоретическом уровне вопрос был закрыт осенью прошлого года, когда “законодатель облачных мод” Национальный институт стандартов и технологий США (NIST) после почти трех лет поиска наиболее правильной формулировки Cloud Computing объявил о своем “окончательном” (как тут не вспомнтить известую шутку об “окончательном сто пятнадцатом китайском предупреждении”) определении (см. врезку). Казалось бы, точка в дискуссии поставлена и можно последовать совету того NIST “перестать спорить и заняться внедрением и изучением опыта”.

Но нет… Дискуссии все равно продолжаются, даже те, кто внешне соглашается с определением NIST, на самом деле придерживаются собственного, отличного от “классического”, понимания. Причем все это порождает не только сугубо теоретические, но вполне практические проблемы. Они заключаются в том, что нельзя заняться внедрением и изучением опыта “непонятно чего”.     

В чем видится проблема нынешнего определения NIST? Она заключается в двух основных моментах:

  • объединение в этом определении сразу нескольких разных по своей качественной сущности аспектов ИТ, которые на самом деле нужно рассматривать по отдельности, не спутывая в один клубок и интегрируя их между собой лишь по мере реальной необходимости;
  • продолжение упорных попыток “натянуть” модный (именно модный, используемый в сугубо рекламных, а не содержательных целях) термин на абсолютно все ИТ и все сферы их применения.

В результате мы получили некоторое странное деление всего мира ИТ на “облако” и “необлако”, с совершенно непонятными, размытыми до полного нераспознавания границами этих двух половинок. И еще важный момент: сейчас уже понятно, что при любом раскладе облако на все 100% в реальной жизни почти невозможно (или просто не нужно) реализовать. В результате получается, что любой, даже самый современный и полезный проект, получает статус некоторого “недооблака” (с наличием облачных признаков, но все же не облака в теоретическом его понимании).

В чем причина того, что вроде бы вполне естественная и прогрессивная облачная модель”превратилась из “аректингового локомотива”в маркетинговый тормоз? Ответ прост: это получилось в результате нещадной и не очень продуманной экслуатации этой идеи, что можно охарактеризовать как попытку объять необъятное или привести аналогию с “загнанными лошадьми”.

Здесь надо вспомнить, что сам термин Cloud Computing появился на рынке примерно пять-шесть лет назад, при этом изначальное название происходило от быстро набиравшего тогда популярность сервиса Amazon Cloud, который по сути представлял собой виртуальный хостинг серверов на базе динамично-масштабируемой ИТ-инфраструктуры, — то, что сегодня называется публичный IaaS.

Звучный термин быстро взяли на вооружение ведущие ИТ-поставщики, до этого продвигавшие свои продукту и услуги под собственными “фирменными” именами типа “ИТ по требованию”, “интеллектуральные ИТ” и т. д. и т. п. Отметим, что хотя подобными “ИТ по требованию” чаще всего скрывали довольно банальные истины, описывающие естественный процесс развития ИТ, все же у каждого вендора в его “концепции” была собственная изюминка, отражающая специфику его позиционирования на рынке. Например, HP во главу угла ставила аппаратную платформу, Microsoft говорила о важности использование целостной системы ПО, EMC делала акцент на устройства хранения, IBM напирала на важность комплексного применения программно-аппаратных средства и т. д.

Замена этого разнообразия “маркетинговых стратегий” под одной шапкой “облачные вычисления” вроде бы сыграла некоторую позитивную роль, но при этом изначально таила опасность того, что каждый будет тянуть “облачное одеяло” на себя, трактуя это понятие по собственному разумению.

Так оно и получилось, когда все ИТ-инновации стали подгоняться под “облачную крышу”. Сначала в понятие “Cloud” (в дополнение к публичному виртуальному хостингу) было включено понятие “SaaS”, которое до этого обсуждалось и развивалось на рынке совершенно отдельно. Потом стали говорить о платформах разработки SaaS, которые вскоре получили название PaaS (сами названия IaaS и PaaS появились несколько позднее по аналогии с уже существовавшим термином SaaS).

А затем оказалось что облака могут быть не только публичными (сервисами внешних провайдеров), но и частными, внутрикорпоративными, и тут на рынке началась просто откровенная терминологическая чехарда. Помимо того, что спектр разных категорий облаков еще больше расширился и в дискуссиях сейчас порой просто непонятно, о чем именно говорят их участники (а каждый говорит о чем-то своем), сегодня уже становится довольно очевидным, что в “классическом” варианте определения NIST частные облака (а тут речь идет почти однозначно о IaaS) то ли просто не нужны заказчикам, то ли не реализуются в полной мере. И в том и в другом случае все разговоры и убеждения со стороны вендроров заходят в тупик, поскольку получается, что их предложения или бесполезны, или невыполнимы.

