Стагнация, а тем более спад экономики — не лучшее время для модернизации существующей ИТ-инфраструктуры, поскольку любые изменения сопряжены с капитальными вложениями и повышенными рисками относительно их окупаемости. Но нынешнее положение дел в стране не похоже на то, которое было в предыдущие экономические кризисы, носившие краткосрочный характер с достаточно понятными перспективами восстановления. Сейчас речь скорее идет о переходе национальной экономики на новые (причем долгосрочные) условия функционирования и развития. Переждать, как прежде, трудные времена уже не получится. Нужно формировать и воплощать новую стратегию развития в новых экономико-политических условиях.

Один из действенных вариантов оптимизации ИТ-стратегии — более широкое использование заказчиками модели аутсорсинга, которая позволяет оптимизировать финансовые затраты (сместить затраты от CAPEX к OPEX), повысить гибкость использования ИТ (что особенно важно в постоянно меняющихся условиях) и сосредоточиться на профильных вопросах ведения бизнеса. Причем если раньше, лет десять назад, тема аутсорсинга фактически сводилась к аренде «человеческих» ИТ-услуг (внешних специалистов), то в последние годы на первый план выходят различные варианты использования внешних ИТ-ресурсов, начиная от инженерно-строительной инфраструктуры (что у нас принято называть «дата-центрами») и заканчивая различными моделями облачных сервисов (IaaS, PaaS, SaaS, публичных, частных, коммунальных и пр.).

Такой прогноз вполне подтверждается практикой: на фоне стагнации/падения российского ИТ-рынка в последние два года сегмент услуг коммерческих ЦОДов динамично растет — исследователи говорят об увеличении его объема в 2014 г. на 20–25% по сравнению с «докризисным» 2013-м. При этом позитивную роль играет то, что за предыдущие годы у заказчиков сформировалось определенное доверие к моделям аутсорсинга ИТ-ресурсов. Важным стимулом для перехода к таким моделям стало и введение двухсторонних санкций в отношениях России с западным миром с непрогнозируемыми перспективами их изменения. В частности, в связи с этим существенно выросли сложности и риски развития собственной ИТ-инфраструктры для российских компаний, попавших (или имеющих шанс попасть) под запрет поставок западных ИТ, а также новые требования законодательства России, заставляющие хранить определенные данные или использовать ИТ-ресурсы только на территории страны.

Вместе с тем можно говорить о том, что российский рынок услуг коммерческих ЦОДов (КЦОД) находится еще в начальной стадии формирования и для многих потенциальных клиентов является не очень известной сферой. В обзоре мы попытаемся разобраться в сложившейся на данный момент ситуации в этом сегменте и оценить перспективы его развития с помощью экспертов из компаний-провайдеров услуг КЦОД и системных интеграторов.

Общая ситуация и тенденции ее развития

Наши эксперты единодушны в том, что спрос на услуги коммерческих дата-центров в России растет. Между тем в происходящих процессах видны разные, порой довольно противоречивые тренды. Судя по всему, развитие сегмента КЦОД идет сейчас во многом за счет заполнения свободных площадей, экономическая ситуация не позволяет приступать к запуску новых крупных проектов в этой сфере. Провайдеры вынуждены заниматься оптимизацией своей работы, повышать эффективность функционирования собственных дата-центров. Впрочем, ряд экспертов говорит как раз о реализации новых крупных проектов и о появлении новых игроков. В частности, Павел Калмычек, руководитель направления ЦОД, директор сети дата-центров компании КРОК, напрямую связывает рост рынка в прошлом году с вводом нескольких новых крупных площадок. Так или иначе, практически все согласны с тем, что конкуренция среди поставщиков растет и идет процесс консолидации рынка. В то же время серьезной конкуренции со стороны зарубежных провайдеров пока не наблюдается.

В целом эксперты сходятся во мнении, что размещение оборудования в арендуемом ЦОДе — выгодный вариант по структуре затрат, поскольку строительство собственного ЦОДа может занять несколько лет и потребовать значительных капитальных вложений, к чему большинство компаний сейчас не готово. Однако развитие арендных услуг КЦОД сдерживается тем, что в условиях экономического кризиса у заказчиков нет особой необходимости в расширении ИТ-инфраструктуры.

