С некоторой долей условности можно считать, что как раз сейчас исполняется пять лет проблематике ИТ-облаков в России. Вообще, тема Cloud Computing на западных рынках появилась двумя годами ранее, но в нашей стране она была представлена в основном новостями из зарубежной жизни. Американские поставщики, уже активно пропагандировавшие волшебные качества облаков у себя дома, в России явно не спешили утруждать местных слушателей передовыми идеями. Скорее всего, дело заключалось в том, что вендоры были тогда озабочены продвижением технологий виртуализации, к массовому применению которых наши заказчики только-только подошли, и считали, что не очень понятные новые слова только запутают клиентов. К осени 2008 г. западные ИТ-представительства вроде бы уже были готовы начать «нагонять облака» в России, но тут совсем некстати грянул общемировой экономический кризис и стало не до инноваций. Летом следующего года стало понятно, что кризис уже в целом позади и нужно срочно думать о будущем развитии бизнеса. Осенью 2009-го маркетинговый вал ИТ-облаков со всей силой обрушился на нашу страну...

Кажется, почти два года дела шли в основном на уровне общих разговоров о преимуществах облаков на сугубо теоретическом уровне, с бесконечными спорами о том, что же такое облачные вычисления в их практической реализации. При этом вендоры в качестве одной из проблем регулярно называли отсутствие взаимопонимания на рынке по поводу самой сути новых идей. Потом все-таки все стороны вроде бы пришли к согласию в том плане, что ИТ-мир вступил в полосу своей глобальной трансформации, связанной, с одной стороны, с переходом на более высокий уровень виртуализации ИТ (еще более значительное абстрагирование прикладных задач от используемой аппаратной инфраструктуры с помощью ПО нового класса — облачных ОС или облачных платформ), а с другой — с переходом на модели удаленного использования вычислительных ресурсов по сервисной модели отношений поставщиков и заказчиков как альтернативы традиционной схеме онпремис (развертывание ИТ на площадке клиента).

При этом было достигнуто согласие и в понимании того, что процесс такой трансформации (проникновения облаков в корпоративную ИТ-жизнь) будет эволюционный, достаточно долгий и с не очень предсказуемыми результатами. Стопроцентной облачности не стоит ожидать даже в отдаленной перспективе (ИТ-мир будет гибридным со смешением разных вариантов облачных и онпремис-моделей), а эффективное применение облачных средств требует достаточно серьезного пересмотра всех ИТ-аспектов: технологических, организационных, нормативных и пр.

В целом можно уверенно констатировать, что за пять лет ситуация с использованием облачных моделей радикально изменилась: из теоретической мечты они превратились в реальную практику, пусть даже пока не в очень больших объемах. Улетучиваются мифы, обнаруживаются проблемы и трудности, какие-то из них являются локальными (проблемы роста), какие-то имеют принципиальный, стратегический характер. Выявляются новые достоинства, которые поначалу не были видны, развиваются технологии, изменяется конкурентная ситуация.

Отмечая пятилетний юбилей направления «ИТ-облака в России», мы решили узнать мнение ИТ-заказчиков о том, как выглядит ситуация сегодня и что можно ожидать в плане ее развития в обозримом будущем. Поскольку тема видится довольно многогранной и весьма размытой, было решено построить опрос по такой схеме: мы предлагаем экспертам некоторые тезисы аналитиков Gartner, по поводу которых специалисты высказывают свое согласие или несогласие, уточнения, дополнения и другие соображения по затронутым вопросам.

Облака как трансформация ИТ

Исследователи ИТ-рынка часто говорят об облачных моделях как об одной из ключевых долгосрочных тенденций развития современных ИТ. При этом подчеркивается, что их внедрение в корпоративную жизнь будет сопровождаться серьезной трансформацией как на технологическом уровне, так и на уровне отношений «бизнес — ИТ», «ИТ-заказчики — ИТ-поставщики». Есть согласие в понимании того, что процесс самой трансформации будет достаточно долгим, при этом никто не знает, каким будет соотношение «облака — онпремис», но 100% облаков не будет никогда, ИТ-мир будет оставаться гетерогенным, гибридным. Но тут возникает вопрос: если говорить о таком процессе серьезной трансформации, то на каком ее этапе мы сейчас находимся?

