С большой долей уверенности, можно констатировать, что пик популярности термина SaaS (Software-as-a-Service, ПО как сервис) был пройден еще пару лет назад и сейчас его использование явно идет на убыль, даже можно говорить о скором его исчезновении с поля широкого внимания. Но не нужно путать форму и содержание: уход терминов обычно просто означает окончание периода шумихи, после которого наступает период проверки инноваций “по гамбургскому счету”, когда становится понятно, какое же реальное положение способны они занять на рынке (уход в небытие, доминирование, нишевое применение и пр.).

Подводя итог “пилотному” этапу современной истории SaaS, за начало которой можно принять конец 1990-х (а ее истоки легко найти и в 1950-е), можно сказать, что SaaS, с одной стороны, показала свою жизнеспособность, но с другой – занимает сегодня на ИТ-рынке сугубо нишевую позицию (в лучшем случае единицы процентов от софтверного рынка в целом). Вместе с тем можно утверждать и то, что SaaS является стратегической тенденцией развития ИТ-экономики*, доля использования ее будет неизменно расти, хотя можно предположить, что она вряд ли достигнет 50% даже в отдаленной перспективе.

Однако реальная роль концепции SaaS в ИТ-отрасли на самом деле измеряется даже не долями и не абсолютными величинами, а тем общим влиянием, которое она оказывает на развитие софтверной сферы, да и ИТ в целом (наверное, тут вполне уместна аналогия с Open Source). На примере SaaS мы видим, что по мере перехода от обсуждения идей к их практической реализации спектр применения этой модели быстро расширяется, возникают различные ответвления и варианты, идет конвергенция существовавших поначалу изолированно SaaS- и не-SaaS-миров.

Собственно, выход из употребления термина SaaS отражает, с одной стороны, переход этих моделей из статуса “экзотики” в состояние “обшепринятых”, а с другой — появление большого спектра реального сфер применения ПО (в том числе в виде гибридных схем), что затрудняет и делает порой просто ненужным разделение на SaaS и не-SaaS.

И тем не менее именно сейчас, на этапе начала реального применения SaaS и интеграции этой модели в общерыночное ИТ-пространство, полезно подвести некоторые итоги ее развития, чтобы лучше понять реальные перспективы, учесть преимущества и недостатки.

SaaS как предвестник надвигающейся облачности

Для начала стоит напомнить, что именно термин Software-as-a-Service привел к появлению семейства облачных терминов XaaS (IaaS, PaaS и др.), именно он первым появился в рыночном обиходе, а уже по его образу и подобию — остальные. Такое первенство SaaS в облачном мире хорошо видно на графике Gartner Hype Cycle for Cloud Computing (цикл уровня шумихи для облачных вычислений) компании Garnter, где именно SaaS-модели, преодолевая “подъем просвещения”, подходят к “плато реального применения”, опережая другие облачные направления (рис. 1). Отметим также, что эксперты Gartner выделили отдельно направление “Sales Force Automation SaaS” (фактически — CRM SaaS), которое было исторически пионером освоения новой модели.

Однако, хотя тут нужно подчеркнуть, что, как это ни странно, многие аналитики, вроде бы и причисляя SaaS к облачной сфере, все же держат это направление несколько особняком от других облачных дел, используя в своих публикациях такой оборот — SaaS & Cloud. И они во многом правы: для такого размежевания есть причины.

Корни идеи “ПО как услуга” уходят к временам появления компьютеров как таковых. Сам же термин SaaS стал заметно применяться на рынке в середине прошлого десятилетия, хотя, как утверждает Википедия, концепция “софт как сервис” в ее современном виде была сформулирована еще в 1999 г. (возможно, это связано с появлением тогда самого популярного сегодня SaaS-сервиса — CRM-решения от компании salesforce.com). Она имела разные варианты названий, в том числе, например “софт по требованию”, но устоялся именно SaaS (годом его рождения считается 2001-й) во многом благодаря моде к обратно читающимся сокращениям в стиле camelback (“спина верблюда” — сочетание в названии прописных и строчных букв).

Широкое распространение названия SaaS в середине “нулевых” годов среди ИТ-общественности объясняется тем, что SaaS-модель из сугубо нишевого сегмента ИТ-рынка превращается в некоторый мэйнстрим, в глобальное и долгосрочное направление развития всей ИТ-отрасли. Широкая общественность узнала о SaaS (как водится для всех инноваций) из заявлений ИТ-гигантов, которые поняв куда дует ветер, начали делать громкие заявления. А за ними СМИ, аналитики и все остальные.