Первый заместитель генерального директора DataLine Алексей Севастьянов отмечает, что общий объем рынка растет, но все же не столь динамично, как в последние два года — негативно сказалось на динамике роста резкое повышение валютного курса во второй половине 2014-го. Он считает, что модель colocation (аренда заказчиком стоек и размещение там своего оборудования) по-прежнему остается ведущим направлением бизнеса (от 60% и выше в доле выручки КЦОД), однако все больше операторов дата-центров предлагают облачные услуги, в первую очередь инфраструктуру как сервис (IaaS). «Экономический фактор проявляется в том, что крупные заказчики стали уделять больше внимания утилизации арендуемых стоек и стараются оптимизировать их число. Более того, некоторые заказчики постепенно отказываются от закупки собственного оборудования в пользу аренды „железа“ или виртуальных ресурсов», — отмечает эксперт.

Позитивную, с точки зрения операторов ЦОД, роль в повышении спроса на их услуги играет вступление в силу (с 1 сентября 2015 г.) ФЗ-242, обязывающего хранить персональные данные россиян на территории страны, а также массовое сокращение ИТ-бюджетов предприятий, ограничившее возможности для закупки нового оборудования. Отмечая эти моменты, ИТ-директор Cloud DC Олег Алексеенко обращает внимание на то, что одновременно с увеличением количества и нагруженности стоек на ранее введенных площадях у крупных заказчиков, понявших преимущества использования облаков, повышается спрос на площадки самого высокого качества. «Крупный бизнес идет в облака, а доверить инфраструктуру можно не каждому», — подчеркивает эксперт. В то же время он отмечает заметное отставание наших ЦОДов от западных: «По моим наблюдениям, в России практически отсутствуют проекты со стойками, рассчитанными на потребление более 10 кВт, что в эпоху виртуализации (уплотнения размещения вычислительных мощностей) очень неудобно. Западные коллеги тут впереди». В качестве ключевых факторов, влияющих сегодня на развитие местного рынка КЦОД, он выделяет также технологические (электричество даже в России стоит ощутимых денег) и геополитические (поворот на Восток) аспекты, а также повышение мобильности и глобализации бизнеса, которые выражаются в спросе клиентов на виртуальные услуги, более мощные вычислительные стойки.

«Рынок отечественных услуг КЦОД, формируемый в основном крупными клиентами, не исключая государственных заказчиков, инерционен, и резких перемен ждать в ближайшей перспективе здесь не приходится, — считает руководитель отдела инфраструктурного консалтинга компании „Ай-Теко“ Игорь Алешин. — Кризис, санкции, валютный курс — это очевидный негатив. И заказчикам, и провайдерам необходимо искать пути оптимизации через повышение эффективности использования ресурсов, оптимизацию инфраструктуры и состава услуг, замещение оборудования западных производителей, смещение акцента с colocation на облачные услуги. Технологические факторы — виртуализация, облачные технологии, телекоммуникации — серьезно упростили миграцию сервисов. Эта простота может существенно снизить барьеры при рассмотрении заказчиками альтернативных вариантов размещения в КЦОД и усилить конкуренцию».

Весьма позитивно оценивает ситуацию на рынке услуг дата-центров директор ЦОД «ТрастИнфо», находящегося под управлением компании «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»), Михаил Луковников: заказчики быстро мигрируют в сторону более широкого использования облачных сервисов, что способствует росту спроса на услуги КЦОД. В условиях кризиса требования заказчиков к ИТ не снижаются, а их инвестиционные возможности сокращаются. Выходом из этого положения является переход к модели аутсорсинга, что позволяет обеспечить стабильную работу и масштабируемость ИТ-инфраструктуры без капитальных затрат на создание или модернизацию собственных ресурсов. При этом он отмечает, что роль зарубежных предложений на рынке снижается, причем не только из-за новых законов о персональных данных, но и благодаря достаточно высокому уровню сервисных предложений отечественных провайдеров: от классики жанра — аренды стойко-мест — до относительно новых для рынка комплексных предложений, когда заказчик может арендовать у провайдера инфраструктуру с уже развернутой на ней средой для обработки данных и готовыми к работе бизнес-приложениями. По его мнению, спрос на облачные сервисы растет опережающими темпами по сравнению с услугами colocation, однако именно эта услуга остается основной статьей дохода большинства операторов КЦОДов.