CIO компании «Гиперглобус» Александр Артюхов исходит из того, что облачные услуги являются лишь примером более общего явления — аутсорсинга. «Говоря о трансформации, следует говорить о готовности компании к аутсорсингу, — уверен он. — Все остальное — лишь следствие той маркетинговой шелухи, в которую маркетологи оборачивали с целью стимулирования продаж всё то, что сейчас называют облачными технологиями, моделями и т. д. От этого суть аутсорсинга и готовность компаний к адаптации к этому явлению не изменились. Скорее всего, применять аутсорсинг на все 100% готовы редкие компании; да и те, которые пока находятся на стадии стартапов, скорее всего, также не рассматривают всерьез 100%-ный аутсорсинг как некую стратегическую линию. Именно поэтому, если говорить о процессе серьёзной трансформации, можно смело утверждать, что мы ещё на шаг приблизились к тому, чтобы получать „ИТ из розетки“. В общем, до полной трансформации остались совершенные „пустяки“: каких-то процентов 80 — и дело сделано».

От поставщиков мы часто слышим о неготовности потребителей к использованию облаков. Но директор по информационным технологиям Финансового университета при Правительстве РФ Владимир Соловьев уверен, что дело обстоит ровным счетом наоборот: «Распространение облачных моделей сдерживается только самими провайдерами облачных услуг, пока не готовыми предоставлять должный уровень сервиса». Он считает, что гарантии и штрафные санкции, которые есть в сегодняшних облаках, достаточны для физических лиц, и именно поэтому в этом секторе проникновение уже близко к 100%. Массовое проникновение облачных услуг в корпоративный сектор произойдет тогда, когда будет найдена возможность закрепления в SLA серьезных с точки зрения заказчиков штрафных санкций. При этом, конечно, останется категория организаций, для которых конфиденциальность важнее сокращения расходов — им облака просто не нужны, достаточно простой виртуализации внутренних ресурсов.

Директор ИТ-департамента компании «Росинжиниринг» Владимир Лебединский отмечает, что аналитические исследования облаков в целом достаточно верно отражают реальную ситуацию: «Gartner выводит технологию виртуализации на уровень плато продуктивности, именно это мы и наблюдаем сейчас на рынке облачных услуг. Появляется все больше и больше предложений использовать облачные системы. Уверен, тенденция сохранится в долгосрочной перспективе». Что же касается соотношения «облака — онпремис», то оно будет различным для разных видов бизнеса: в СМБ возможны варианты 100% облака (уже сегодня есть примеры компаний, которые работают 100% в облаке и считают это прекрасным решением), в то время как у крупных компаний 100% облака, по его мнению, не будет.

«Внедрение облачных технологий в корпоративную жизнь связано в первую очередь с серьезным изменением взглядов руководителей компаний и собственников, а также с умением руководителей ИТ-направлений доказывать эффективность таких решений, — считает эксперт. — Мы находимся в самом начале этой трансформации. Ситуация, складывающаяся сейчас в экономике, может дать хороший толчок к ускоренным темпам трансформации и ко всё большему применению облачных технологий для компаний разного уровня».

Преимущества и возможности облачных сервисов

Аналитики чаще всего говорят о таких аспектах облачных сервисов:

• сокращение затрат, перераспределение затрат между капитальными и операционными;

• повышение безопасности, надежности, доступности (все три пункта — не одно и то же);

• возможность использования ИТ-ресурсов за пределами страны;

• избавление предприятия от непрофильных забот;

• повышение гибкости бизнеса (реакция на запросы бизнеса);

• хорошие возможности по масштабированию, использование модели «по требованию»;

• возможность «самоуправления» при управлении ИТ-ресурсами.