В продвижении идей SaaS сыграла тогда свою роль Microsoft (важный индикатор рынка в целом), причем ее действия в те годы очень хорошо характеризуются развитием концепции. Так, выступая летом 2006 г. на всемирной партнерской конференции (WPC), CEO Microsoft Стив Балмер довольно неожиданно для многих собравшихся и наблюдателей объявил, что следующее десятилетие бизнес корпорации Microsoft будет связан с трансформацией целого ряда ее продуктов и сервисов в рамках предоставления онлайновых услуг Live (термин SaaS там не использовался), призвав партнеров правильно оценить тенденции развития отрасли и своевременно начать перестройку собственного бизнеса в соответствии с этим тенденциями. В тот момент, кажется, далеко не все поняли, зачем Microsoft нужна такая коренная реконструкция бизнеса, когда он продолжает успешно развиваться в традиционной его модели. Многие слова Стива Балмера приняли за обычные рекламные лозунги, о которых забудут через месяц. Тем не менее на следующей WPC 2007 руководитель Microsoft продолжил развивать эту тему, причем уже применял именно термин SaaS, правда, в тогдашней трактовке корпорации — S+S (софт+сервис). Надо обратить внимание на важную деталь: SaaS/S+S тогда использовались вне контекста облачных вычислений, причем по очень простой причине — такого понятия на ИТ-рынке просто еще не было, в “пилотном” применении оно пошло в дело только в 2008 г., интеграция же SaaS в общее понятие Cloud началась годом спустя.

Тут самое время разобраться, что же такое SaaS и чем эта концепция отличается от того, что было до нее (и доминирует на рынке до сих пор).

Что такое SaaS и почему эта модель появилась?

До появления SaaS (да и сейчас тоже) доминирующей моделью использования ПО была схема приобретения пользователем программных продуктов (точнее — не ПО даже, а права их использования — лицензий) или решений, сделанных на заказ, в свое полное владение и применение по собственному усмотрению (в том числе возможность его настройки и доработки при внедрении, эксплуатации и пр.). Упрощенно говоря, деловые отношения покупателя с продавцом заканчивались после покупки, дальше вся ответственность лежала на пользователе. Вторым важным аспектом (а по сути главным в схеме лицензирования) было то, что используемое ПО устанавливалось на площадке заказчиков (рис. 2). Любопытно, что эта модель применения ИТ существвовала давно, только с появлением альтернативы в виде SaaS она получила собственное название — онпремис (on-premise, дословно — ИТ-ресурсы, установленные на территории заказчика).

Фундаментальной основой появления SaaS было то, что развитие коммуникационных технологий, позволили разнести географически ИТ-ресурсы и их потребителей, а Интернет (как публичная независимая глобальная сеть) вынес эти возможности за корпоративные рамки. Как только стало можно вынести ПО за рамки организации-потребителя, так сразу встал вопрос о замене модели покупки -- владения на схему подписки аренды, с вытекающим отсюда перераспределением ответственности между поставщиком и потребителем, с коррекцией ролей участников рынка, а затем — и с изменением подхода ко всему жизненному циклу ПО (разработка, эксплуатация, модернизация), поскольку ПО для SaaS нужно разрабатывать, продавать и поддерживать совсем иначе, чем для не-SaaS (онпремис).

Критические анализ определений SaaS

К пониманию модели SaaS можно подходить сугубо формально, используя определение Национального института стандартов США (NIST) для понятия “Сloud Computing”:

SaaS — возможность предоставления потребителю в использование приложений провайдера, работающих в облачной инфраструктуре. Приложения доступны из различных клиентских устройств или через интерфейсы тонких клиентов, такие как веб-браузер (например, веб-почта) или интерфейсы программ. Потребитель при этом не управляет базовой инфраструктурой облака, в том числе сетями, серверами, операционными системами, системами хранения и даже индивидуальными настройками приложений, за исключением некоторых пользовательских настроек конфигурации приложения.