Поддерживая последний тезис, Игорь Корман, генеральный директор компании ActiveCloud, вместе с тем отмечает в числе главных тенденций рынка падение цен на услуги colocation и снижение их маржинальности. «Это заставляет операторов ЦОД активнее развивать более прибыльные направления, т. е. облачные услуги, — констатирует он. — Появились операторы ЦОДов, которые не оказывают услуг colocation, полностью сосредоточившись на оказании облачных услуг». Как следствие, доля облачных сервисов в выручке коммерческих ЦОДов, колеблется от 2 до 100%. С другой стороны, провайдеры облачных сервисов нередко сами выступают в роли заказчиков услуг colocation. «Многие поставщики облачных услуг не строят собственные дата-центры, а арендуют стойки (colocation) в коммерческих ЦОДах. При этом выручка облачных провайдеров может учитываться и в оценках рынка услуг ЦОДов. Т.е. мы зачастую имеем дело с двойным счетом при оценке объема рынка услуг ЦОДов и поставщиков облачных сервисов», — пояснил г-н Корман.

Руководитель департамента маркетинга, развития и управления продуктами фиксированной связи «ВымпелКома» Александр Сморгонский, как и другие эксперты, говорит о том, что снижение финансовых возможностей заказчиков в плане долгосрочных капитальных затрат и поправки к закону о персональных данных являются сегодня важными позитивными факторами развития местного рынка КЦОД.

Положительным моментом является то, что ряд ведущих мировых ИТ-вендоров взял курс на развитие сети независимых местных ЦОД-провайдеров на базе своих облачных аппаратных и программных платформ и, несмотря на обострение отношений России с Западом, развивает свои партнерские программы. Примером стал запуск в этом году программы Microsoft Cloud OS Network Russia, в рамках которой крупнейшие российские провайдеры облачных сервисов могут предоставлять услуги на базе облачной платформы корпорации.

Перенос ИТ-ресурсов из-за рубежа в Россию

По единодушному мнению экспертов, предстоящее введение в действие ФЗ-242 действительно стимулирует рост загрузки отечественных дата-центров за счет миграции данных и средств их обработки из зарубежных ЦОДов в Россию, но насколько существенным является этот фактор, пока говорить сложно. Так, Игорь Алешин, говоря о наличии запросов на перенос сервисов из зарубежных ЦОДов, отмечает крайнюю осторожность заказчиков в этом движении: «Скорее всего в ближайшее время миграция из зарубежных ЦОДов в российские дата-центры будет ограничиваться системами и сервисами, которые явно связаны с персональными данными (HR, CRM и др.), и влияние закона на рынок услуг КЦОД будет незначительным». Алексей Севастьянов со своей стороны также отмечает повышение интереса со стороны международных компаний к использованию схем colocation и размещению в России своих облачных сервисов, но при этом подчеркивает, что, на его взгляд, «о лавинообразном спросе в этом направлении говорить пока преждевременно».

В то же время генеральный директор компании «Облакотека» Максим Захаренко констатирует, что переходу российских заказчиков из зарубежных дата-центров в отечественные способствует рост курса валюты — рублевые цены на услуги за границей растут намного быстрее, чем на местном рынке. Правда, другие эксперты отмечают, что некоторая нестабильность экономической ситуации в стране способствует движению в обратном направлении.

