Уже три года тема переносимости мобильного номера успешно пребывает в состоянии летаргического сна. Несмотря на то что эта идея, безусловно, хороша для производителей операторского оборудования, для регулятора, а также для магистральных операторов связи, она тормозится усилиями провайдеров мобильной связи, которым не улыбается инвестировать в соответствие новым требованиям свои финансовые средства. Особенно сейчас, когда основной вопрос на повестке дня — строительство сетей 3G для увеличения финансовых поступлений от мобильного Интернета.

Основная идея услуги Mobile number portability (MNP) понятна даже непосвященному: она предполагает, что данные обо всех пользователях терминалов будут сосредоточены в специальной БД, к которой и будут в первую очередь обращаться операторы инициатора звонка. Именно из этой БД будут извлекаться маршруты для “приземления” звонка к тем абонентам, которые сменят своего “домашнего” оператора на другую поставщика связи (как мобильной, так, потенциально, и фиксированной). Проблема на самом деле многоаспектная и в большей степени решена для мобильных пользователей сходных стандартов связи — к примеру, “пересесть” с одного GSM-оператора на другого абоненту чисто технически ничего не стоит: достаточно сменить SIM-карту без потери номера мобильной связи. Миграция между стандартами (к примеру, GSM и CDMA2000) будет потруднее: абоненту придется сменить и терминал мобильной связи.

В конце октября на заседании научно-технического совета Минкомсвязи РФ вопрос о возможности внедрения MNP (он рассматривается по запросу Инфокоммуникационного союза и Министерства информатизации и связи Республики Татарстан — на ее территории в этом году осуществляется пилотный проект такого рода) был рассмотрен положительно: MNP в России скорее всего случится. Но — не сразу. Для внедрения этого решения предстоит еще целый букет согласований и создания дополнительных актов — как нормативно-правовых, так и технических. Кроме того, всем компаниям — провайдерам услуг связи придётся внести изменения в публичные договора оферты. А вдобавок надо определить, каким образом будет введен MNP — сначала только для пользователей мобильных номеров (что крайне вероятно) или сразу для всех — и обладателей номеров подвижной и фиксированной связи (но это менее вероятный вариант). Несмотря на то что заместитель главы Минкомсвязи Наум Мардер высказался за второй вариант, скорее всего, для быстроты, будет реализован первый — так быстрее.

Не вдаваясь в технические детали, попробуем представить, кто выиграет от внедрения хотя бы первого варианта внедрения MNP. Разумеется, весьма туманные цифры операторов сотовой связи, которые “сливаются” журналистам для воздействия на общественность, к реальности имеют весьма далекое отношение. Некоторые компании “большой тройки” оценивают свое участие в проекте MNP чуть ли не в полторы сотни миллионов долларов. По-видимому, это верно только формально: цены на оборудование вендоров сейчас до предела низки, и получить выгодные поставки можно, успешно “сбив” как минимум треть от заявленной цены, да еще и с рассрочкой по уплате остального; компании, оформившие лицензии на 3G, это уже проходили совсем недавно. Что операторы получают взамен? Возможность в оперативном режиме переключать абонентов корпоративных пользователей без потери номера — сейчас это пока невозможно, из-за чего многие подобные контракты становятся просто невозможными: абоненты не хотят терять привычные номера связи. Кроме того, по совокупности факторов это вполне может стать причиной оптимизации “цены владения” для многих корпоративных клиентов по всей стране — вполне хороший куш даже при работе с проектом, к внедрению которого вынуждают госорганы власти.

Смогут выиграть от внедрения MNP и небольшие местные операторы связи, которые все еще работают в регионах страны, — в основном за счет недорогой “безлимитки” на голос и выгодной цены при звонках внутри региона. Кроме того, весьма активным может быть привлечение пользователей виртуальными операторами (MVNO), если они все-таки выйдут из перманентного состояния забытья, в котором пребывают последние три-четыре года. “Второе дыхание” может обрести “Скай Линк”, работающий не в самом популярном стандарте связи, особенно если будет готов продолжать дотировать оборудование для клиентов, переходящих к нему по проекту MNP. Формально и чиновники, и операторы говорят о том, что такие услуги MNP могут быть интересны только для 2—5% абонентов, тактично умалчивая, что это клиенты с высоким APRU, как минимум в десять раз отличающимся от среднего показателя в 9—10 долл. в месяц. А за таких клиентов на развитом рынке с сужающимися перспективами роста операторы готовы бороться жесткими методами.

Весьма большую выгоду от MNP получат магистральные операторы связи, которые будут не только поддерживать, но и обслуживать подобную глобальную базу абонентов — все-таки объем сигнального трафика станет увеличиваться лавинообразно.

Между тем можно говорить и о том, что один оператор приобретет основные преференции от такой системы. Это четвертый федеральный оператор мобильной связи, который в ближайшее время будет создаваться на базе сотовых активов “Связьинвеста” (14 млн. абонентов) и “Скай Линка” (100% его акций будет передано “Связьинвесту”). Как известно, “Скай Линк” кроме сетей, работающих в стандарте CDMA2000, имеет и GSM-лицензии не несколько десятков российских регионов. И в такую, условно говоря, “госкомпанию”, могут быть переведены все спецпотребители из государственных органов власти и местных администраций, а также федеральные чиновники. К примеру, “в интересах национальной безопасности” или “для оптимизации расходов на связь с целью экономии бюджетных средств”, да собственно повод можно придумать любой. Но в случае действия механизма MNP всё пройдет безболезненно — номера останутся прежними, и такую миграцию заметят разве что бухгалтера госучреждений и “приближенных” компаний, которые будут оплачивать связь по новым реквизитам. Возможно, проект “Конфиденциальная мобильная связь” компании “МегаФон”, тоже предназначенный для спецпотребителей, не пострадает, а может быть, ему будет создана альтернатива. Вот такая добровольно-принудительная переносимость номера.

Версия для печати