Хотя, наверное, вопрос нужно было бы сформулировать в более широкой постановке «нужны ли облачные сервисы вообще?», поскольку говорить о востребованности зарубежных сервисов стоит говорить только на фоне общего знания ситуации. Разумеется, простой ответ на такой вопрос известен заранее: «да, конечно, а как же иначе...», но, как известно, «счастье не в деньгах, а в их количестве» — нужно понимать не просто наличие спроса как такового, а качественные и количественные показатели такого спроса (один пользователь на страну — это уже спрос), тенденции, перспективы и пр.

Но все же: нужны ли нам в России облачные сервисы инфраструктурного уровня от зарубежных поставщиков или потребности отечественных заказчиков могут быть полностью удовлетворены предложениями местных облачных провайдеров? Этот вопрос возник по ходу дискуссии в профильной ИТ-группе Facebook по поводу новости о запуске в России партнерской программы Cloud OS Network (COSN), объединяющей по всему миру хостеров, строящих свою ИТ-инфраструктуру на базе технологий Microsoft. Но само обсуждение новости началось с другого аспекта: что собственно означает данное событие (старт программы) для России?

Дело в том, что сразу после публикации новости на сайте Microsoft некоторыми российскими СМИ (в частности, CNews) она была интерпретирована в том смысле, что Редмонд намерен размещать свой сервис Windows Azure в российских дата-центрах. Скажем сразу: такая трактовка событий не имеет ничего общего с реальностью: программа COSN подразумевает лишь упрощение для партнеров доступа к технологиям и продуктам Microsoft, с помощью которых провайдеры могут создавать собственную облачную ИТ-инфраструктуру, предназначенную для использования заказчиками в режиме аренды. Все эти средства Microsoft были доступны российским ИТ-компаниям и раньше, но теперь те, кто удовлетворяют условиям участия в этой программе, имеют возможность получения дополнительных скидок и более высокого уровня поддержки со стороны вендора (консультации, обучение и пр.). Более того, нужно отметить, что программа COSN пришла в Россию более чем год после ее мирового запуска (это случилось в конце 2013 г.), первые шесть отечественных ИТ-компаний сейчас лишь несколько увеличили число ее участников, которых сегодня насчитывается несколько тысяч в десятках стран мира.

Ни о каком переводе собственной ИТ-инфраструктуры Microsoft в Россию в рамках данной новости речи нет. Хотя тема эта — размещение своей облачной ИТ-инфраструктуры в России ведущими мировыми ИТ-поставщиками — является последние месяцы весьма злободневной, можно даже сказать, имеет в какой-то мере принципиального значение в условиях усложнения международных отношений.

Однако по ходу разговора о сути программы COSN и ее значимости для российского ИТ-рынка возник несколько иной поворот темы: а нужны ли вообще отечественным заказчикам облачные сервисы самой Microsoft — хоть заграничные, хоть расположенные физически в России? Вопрос непростой.

В течение последних 20-30 лет мировой ИТ-рынок развивался на идеях довольно четкой системы разделения труда, в которой каждый участник занимался «своим делом». Одним из принципов здесь было то, что вендор взаимодействовал с потребителями через партнерский канал, стараясь не конкурировать с ним напрямую. Разумеется, в «чистом» виде этот принцип реализовывался редко, но как раз Microsoft исторически выделялась тем, что была одним их из самых последовательных приверженцев партнерско-продуктовой модели.

Наступление облачной поры внесло существенные коррективы в эту сложившуюся систему сфер влияния и зон ответственности. ИТ-мир стал смещаться от продуктово-лицензионной к сервисно-арендной модели использования ИТ, и в этой ситуации софтверные вендоры стали все больше выступать в роли глобальных сервис-провайдеров, вступая фактически в прямую конкуренцию со своими партнерами, в том числе региональными.

Тут, кстати, нужно сказать, что в новой облачной ситуации наиболее стойко придерживается традиционной продуктовой модели VMware, многолетний лидер направления облачных технологий. Она решилась на создание собственных облачных инфраструктурных сервисов всего пару лет назад, причем, кажется, не очень сильно преуспела в этом, продолжая позиционировать себя именно в качестве поставщика программных продуктов.

Microsoft же в самом начале своего облачного пути сделала ход, немало озадачив всю свою партнерско-клиентскую экосистему: объявила о намерении создать новую облачную платформу Azure, реализуемую в виде как раз собственного сервиса, внутренние технологии которого, в общем случае, недоступны никому, кроме как самому разработчику. В результате получается, что сегодня корпорация предлагает на рынке два конкурирующих между собой направления:

• собственный облачный инфраструктурный сервис Windows Azure в вариантах IaaS, PaaS и SaaS (с некоторой долей условности к Azure можно отнести сервисы Office 365 и некоторые прикладные решения), который разворачивается только в ее собственных дата-центрах;

• набор традиционных программных средств, основными компонентами которого являются ОС (Windows Server) и средства ИТ-управления (Systems Center), с помощью которых все желающие, как сервис-провайдеры, так и заказчики, могут строить свои собственные ИТ-инфраструктуры.

В принципе, такое разнообразие предложений выгодно для заказчиков, поскольку они могут выбирать наиболее удобный вариант из трех основных доступных: создавать собственную инфраструктуру, использовать сервисы от местных провайдеров или ориентироваться на Azure от самой Microsoft.

По мнению экспертов из числа российских хостинг-провайдеров, приобщение российских партнеров к программе COSN позволит эффективно использовать те же самые технологии, которые применяет сама Microsoft в своем Azure, для создания собственных аналогичных облачных сервисов. При этом российские хостеры получают определенные преимущества, поскольку будут получать программные средства по более дешевым ценам (используется специальный курс валюты, ниже устанавливаемого Центробанком), а создаваемые ими решения полностью соответствуют российскому законодательству. Тут нужно напомнить, что с этого года вводятся однозначные правила предоставления облачных услуг для госсектора: используемая ИТ-инфраструктура должна находиться на территории России и принадлежать российскому юридическому лицу. Кроме того, ожидается введение в действие закона, обязывающего хранить персональные данные россиян только внутри страны.

Но, тем не менее, этот потенциал еще только нужно реализовать. Общение с разработчикам прикладных сервисов и заказчиками в прошлом году показало, что выбор в пользу именно зарубежных платформенных сервисов (речь идет не только об Azure, но также об Amazon, Google и ряде других менее именитых) определяется более выигрышными характеристиками «цены/качества», что во многом объясняется намного более высоким уровнем конкуренции на зарубежных рынках. При этом не стоит забывать и о прикладных сервисах, таких как набирающий популярность в России (даже в условиях обострения международных отношений) Office 365, который пока доступен только из зарубежных дата-центров Microsoft.

Так что вопрос о том, будет ли все же Microsoft развертывать свои облачные вычислительные мощности на территории России, представляется достаточно актуальным. Партнерские решения — это, конечно, хорошо, но иметь альтернативные варианты от самого вендора еще лучше.

Версия для печати