В целом все согласны и с тем, что приходу зарубежных поставщиков ИТ-сервисов в российские ЦОДы способствовал рост внутреннего российского ИТ-рынка, поскольку провайдерам всегда выгоднее размещать свои ИТ-ресурсы ближе к месту их физического потребления. Мировой опыт показывает, что подобные коммерческие стимулы играют более существенную роль, чем законодательно-принудительные. В принципе зарубежные провайдеры отлично понимают и необходимость учета специфики местных законов и правил, но для реализации этой парадигмы желателен позитивный фон межгосударственных отношений. Нужно понимать и то, что иностранные компании ради соблюдения местных законов не могут идти на нарушения законов своих стран.

Михаил Луковников согласен с тем, что число компаний, переходящих с зарубежных ресурсов на российские, заметно растет. Но при этом он отмечает, что в первую очередь речь идет о переносе самих данных и информационных систем: проекты по переносу физической инфраструктуры встречаются гораздо реже, так как сопряжены со значительными организационными сложностями и затратами. К тому же большинство компаний арендовали за рубежом виртуальные ресурсы и эту же бизнес-модель стараются сохранить при переходе к российскому провайдеру.

Структура заказчиков и их потребностей

Основная часть рынка формируется крупными компаниями и государственными заказчиками, которые отличаются консерватизмом, но в целом спрос постепенно будет продолжать смещаться от colocation в сторону облачных услуг. В то же время многие заказчики рассматривают возможность обеспечения резервирования сервисов и данных в коммерческих ЦОДах, что, видимо, стоит отнести к приоритетным направлениям развития рынка услуг КЦОД. Говоря об этом, Игорь Алешин делится интересными наблюдениями: «В инфраструктурных проектах многих крупных заказчиков мы все еще наблюдаем серверные помещения в зданиях в центре столицы, где есть известные сложности с обеспечением качества работы инженерной инфраструктуры, нехваткой мощностей, стоимостью и т. д. Такие заказчики — потенциальные клиенты КЦОД. При этом неизбежно и увеличение доли более массового заказчика — СМБ и физических лиц. Разумеется, в плане расширения числа и спектра клиентов, важными вопросами остаются обеспечение безопасности сервисов и данных заказчиков в облаке, стоимость и качество услуг».

Алексей Севастьянов также считает, что отраслевой состав заказчиков не сильно изменился за последнюю пару лет. Ссылаясь на опыт своей компании, он говорит, что основную долю заказчиков по-прежнему составляют компании финансового сектора, ритейл, телеком, медиа-структуры, интернет-сервисы и интернет-проекты, но особенностью прошлого года стало увеличение кейсов с предприятиями из нефтегазовой и энергетической отраслей. По его мнению, хотя у клиентов есть серьезные стимулы для обращения к услугам КЦОД (оптимизация капительных затрат, отказ от непрофильной деятельности и активов, повышение гибкости управления ИТ и пр.), в существенной мере переходу к модели аутсорсинга мешает все еще сохраняющееся предвзятое отношение к оценке безопасности коммерческого дата-центра. Впрочем, он уверенно говорит, что с каждым годом таких убежденных противников аутсорсинга становится все меньше. Росту доверия к дата-центрам способствуют накопленный опыт и репутация операторов, которые проработали на рынке уже пять-семь лет, показали возможности своей инфраструктуры и клиентского сервиса.

Заказчики должны изменить свое восприятие места ЦОД в структуре бизнеса, и в качестве первого шага им нужно разделить понятия «инженерная инфрастуктура ЦОД» (или то, что мы называем просто ЦОД) и «программно-аппаратная ИТ-инфраструктура». Олег Алексеенко проводит аналогию между ЦОДом и офисами компаний: «ЦОД — это не ИТ-ресурс, как и офисы компании. Офисы практически нужны всем, но только единицы строят их для себя. Гораздо чаще офисы или арендуются или покупаются готовыми». Он уверен, что потребность в ИТ растет даже в кризис (более того — зачастую ускоренно растет) и потребность в стойках будет сохраняться всегда. Но Россия в использовании аренды ЦОДов отстает: по активности пользователей в Интернете наша страна находится на четвертом месте в мире, а доля наших КЦОДов на мировом рынке менее 1%. Но при этом нужно понимать, что при аренде ИТ-ресурсов нужен другой подход, некоторая реорганизация в структуре и функциях компании и в головах сотрудников. Действительно, облачные решения небезопасны при старых подходах, но при использовании именно «облачных» методов организации реальная безопасность и гибкость ИТ увеличиваются, а стоимость владения ИТ уменьшается.