Александр Артюхов считает, что все эти позиции действительно позволяют получить позитивный эффект, но многое зависит от конкретной реализации, квалификации и поставщика, и заказчика. К перечисленным преимуществам он еще добавляет снижение зависимости от собственного персонала и исторического технологического наследия, а также связанные с этим вопросы безопасности.

С ним соглашается Владимир Лебединский: «Применение облачных технологий широко и покрывает все выше описанные примеры. Если говорить о применениях в строительном бизнесе, как наиболее близком к нашей компании, то ключевыми для нас являются сокращение затрат на обслуживание систем и сервисов, повышение безопасности и повышение уровня доступности систем».

Эффективность облачных моделей как тренд можно легко видеть уже на чисто теоретическом уровне, считает Владимир Соловьев: «Основное преимущество облаков определяется законом больших чисел: случайный спрос одного заказчика на вычислительные ресурсы предсказать невозможно, однако суммарный спрос большого числа заказчиков в силу этого закона предсказывается тем лучше, чем больше их число. Поэтому возможность динамического перераспределения ресурсов между клиентами позволяет существенно сэкономить в случае, когда потребности в ресурсах у заказчиков непостоянны».

В пояснение этих тезисов он приводит такую математическую выкладку. Если обозначить «c_p» себестоимость единицы вычислительных ресурсов в единицу времени, «c_r» — тариф за получение из облака единицы вычислительных ресурсов в единицу времени и рассмотреть спрос на вычислительные ресурсы как случайный процесс «Q», в каждый квант времени принимающий значение «q_min» с вероятностью «p» и значение «q_max» с вероятностью «1 — p», то очевидно, что при развертывании традиционной инфраструктуры внутри организации ее размер должен быть равен «q_max» (чтобы удовлетворять потребностям), а стоимость владения такой инфраструктурой в единицу времени будет равна произведению «c_p*q_max». Если же получать ресурсы из облака и оплачивать их по факту потребления, то средняя стоимость фактически оплаченных услуг в единицу времени будет равна «c_r*[q_min*p + q_max*(1 — p)]», поэтому собственная традиционная инфраструктура выгоднее, чем аренда ресурсов из облака, если c_p*q_max < c_r*[q_min*p + q_max*(1 — p)], или, что эквивалентно, 1 — (c_r — c_p)/(c_r•p) < q_min/q_maх.

Отсюда можно сделать вывод, что покупка облачной полезности выгодна либо при цене аренды, сопоставимой с ценой покупки, либо при большой вероятности низкого спроса, либо при большом разрыве между минимумом и максимумом спроса.

Но экономия затрат — это не единственное преимущество, а часто и не главное, уверен Владимир Соловьев. Облачные поставщики, управляющие большой инфраструктурой, конечно, обладают более значительными компетенциями и возможностями обеспечения доступности, надежности и безопасности, чем их клиенты. Поэтому если есть возможность передать ИТ-задачи в облако, бизнес может сосредоточиться на развитии своих бизнес-моделей, а не на совершенствовании инфраструктуры и сервисов. Конечно, возможность эластично масштабироваться и оплачивать только то, что реально было потреблено, при разумных облачных тарифах и гарантиях, дает возможность и провайдеру заработать, и заказчику получить гибкость.

Что же касается популярного обсуждения предоставляемой облаками возможности перераспределения затрат из капитальных в операционные, то эта возможность актуальна только для организаций, не имеющих ни собственных денег на строительство инфраструктуры, ни возможности взять в долг. Всем остальным, безусловно, нужно в первую очередь понять, что происходит с рисками при переносе сервиса в облако, и с учетом этого проанализировать эффективность, посчитав NPV (чистый дисконтированный доход) и IRR (внутренняя норма доходности) с учетом всех выгод и затрат — и прямых, и косвенных. Опыт рассмотрения реальных кейсов показывает, в одной ситуации переход в облако будет выгоден, а в другой, отличающейся вроде бы совсем незначительно, не выгоден, отметил эксперт.