В чем же заключается методическая проблема понятийной базы “облачных вычислений”? Она видится в том, что в этом определении воедино увязаны три разных аспекта применения ИТ:

  • удаленный сетевой доступ к ИТ-ресурсам;
  • использование динамично-масштабируемой виртуализированной ИТ-инфраструктуры;
  • сервисная (а не продуктовая) модель взаимодействия между потребителями и поставщиками ИТ.

Кроме того, до сих пор не очень понятно, о какого рода ИТ-потребителях идет речь: связана ли облачная тематика исключительно с бизнес-потребителями (так или иначе речь тут идет о многопользовательских системах), или сюда включаются и задачи частных потребителей?

Что делать?

Решение всей это запутанной ИТ-облачности видится в том, чтобы:

  • заменить понятие “облачные вычисления” на “облачные модели использования ИТ” ( Cloud IT Models, этот термин представляется более правильным, чем Cloud Computing”) и привести его определение в соответствие со сложившимися объективными отраслевыми реалиями;
  • “развести по разным углам” ключевые аспекты использования ИТ, рассматривать их не в жесткой связке, а в виде независимых (хотя и взаимосвязанных) компонентов.

Соответственно, понятие “облачных моделей “ можно представить, например, в такой наиболее общей формулировке:

облачные модели — это подход к построению информационных систем, при котором потребитель использует (в той или иной мере) необходимые ему ИТ-ресурсы в виде интернет-сервисов от внешних провайдеров.

Тут видно, что в таком определении остается главное — гибридная схема построения ИТ-систем, в которых применяют разного рода внешние ИТ-ресурсы в виде сервисов. При этом исчезают указания на “по требованию”, масштабируемость, эластичность, самообслуживание, измеряемость и пр. Но все эти категории (возможно, и другие, дополнительные) остаются в качестве некоторых ключевых характеристик, по которым можно проводить оценку степени “облачности” тех или иных сервисов или реализованных проектов.

Далее мы вводим классификацию внешних сервисов (именно сервисов, услуг провайдеров, а не “облачных платформ”), взяв за основу все ту же классификацию — SaaS, PaaS, IaaS и, возможно, добавив к ним также коммуникационые сервисы (CaaS). Наверное, стоит в отдельную группу выделись сервисы для частных пользователей.

Затем для каждой категории можно выделить ключевые характеристики, по которым будет оцениваться уровень облачности (вероятно, тут будут некоторая группа общих характеристик и дополнительные показатели, индивидуальные для каждой категории).

Как можно заметить, все предлагаемое тут вроде бы почти дословно повторяет то, что говорится в документах NIST. Однако на самом деле тут есть принципиальное отличие: NIST говорит о моделях и свойствах облачных вычислений вообще (получается “о моделях модели”), мы же предлагаем все эти характеристики использовать применительно только лишь к оценке внешних ИТ-сервисов, конкретных услуг сервис-провайдеров. Тут мы также будем использовать критерии “частные”, “коммунальные” и “публичные”, но они будут применяться не для аморфного понятия “облачная инфраструктура”, а как характеристики предоставляемых провайдерами ИТ-сервисов.

Таким образом, мы сразу выводим вопросы организации внутренней части корпоративных ИТ-систем (ИТ-инфраструктры в том числе) за рамки “облачных моделей”. Мы просто говорим о построении современной ИТ-инфраструкутры предприятия, не забывая при этом, что она состоит не только из серверной (в том числе консолидированной в виде ЦОДа), но и из клиентской части. А далее начинаем на профессиональном уровне рассматривать, какими характеристиками должна обладать такая внутренняя ИТ-инфраструктура (эффективность использования ресурсов, масштабируемость, доступность, безопасность) и по каким схемам реализуются внутренние взаимоотношения между бизнес-потребителями и ИТ-подразделением организации).

И вообще, давайте определимся: целью предприятия в плане использования ИТ являются не облака, а повышение эффективности применения ИТ. И оценивать ИТ-проекты нужно не по степени их облачности, а по достигнутым в результате их реализации деловым результатам.

Облачное определение NIST

Облачные вычисления — это модель обеспечения повсеместного и удобного сетевого доступа по требованию к вычислительными ресурсным пулам (например, сетям, серверам, системам хранения, приложениям, сервисам), которые могут быть быстро предоставлены или выпущены с минимальными усилиями по управлению и взаимодействию с поставщиком услуг.

Основные свойства: самообслуживание по требованию, широкий сетевой доступ, объединение ресурсов в пулы, мгновенная эластичность, измеряемый сервис.

Модели облачных служб: программное обеспечение как услуга (SaaS), платформа как услуга (PaaS), инфраструктура как услуга (IaaS).

Модели развертывания: частное облако, облако сообщества и коммунальное облако, публичное (или общее) облако, гибридное облако.

Подробнее см. статью “Облачные вычисления: что же это такое?”.

Версия для печати