По мнению Олега Алексеенко, основными стимулами для перехода заказчиков к аренде ИТ-ресурсов являются нежелание нести капитальные затраты (CAPEX) в условиях дорогих кредитов и нестабильной ситуации, потребность в качественных услугах определенного уровня, отсутствие своих специалистов нужной квалификации и необходимость сосредоточиться на собственном бизнесе. Препятствиями же выступают консерватизм бизнеса и ИТ-специалистов, ложные или устаревшие представления об аутсорсинге ИТ-ресурсов, наличие собственной ИТ-инфраструктуры.

Михаил Луковников считает, что уже сегодня потребителями услуг КЦОД являются компании всех масштабов и отраслей, но некоторые из них осваивают этот рынок активнее. В первую очередь это компании с большим количеством филиалов в регионах, которым важно оперативно управлять развитием сети и большим объемом данных о своих клиентах: крупные банки, страховые компании, ритейлеры, телеком-операторы. В целом он отмечает увеличение спроса на облачные проекты со стороны крупных компаний: заказчики стали более информированными о возможностях облачных технологий и рассматривают коммерческие ЦОДы как основу для крупных инфраструктурных проектов, которые можно реализовать быстрее и с меньшими затратами, чем строительство собственных площадок. Кроме экономии капитальных затрат модель аренды ресурсов внешнего ЦОДа привлекает клиентов тем, что позволяет гибко регулировать объем потребления, задействовать дополнительные ресурсы в периоды пиков спроса. Большое значение для клиентов имеют гарантии провайдера по бесперебойному предоставлению сервиса и защите данных (в том числе финансовые). По словам эксперта, часто аутсорсинг инфраструктуры становится первым шагом на пути в облако: сначала заказчик размещает в ЦОДе свое оборудование, затем арендует предоставляемое дата-центром, затем оценивает возможность перехода на виртуальные ресурсы и, наконец, склоняется к аренде приложений. Сегодня крупные клиенты больше интересуются вариантами IaaS с размещением в ЦОДе виртуальных машин, у компаний СМБ-сегмента более популярна модель SaaS, позволяющая арендовать в облаке провайдера уже готовые бизнес-приложения.

Конечно, кризис негативно сказывается на расширении сети КЦОДов: стоимость оборудования растет, инвестиции сокращаются. «В настоящее время у провайдеров услуг еще есть возможность удерживать цены на прежнем уровне, так как еще не полностью заполнены площадки, построенные в старых реалиях, но нужно быть готовым к тому, что так будет не всегда, — предупреждает Павел Калмычек. — Вероятно, изменятся и планы по вводу новых мощностей, мы также не исключаем технической переориентации на новых и нишевых вендоров при строительстве ЦОДов». Но все же в сложные времена, считает Александр Сморгонский, крупным и средним предприятиям выгоднее арендовать стойки, чем инвестировать в строительство. По его наблюдениям, иностранные компании рассматривают возможность создать в России свои дата-центры, но к 1 сентября 2015 г. они этого сделать не успеют, поскольку строительство дата-центра по международным стандартам занимает два-три года. Поэтому сейчас они активно присматриваются к дата-центрам, уровень надежности которых способен удовлетворить их запросы. Он также отмечает, что КЦОДы сейчас в основном расположены в Москве и Санкт-Петербурге, но в последнее время крупные компании увидели преимущества регионов и вынесенной инфраструктуры — приоритетом становится качество площадки и тарифы, затем логистика.