Недостатки и риски облачных сервисов

Любая вещь имеет и достоинства и недостатки. Причем часто бывает так, что один и тот же аспект может в одном случае быть позитивным, а в другом — негативным. Вот позиции, о которых аналитики часто говорят как о недостатках облаков:

• повышение затрат;

• снижение безопасности, надежности, доступности;

• нерешенность разного рода технических аспектов (например, интеграция);

• проблемы с Интернетом (недостаточность пропускной способности, дорого, могут вообще «отрубить» Интернет);

• сложность отношений с поставщиками;

• сложность отношений с бизнес-закачиками.

Александр Артюхов продолжает этот список: «Сюда можно добавить и риски низкого качества предоставляемых услуг, несоответствие реализованной услуги ожиданиям клиента». При этом он отмечает, что негативную роль играет реклама поставщиков, их безудержное восхваление достоинств облаков: у клиента под влиянием маркетинговой шумихи сложилось слишком оптимистичное или даже некорректное представление об услуге.

Владимир Соловьев выделяет две основные проблемы применения облаков в корпоративном секторе. Во-первых, это повышение значения интернет-каналов и, следовательно, необходимость их резервирования, увеличения пропускной способности и обеспечения соблюдения уровня сервиса, что ведет к возрастанию расходов на услуги доступа. Во-вторых, это неготовность облачных провайдеров вместе с услугой брать на себя риск, в связи с чем гарантии и штрафные санкции, которые фиксируются в современных облачных соглашениях об уровне сервиса, не соответствуют рискам заказчиков, связанным с нарушением предоставления сервисов.

«Для нас более широкое применение облачных технологий сдерживает не сам доступ в Интернет, а дороговизна широких и стабильных каналов связи до ЦОДов, — рассказал Владимир Лебединский. — Однако это скорее особенность используемых решений и требований к системам. Все остальные сдерживающие факторы не так страшны для нас».

Препятствия на облачном пути

Тут в какой-то степени повторяется предыдущий вопрос, но если выше мы говорили о «принципиальных» проблемах, характерных для облаков на некотором изначальном уровне, то здесь хотелось бы узнать мнение экспертов «о проблемах дня», которые относятся скорее к проблемам роста, но на самом деле являются серьезным тормозом сегодня. Вот о каких проблемах такого рода аналитики говорят чаще всего:

• отсутствие реального спроса со стороны бизнеса;

• непонимание бизнесом преимуществ, преувеличенные страхи по поводу проблем;

• неразвитость рынка, как следствие — отсутствие «репутационной устойчивости» поставщиков, высокие цены, отсутствие отраслевого опыта (в том числе в плане подводных камней);

• низкая зрелость предлагаемых облачных решений;

• сопротивление со стороны ИТ-подразделений предприятия, неготовность ИТ-персонала;

• безопасность, надежность, доступность, Интернет;

• вопросы соответствия нормативно-законодательным требованиям;

• отсутствие надлежащей правовой базы для оформления отношений между поставщиками и заказчиками;

• проблемы с налоговой отчетностью;

• вопросы трансграничного общения с зарубежными провайдерами.

Александр Артюхов считает, что все эти трудности и опасения имеют место, в результате всей этой совокупности проблем у практически большинства бизнес-руководителей или владельцев бизнеса выработалось устойчивое нежелание отдавать свои данные/системы в облака. Этому способствует и боязнь утечки информации к конкурентам или недоброжелателям, вплоть до потери управляемости или даже собственно бизнеса.

Но Владимир Соловьев уверен, что как раз эта проблема из разряда «трудностей роста»: «Как только появятся серьезные облачные SLA, у бизнеса пройдет боязнь за безопасность и конфиденциальность, надежность и доступность. Кроме того, сегодняшние облачные цены пока еще слишком высоки».

Однако Владимир Лебединский убежден, что основные проблемы на пути к более широкому распространению облаков (как ко всему новому) лежат в другой плоскости: отсутствие реального спроса со стороны бизнеса и неготовность ИТ-персонала к качественному выводу систем в облако и их дальнейшей поддержке.

