На смену общетеоретическим разговорам о пользе и перспективах облачных моделей использования ИТ в последние год-два начали поступать данные аналитических агентств (в том числе ведущих мировых — IDC, Gartner, Forrester) с количественными оценками рынка (затраты заказчиков на облачные проекты), которые должны фактическими сведения иллюстрировать текущую ситуацию на этом рынке. Но появление этих конкретных сведений, вместо того чтобы прояснить “облачную” картину, кажется, наоборот только запутали ее еще больше. Дело в том, что публикуемые оценки во многом весьма заметно расходятся, причем речь идет и о различиях на качественном уровне (например, по соотношению отдельных видов облачных моделей — IaaS, PaaS и SaaS). Можно назвать, наверное, много причин такой несогласованности, в том числе довольно слабую проработку вопроса, чем “облака” отличаются от “необлаков”, и чисто технические проблемы сбора достоверной информации о ситуации на рынке. Однако есть и серьезная методическая проблема, которая заключается в слабой проработке референсной модели облачного рынка, которая серьезным образом отличается от применявшейся в течение нескольких десятилетий трехкомпонентной схемы “оборудование — программное обеспечения — услуги”).

В этой ситуации эксперты группы компаний IBS решили оценить степень развития рынка облачных вычислений в России и его особенности в сравнении с общемировыми тенденциями на базе обобщения и анализа данных из разных источников и собственного видения происходящих тут процессов. По их мнению, наиболее прозрачным для оценки облачного рынка является сегмент операционных услуг в публичном облаке. В то же время нужно иметь в виду, что зачастую в оценку рынка облачных услуг включают услуги ЦОДов, используемых для создания публичных и частных облаков, но при этом проблема заключается в том, что направление проектов по формированию частных облаков является весьма непрозрачным для внешнего анализа и, по мнению IBS, сильно недооценено и в мире, и еще в более значительной степени в России.

По оценкам Forrester, объем мирового “облачного” рынка в 2011 г. составил 25,5 млрд. долл., из которых на Северную Америку приходилось 15,3 млрд. и еще 5,8 млрд. — на Западную Европу. Прогнозируется, что в 2015 г. рынок в целом вырастет до отметки в 97 млрд. долл. при среднегодовом росте на 40%. Стоит отметить, что на ИТ-рынке наиболее популярной темой для обсуждений являются облачные услуги, однако на текущий момент заказчики по-прежнему больше тратят на частные облака: расходы на частные и публичные облака составляют 59 и 41% соответственно. И тем не менее в мире существует ярко выраженная тенденция по смещению интереса заказчиков в сторону публичных облачных услуг: по прогнозу Forrester, в 2015 г. их доля вырастет до 56%.

Что же касается России, то, по оценкам IBS с ориентацией на сведения Forrester, объем облачного рынка у нас составил в 2011 г. 40 млн. долл. с перспективой роста к 2015-му до 500 млн. долл. Для сравнения: по данным, приводимым IBS, (оценки разных аналитиков и тут заметно расходятся)ИТ- в России расходы заказчиков, включая корпоративных и частных пользователей, составляют примерно 30 млрд. долл.. Соотношение же публичных и частых услуг может поменяться от 25:75 в 2011-м к 30:70. Как видим, наша страна не только сильно отстает по абсолютным объемам, но имеет существенно иные пропорции, которые в целом отражают специфику данного рынка, в том числе его не очень высокий уровень разделения труда.

Компания же IDC в своем исследовании по России приводит другие показатели — 120 млн. долл. Однако нужно отметить, что ее эксперты используют свою “национальную методику” (в мире она не применяется) — учитываются не только собственно облачные услуги (операционные затраты заказчиков), но и стоимость ИТ-проектов по созданию облачных инфраструктур, включая капитальные затраты на приобретение аппаратных средств, софта и даже на создание инженерной инфраструктуры вычислительных систем (проще говоря, ЦОДы и коммуникационные сети).

При оценке облачной ситуации в России IBS ориентируется на подход IDC (что вполне понятно, поскольку бизнес IBS в существенной степени связан с реализацией как раз инфраструктурных проектов), отмечая при этом то, что данные IDC являются сильно заниженными, поскольку из-за непрозрачности местного рынка ее аналитики недооценивают реальные суммарные проекты по построению частных облаков для российских заказчиков (в том числе поставки оборудования и ПО в рамках таких проектов, консалтинг и проектирование, услуги хостинга в случае размещения облака на внешней площадке). С учетом своего знания данного рынка, IBS оценивает российский облачный рынок в 250 млн. долл.

Более того, эксперты IBS подчеркивают, что в оценку суммарного объема рынка облаков нужно включить закупки продуктов и услуг для строительства инфраструктур, которые приобретаются с расчетом на перспективу использования в составе корпоративных облачных систем. Отмечается, что уже сейчас многие новые ЦОДы заказчики проектируют с применением технологий виртуализации, имея планы дальнейшего развертывания программных средств управления виртуальными машинами, т. е. с перехода на полноценную облачную архитектуру. Общий объем российского рынка решений cloud-ready (готовых к облакам) IBS оценивает еще примерно в 250 млн. долл., и подчеркивает, что эти довольно значительные инвестиции заказчиков в решения cloud-ready создают основу для быстрого роста проникновения облачных технологий в корпоративные информационные системы российских компаний. Таким образом, по оценкам IBS, получается, что общий объем затрат российских заказчиков уже сейчас с учетом как использования облачных услуг, так и вложений в создание cloud-ready инфраструктур составляет около 500 млн. долл.

Поясняя свои доводы в пользу необходимости учета проектов по формированию “готовой к облакам” ИТ-инфраструктуры, специалисты IBS отмечают, что подобно тому, как серверная виртуализация стала общепринятой технологией у российских заказчиков в течение последних двух лет, можно ожидать распространения полноценных облачных инфраструктур у значительного числа заказчиков в ближайшие 1,5—2 года, в том числе благодаря заложенному фундаменту в виде уже внедренных cloud-ready-инфраструктур.

Как уже говорилось, доля затрат на облака в общих ИТ-затратах российских заказчиков сегодня очень небольшая, постепенно она будет повышаться, что подразумевает в будущем весьма высокие темпы роста российского рынка облаков. Говоря о соотношении публичных и частных сервисов, IBS выражает согласие с тем, что в перспективе нескольких лет основная доля рынка будет приходиться на частные услуги. При этом отмечается, что популярность частных облаков у российских заказчиков также диктует иное, чем на других развитых рынках, соотношение между моделями потребления облачных услуг. Если в мире наиболее популярной моделью потребления облачных услуг является SaaS, то в России большая часть затрат приходится на IaaS, и эта ситуация существенно не изменится в ближайшие годы.

По мнению IBS, высокие темпы роста рынка облачных продуктов и услуг означают существенную трансформацию структуры и объемов спроса со стороны заказчиков как на новые продукты, так и на традиционную продукцию ИТ-компаний. ИТ-поставщики будут вынуждены адаптировать свое продуктовое предложение, а также менять модели взаимодействия с заказчиками в рамках реализации инфраструктурных и интеграционных проектов.

Версия для печати