Максим Захаренко говорит о том, что до кризиса основными потребителями услуг КЦОДов были компании с высоко конкурентных рынков (финансовый сектор, торговля, услуги для бизнеса или населения), которые в текущей экономической ситуации заинтересованы в реальной эффективности. Им КЦОД (или в более широком плане — облако) дает гибкость и небольшую, исчезающе малую на фоне оборотов бизнеса ежемесячную плату за ИТ-инфраструктуру. Эта категория клиентов и сегодня составляет большинство. Но за последний год появились и заказчики иного типа, которых заставляет использовать модель аутсорсинга не столько потребность в повышении своей эффективности, сколько нужда, обусловленная западными санкциями, или требование от государства «импортозамещаться». В этом случае они обращаются к облачному провайдеру, который не только предоставляет импортное оборудование в аренду, но и оказывает услуги по его внедрению, администрированию и поддержке, и получается, что импортное оборудование «растворяется» в этой услуге. В результате заказчик вместо «условно запрещенного» импортного оборудования получает российскую услугу, хотя с потребительской точки зрения ничего не меняется.

Практика применения SLA

Переход на договорные отношения между поставщиками и потребителями ИТ-ресурсов и фиксация обязательств в виде SLA (Service Level Agreement — соглашение об уровне предоставления услуги) — одно из ключевых новшеств модели аутсорсинга. Именно тут заложены ее принципиальные достоинства для заказчика, но есть и некоторые пугающие (больше своей новизной) моменты для него. Понятие SLA давно знакомо на ИТ-рынке, но ранее оно применялось к «человеческим» услугам, где возможные сбои не столь критичны, как в случае использования ИТ-инфраструктуры, работающей в режиме реального времени. Теория однозначно говорит о том, что специализированные коммерческие ЦОДы должны обеспечивать более высокие показатели надежности, доступности и безопасности, но, как известно, практика порой не всегда совпадает с теорией.

Насколько надежно сегодня работают механизмы SLA? Как реализуется контроль за установленными параметрами и как действуют схемы компенсации потерь потребителю в случае нарушения SLA? Есть ли у нас в стране судебная практика в сфере SLA, о чем она говорит?

«Мы предлагаем очень детальные и жесткие SLA (для некоторых сервисов параметр доступности составляет 99,99%), при этом у клиентов всегда есть возможность внести свои коррективы в этот документ, — отвечает на эти вопросы Алексей Севастьянов. — За любое нарушение SLA с нашей стороны заказчик получает компенсацию, размер и алгоритм получения которой также прописывается в соглашении. Вопрос о выносе дела в суд никогда не обсуждался. Честно говоря, мне сложно представить ситуацию, когда такие вопросы решаются в суде: рынок КЦОД — это рынок, где огромное значение имеет репутация, и любое публичное судебное разбирательство с оглаской инфраструктурных и сервисных проблем оператора просто приведет к потере доверия к такому ЦОДу».

Александр Сморгонский поясняет, что в дополнение к техническим метрикам в SLA также могут быть оговорены дополнительные процедурные метрики (например, максимальное время реакции на неисправность) и другие, что позволит клиенту уверенно управлять той или иной услугой. В том числе в рамках договора определяется сумма штрафа, которая выплачивается клиенту в случае нарушения SLA со стороны поставщика.

Олег Алексеенко говорит о том, что ему не встречалась обширная судебная практика в отношении SLA. За превышение времени простоя обычно предоставляется денежная компенсация, но факт выхода за установленные параметры нужно доказать. Он считает, что провайдерам, которые оказывают свои услуги на готовых закрытых решениях, сложно давать расширенный SLA, так как их условия сервисного обслуживания у поставщиков ПО и оборудования не очень гибкие. Дополнительная компенсация в таких случаях требует дополнительной оплаты.

«Механизм реализации SLA — крайне важный вопрос, влияющий на конкурентоспособность российских поставщиков услуг», — уверен Игорь Алешин. Но в отличие от других экспертов он считает, что в этой сфере все не так благополучно, как хотелось бы: «На сегодняшний день, по неформальным отзывам заказчиков, многие не вполне удовлетворены качеством услуг российских КЦОД. Обязательных стандартизованных метрик качества услуг у провайдеров услуг КЦОД пока не наблюдается. Конфликты в связи с нарушением SLA в этом случае неизбежны, но решаются они обычно в индивидуальном порядке. До сложившейся судебной практики, на наш взгляд, пока еще далеко, что, несомненно, несколько расслабляет провайдеров. Нарушение SLA — одна из причин, по которой заказчики с интересом и надеждой смотрят на зарубежных провайдеров. Возможно, с принятием 242-ФЗ рост в российских ЦОДах доли западных клиентов, имеющих сложившуюся практику работы в таких случаях, может несколько изменить ситуацию».