Какие задачи предприятий созрели для облаков

В настоящее время облака играют роль резервных систем для обеспечения непрерывности, доступности и безопасности, считает Александр Артюхов. Но при этом уже сейчас в облаке находится часть учетных систем. В его компании также идет разработка проекта по переводу в облачный вариант архивного хранения некоторых данных, например архивов электронной почты. В будущем планируется дальнейшее расширение использования облачных сервисов для решения конкретных бизнес-задач.

В Финансовом университете в публичных облаках находится электронная почта, часть файловых хранилищ, видеоконференцсвязь, CRM. Владимир Соловьев отмечает, что с переходом в облака улучшилась надежность и доступность этих сервисов, соответственно выросла их популярность и отдача от них. В публичном облаке размещена также незначительная часть инфраструктуры. «Остальные сервисы пока находятся внутри университета, и хотя они виртуализированы, частного облака у нас пока нет, — продолжает он. — Сейчас мы прорабатываем варианты его создания на территории провайдера для предоставления студентам возможности использовать посредством VDI университетское программное обеспечение со своих устройств. Чтобы окончательно оценить, будет ли это выгоднее развертывания собственной инфраструктуры, стараемся учесть все мелочи. А вот перенос в публичное облако сайта университета совершенно точно в планах ближайшего года».

«В облака мы отдаем СЭД, частично учетные системы, электронную почту и резервное копирование. Активно используем схемы VDS (виртуальный выделенный сервер)», — дополняет эти примеры Владимир Лебединский

Какие именно облачные модели применяются

«В настоящее время используются IaaS, DaaS, но в дальнейшем возможно использование SaaS. Сейчас в основном применяется частная модель, однако планируется переход к гибридной и задействование публичных облачных сервисов», — рассказывает Александр Артюхов.

Владимир Соловьев ответил тезисно: коллокация — нет, IaaS — да, PaaS — нет, DaaS — нет, SaaS — да. Публичные — да, частные, коммунальные и гибридные — нет, но лишь «пока нет».

«У нас реализовано собственное частное облако, его наличие очень облегчает решение задач от бизнеса, — говорит Владимир Лебединский. — Однако несмотря на наличие собственной инфраструктуры, мы применяем коллокацию и модели DaaS и SaaS для некоторых типов задач».

Преимущества и проблемы облаков для ИТ-служб

Желание и готовность бизнес-заказчиков к применению облаков — это одно, а то же самое для ИТ-отделов — это совсем другое. В последнее время в разговорах экспертов именно ИТ-службы называются одним из факторов торможения процесса. Действительно, насколько ИТ-службы заинтересованы в использовании облачных моделей и насколько они готовы (например, по квалификации) к ним?

Александр Артюхов уверен, что ИТ-отделы в целом заинтересованы в использование облаков, проблемы тут носят сугубо временный характер: «Одним из достаточно важных достоинств облаков является возможность использования чужой инфраструктуры для прохождения пиковых нагрузок или быстрого развертывания того или иного сервиса. Это является большой головной болью для ИТ-службы, и она готова пойти на многое, чтобы избавиться от нее. Трудности же ИТ-служб, скорее всего, лежат в психологической плоскости и вызваны отсутствием надлежащего опыта работы с облаками и провайдерами услуг, к которым, разумеется, относятся поначалу с определённым недоверием, часто вполне обоснованным. Ведь надо понимать: за неработоспособность облачного ресурса отвечать все равно будет ИТ-отдел. Для ИТ-руководителей облака представляют собой сразу две стороны медали — и новые возможности, и определённые угрозы своему статусу в компании, дальнейшей карьере и т. д. Имеются определенные опасения, что „ИТ из розетки“ приведут к снижению роли ИТ и ИТ-руководителя».

Широкое распространение облачных моделей сопровождается перераспределением ИТ-кадров между заказчиком и поставщиком; ИТ-специалисты, специализирующиеся на управлении инфраструктурой и приложениями, будут концентрироваться у облачных провайдеров. Отметив это, Владимир Соловьев говорит о том, что ИТ-подразделения заказчиков при переходе к стандартизованным и массовым технологиям, доступным из облаков, вынуждены будут меняться, беря на себя функцию строительства из общедоступных «кирпичей» уникальных «зданий». Не исключено, что в маленьких организациях специальных айтишников не будет вовсе, как там нет специальных электриков. Именно исчезновения боятся ИТ-директора, не готовые мыслить в терминах бизнеса и предлагать его трансформацию.