В целом с таким определением можно согласиться, но с одним принципиальным замечанием: жесткая привязка SaaS к использованию именно в облачной инфраструктуре (в формулировке NIST она обязательно должна обладать свойствами масштабируемости, мгновенной эластичности, самообслуживания) является явно необоснованной, противоречащей изначальной концепции SaaS, в которой главным является перераспределение зон ответственности поставщика и потребителя, а вопросы масштабирования являются глубоко вторичными, во многих случаях — просто неактуальными.

Определение английской Википедии в какой-то мере повторяет вариант NIST: “SaaS (иногда также называет “ПО по требованию") — это модель доставки функционала ПО, при которой ПО и ассоциированные с ним данные размещаются централизованно в облаке”. Но в нем почему-то потеряна одна ключевая идея: ничего не говорится о взаимоотношениях поставщика и потребителя ПО, в результате получается, что под определение SaaS попадает просто любое приложение, которое пользователь разместил в виде виртуальной машины в варианте IaaS на каких-то облачных ИТ-ресурсах, в том числе в своем собственном вычислительном центре.

В русской Википедии сегодня приводится иная формулировка:

SaaS — бизнес-модель продажи и использования программного обеспечения, при которой поставщик разрабатывает веб-приложение и самостоятельно управляет им, предоставляя заказчику доступ к ПО через Интернет.

Позитивным моментом тут является отсутствие упоминания об ИТ-инфраструктуре, а тем более облачной, что для понимания модели SaaS является действительно несущественным. В качестве замечания можно отметить напрасное упоминание о Web-формате приложения (SaaS не обязательно Web-приложение). Принципиальной же ошибкой тут представляется отождествление роли разработчика ПО (вендора) и поставщика услуги (сервис-провайдера). Да, сегодня действительно эти две роли довольно часто (но далеко не всегда!) объединяются в рамках одной компании. Но нужно четко отдавать отчет, что это — принципиально разные роли на рынке, в том числе с точки зрения его нормативного регулирования (например, в плане налогообложения и трактовки ответственности перед клиентом). Даже сегодня, на начальном этапе развития SaaS, они далеко не всегда сосредоточены в одной организации, и можно достаточно уверенно сказать, что по мере роста рынка SaaS и повышения уровня его зрелости естественные законы разделения труда будут тут проявляться все в более значительной степени.

С учетом сказанного представляется более верной такая трактовка SaaS:

SaaS — это бизнес-модель отношений в цепочке “разработчик — поставщик -- пользоватетель”, при которой поставщик (сервис-провайдер) самостоятельно управляет приложением, предоставляя заказчику доступ к нему через Интернет, а разработчик создает приложение, предназначенное именно для такой схемы работы, передавая право на его развертывание поставщику (рис. 2).

Здесь отражен очень важный момент: проблематика SaaS связана с необходимостью коррекции отношений между участниками рынка (как внутри экосистемы ИТ-поставщиков, так и между поставщиками и потребителями) и методов, используемых при создании ПО. Соответственно она включает два взаимосвязанных аспекта: 

  • предоставление услуг на базе SaaS-решения, что помимо всего прочего может требовать изменения нормативно-правовой базы; 
  • разработка SaaS-решения (поддержка всего его жизненного цикла), которая весьма существенно отличается от методов, применяемых для традиционного ПО.

SaaS и не-SaaS (онпремис) — конкуренты или союзники? Coopetition!

Модель SaaS появилась на рынке как конкурент традиционной схеме использования ПО, и вполне естественно, что первыми ее начали использовать компании-"новички" (salesforce.com, Google), которые, опираясь на новые возможности ИТ, стремились занять свое место на рынке, потеснив позиции "ветеранов".

Как уже отмечалось, начало популярности самого термина SaaS пять-шесть лет назад во многом связано с PR-активностью традиционных ИТ-лидеров (наверное, тут нужно отметить в первую очередь IBM и Microsoft). Следствием этого в общественном сознании сложилось представление, что именно они были инициаторами реализации данной идеи. На самом деле, это, конечно, не так.

SaaS-активизация софтверных лидеров была связана именно с растущей конкуренцией со стороны “новичков” (которые, кстати, в своем PR почти не использовали термин SaaS) и пониманием того, что идея “ПО как услуга” имеет все предпосылки для того, чтобы из абстрактной превратиться в мэйнстрим рынка. В данном случае “ветераны” руководствовались известным принципом: “если движение нельзя уничтожить, то его нужно возглавить”, причем даже не столько в контексте реального бизнеса, сколько в плане идеологии.