Максим Захаренко обращает внимание на очень важный момент: в SLA важна не сумма компенсации, а проработка деталей: «Если вы видите, что проработаны важные вопросы, о которых вы сами не подумали бы, это некоторая гарантия того, что люди знают, что делают, и понимают, на что надо обращать внимание при проектировании и эксплуатации услуги».

Важный момент в сложившейся на сегодняшний день практике отмечает Павел Калмычек: «Применяя штрафные санкции за несоблюдение SLA, заказчики преследуют две цели. Первая — сделать „больно“ провайдеру, чтобы он с максимальным вниманием соблюдал все обещания. Вторая — компенсировать потери бизнеса, связанные с нарушениями SLA. Если для достижения первой цели вполне подходит имеющаяся в договорах провайдеров практика, то вторая уже выходит за рамки стандартного двухстороннего контракта. Дело в том, что потери бизнеса от сбоев в работе ИТ всегда несравнимо выше стоимости оказываемых дата-центрами услуг. И ни один провайдер не сможет взять на себя ответственность по компенсации упущенной выгоды и т.п. Для подобных целей можно заключать трехсторонние контракты страхования — между заказчиком, провайдером и страховой компанией. Пока эта практика не нашла широкого применения».

Как переходить на использование услуг КЦОД

Понятно, что переход от традиционной онпремис-модели использования ИТ в режиме владения на арендно-договорные отношения с ЦОД-провайдерами является непростой задачей для компании заказчика. Известны случаи резкой смены моделей, когда старый вариант полностью меняется на новый. Но все же в большинстве случаев процесс идет достаточно эволюционно, с постепенным переходом от colocation к облачным сервисам, от миграции вспомогательных приложений к передаче в аутсорсинг критически важных для бизнеса систем.

Как строить заказчикам свою стратегию по переходу на использование услуг КЦОДов? На что следует обратить внимание, выбирая поставщика услуг? На эти и другие важные для клиентов вопросы, уже есть некоторые рекомендации на основе имеющегося отраслевого опыта. Мы далее приведем тут советы опрошенных нами экспертов, не указывая конкретных авторов, поскольку многие их высказывания совпадают.

1. Ответ на вопрос, создавать собственные ресурсы или использовать услуги внешнего ЦОД, зависит от общей бизнес-стратегии заказчика. Решение должно приниматься исходя из стратегии развития бизнеса в целом, а не только ИТ. Для прогноза эффективности того или иного пути необходим аудит состояния ИТ-инфраструктуры в привязке к целевым задачам заказчика и сравнительная оценка затрат.

2. При выборе дата-центра надо смотреть на опыт работы оператора с большим объемом инфраструктуры, наличие сертификатов (Uptime Institute, PCI DSS и пр.), отсутствие крупных сбоев за время эксплуатации ЦОДа.

3. Начинать переезд в дата-центр лучше с небольших пилотных проектов и некритичных сервисов. Как только вы поймете, что вас устраивает качество инфраструктуры, сервиса и взаимодействие с провайдером, можно переносить и критически важные системы.

4. Если у заказчика еще не все сервисы виртуализированы, то одновременно с переходом на услуги КЦОД стоит рассмотреть и проект виртуализации сервисов.

5. SLA — это важно, но еще важнее репутация отдельных менеджеров и компании в целом (не рейтинги, а именно репутация и отзывы клиентов). Стоит досконально изучить вопрос и мнения клиентов рассматриваемых ЦОД. Анализ КЦОД и вопросы выбора поставщика регулярно освещаются в ряде специализированных СМИ.

6. Помимо аренды стоек следует обратить внимание на дополнительные услуги, которые предлагают провайдеры, в частности по телекоммуникациям и защите от DDoS-атак.

Версия для печати (без изображений)