Владимир Лебединский напоминает, что ИТ-подразделения — это все же вспомогательная функция предприятий и их основной задачей является оптимальное решение задач бизнеса. Часто именно облачные решения позволяют элегантно решить непростые задачи, но при этом нужно отдавать себе отчет, что трансформация затрагивает не только собственно ИТ, но и всех, кто с ними работает. «Не могу сказать, что решения находятся просто, ведь для их достижения мы регулярно обучаем специалистов, всесторонне тестируем предлагаемые решения, участвуем в круглых столах и обмене опытом, а также проводим выезды к коллегам из других (дружественных) компаний, а раз в полугодие проводим презентации реализованных решений между всеми подразделениями департамента ИТ», — делится он своим опытом.

ИТ-отдел как сервис-провайдер для своего бизнеса

Одна из начальных идей облаков заключалась в том, что эту концепцию можно успешно реализовать внутри предприятия, переведя отношения между ИТ-отделом и бизнес-заказчиками из разряда административно-вспомогательных в сервисно-хозрасчетные. Но практика показала, что воплотить такую модель в жизнь оказалось совсем не просто.

«Данная идея реализуется в крупных компаниях типа банков, нефтянки и т. д. Но реализуется не очень хорошо, — говорит Александр Артюхов. — В кризис 2008–2009 гг. были примеры крупных зарубежных компаний, возвращавших обратно в лоно материнской компании ранее выведенные на „хозрасчёт“ ИТ-подразделения. А это достаточно серьёзный пример того, что бизнес-заказчик хорошо подумает, перед тем как передавать свои ИТ-активы и управление ИТ „на сторону“. Достаточно далеко этот процесс может зайти при передаче на аутсорсинг более половины или даже 2/3 всех ИТ-услуг. Тогда бизнесу сделать последний шаг будет гораздо проще».

«Вне ИТ-облаков хозрасчет сильно востребован бизнесом, но к нему совершенно не готовы ИТ-подразделения, которые неспособны в отсутствие измеримых сервисов подсчитать себестоимость оказания ИТ-услуг своим бизнес-заказчикам», — считает Владимир Соловьев. Скорее всего, ничего с реализацией хозрасчета внутри компании не получится, поскольку с распространением облаков все измеримые сервисы передадут облачным провайдерам, а за ИТ-подразделением, если оно сохранится в организации, закрепится неизмеримая функция продвижения инноваций и развития бизнеса, поэтому и тогда хозрасчет будет невозможен, полагает он. Выделение же ИТ-подразделений в отдельную организацию даст эффект только тогда, когда эта организация будет работать как бизнес, то есть конкурируя с другими сервис-провайдерами, наращивающими свои компетенции на практике большого числа заказчиков.

А вот Владимир Лебединский высказывает совсем другое мнение: «Реалистичность реализации сервисных (хозрасчетных) отношений между ИТ-подразделением и бизнес-заказчиками предприятия я оцениваю на 100%. Мы ввели такую схему взаимодействия и вот уже более трех лет работаем по ней. Этому способствуют в первую очередь готовность к такому методу работы руководителей бизнеса и особенность самого бизнеса (бизнес достаточно легко отделим от ИТ). Основное возражение бизнес-единиц, которое мне удалось преодолеть в этом направлении, — „Вы хотите сказать, что у меня не будет человека, которого я смогу вызвать и сказать, что мне надо дать доступ / поставить программу / починить телефон и т. д., а вместо этого мне придется делать заявки в сервис-деск?“. Залог успеха — ответ „да“ на этот вопрос и скрупулезная работа над повышением уровня сервиса технической поддержки, сбор статистики обращений и демонстрация экономического эффекта».

Версия для печати (без изображений)