Надо сказать, что хотя “ветераны-лидеры” очень внимательно следят за новыми веяниями на ИТ-рынке и часто, играя на опережение, искренне пытаются принимать на вооружение появляющиеся возможности, на практике коррекция изначально выбранной, многолетней бизнес-стратегии и сформированной собственной рыночной экосистемы — дело очень сложное и рискованное, а порой — просто нереализуемое. Анализируя историю ИТ нетрудно заметить, что, несмотря на свою адаптируемость к новым рыночным условиям, каждый ИТ-вендор в целом придерживается собственной бизнес-стратегии, пытаясь приспособить к новым бизнес-моделям свои традиционные технологии.

Это опять же было особенно хорошо видно на примере Microsoft, специфика стратегии которой заключается в ее почти стопроцентной направленности на чисто продуктовую модель ведения бизнеса (в отличие от, скажем, Oracle и тем более IBM, где сервисная составляющая всегда был или важной или даже основной). Очень характерно, что, начав поворот в сторону “ПО как услуга”, корпорация в 2007 г. предложила собственное видение реализации этих идей в виде S+S (софт+сервис).

Поначалу в таком ходе Microsoft многие эксперты заметили лишь отражение специфики ее бизнеса, желание совместить традиционные и новые модели работы на рынке, а также естественное PR-желание выделиться из быстро растущего хора приверженцев ИТ-инноваций. Разумеется, оба эти момента имели место, но, что намного важнее, довольно быстро стало понятно, что одним из основных направлений развития SaaS является как раз не конкуренция SaaS и не-SaaS, а их интеграция и взаимодополнение, причем в разных вариантах.

Одна из форм “мирного сосуществования SaaS и не-SaaS” заключается в реализации идеи предоставления заказчику возможности выбора между использованием той или иной модели это особенно хорошо видно на примере рынка CRM, который изначально является главным направлением проникновения SaaS в мир ИТ. Причем здесь видны два разных подхода: предоставления двух разных продуктов (например, у Oracle) и одного, который можно использовать в обеих моделях (Microsoft).

Вторая форма имеет более стратегический характер и заключается в создании программных продуктов, построенных на основе гибридной, облачно-необлачной архитектуре (например, Office 365).

Возвращаясь к теме конкуренции “новичков” и “ветеранов”, нужно сказать, что пионеры освоения SaaS, также испытывают немалые трудности на своем пути, причем, что очень характерно, — постоянно нарастающие. Это объясняется рядом причин. Прежде всего, довольно быстро выясняется, что разработка и развитие SaaS-ПО (как по функционалу, так и по масштабируемости) диктуют необходимость серьезных инвестиций и соответствия во многом более серьезным требованиям, чем для обычного ПО. И это при том, что вопросы обеспечения поддержки жизненного цикла SaaS-приложений в долгосрочной перспективе (хотя бы более 5—10 лет) сегодня, по причинам “юного возраста” модели, еще до конца не проработаны.

Вторым не менее важным моментом является то, что, расширяя свой SaaS-бизнес, “новички” почти неминуемо переходят к использованию гибридных (как технических, так и деловых) моделей, вторгаясь на чужое для себя поле традиционного ПО.

Таким образом, усиление конкуренции, требования постоянного повышения инвестиций в развитие бизнеса, необходимостьи расширения сферы своей деятельности сопровождается естественным для ИТ-рынка процессом консолидации, приобретений, слияний. Разумеется, тут ведущую роль чаще всего играют ИТ-лидеры, имеющие нужные для этого финансовые и кадровые ресурсы, хотя успешные SaaS-компании (например, salesforce.com) также проявляют заметную активность. Впрочем, нужно отметить, что стратегия расширения бизнеса методом покупок также чревата очень серьезными рисками, как технологическими, так и экономическими.

На этом мы заканчиваем свою экскурс в историю SaaS, в следующей статье будут рассмотрены вопросы уровня зрелости этой модели, преимущества и недостатки, некоторые аспекты ее таксономии, а также применения SaaS в мире и в России.

*Под ИТ-экономикой мы понимаем совокупность деятельности по разработке и использованию ИТ, как во внешних отношениях между заказчиками и поставщиками (рынок), так и во внутренних отношениях в организациях-потребителях.

Версия для печати (без изображений)