Судя по всему, единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, разрабатываемая МЧС, пополнилась новыми возможностями. С недавнего времени у всех операторов “большой тройки” вводятся в действие специальные регламенты взаимодействия с госструктурами. Они позволяют оперативно организовывать специальные технические мероприятия, необходимые для обеспечения работоспособности сети и предоставления связи пользователям и сотрудникам госструктур.

Подобные проекты — “отголоски” аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, после которой руководство Минкомсвязи РФ наконец-то озаботилось проблемой функционирования сетей связи общего пользования и стратегически значимых информационных систем в кризисных ситуациях. Один из таких объектов, ситуационный центр компании “МегаФон”, в середине апреля проинспектировали министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев и начальник национального центра управления в кризисных ситуациях МЧС РФ Владимир Степанов, проверив взаимодействие оператора связи с оперативными дежурными МЧС, представителями Минкомсвязи и других ведомств при появлении угроз или возникновении чрезвычайных ситуаций в различных регионах страны. Кроме того, подобный центр может организовать оповещение абонентов мобильной связи о чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения. Общий штат подразделения — 63 человека, в том числе 39 инженеров по оперативному управлению. Шесть смен специалистов в режиме реального времени обеспечивают работоспособность сети и мобильных сервисов; 24 сотрудника организуют поддержку и автоматизацию сквозных бизнес-процессов.

Наибольший упор в ситуационном центре сделан на оперативное управление аварийными бригадами и координацию аварийно-восстановительных работ на объектах связи сети. К примеру, в столичном регионе у “МегаФона” таких бригад двадцать — их личный состав привлекается для оптимизации сети, установки оборудования на новых базовых станциях (БС), проверки сетевых элементов и т. д., в том числе они работают и в кризисных ситуациях: к примеру, во время недавних терактов в метро была оперативно расширена мощность БС в центре города. Типовые проблемы можно решить дистанционно — перезапуск базовых станций, “спящие” GPRS-соты, перепрописка параметров соты, передача трафика через резервные маршруты, оперативное управление качеством сети (к примеру, при выходе из строя транзитной БС можно на какое-то время пожертвовать покрытием в районе и отключить радиочасть, что снизит нагрузку на аккумуляторы, чтобы запитать трансмиссионное оборудование) и т. д. А выезжать на место в основном приходится при выходе из строя “железа” или чтобы подать питание от резервных генераторов. Все сбои телекоммуникационного оборудования фиксируются в специальной системе, каждый автоматически оценивается в зависимости от “тяжести” последствий, и организуется оперативное оповещение (по электронной почте и SMS) ответственных сотрудников оператора для его устранения. Для решения каждой проблемы существуют свои временные нормативы — конкретные показатели зависят от трафика, который собирает та или иная БС, от их положения в структуре сети, емкости и т. д.

Систему оповещения абонентов о чрезвычайных ситуациях в “МегаФоне” предполагают сделать многоступенчатой. Основной ее составной частью будет рассылка сообщения Cell Broadcast емкостью 19 символов — к примеру, “Экстренная ситуация! Звоните 020!”: на том “конце провода” будет располагаться автоответчик, сообщающий последние данные и номера телефонов штабов экстренных служб. Второй вариант, реализуемый в совокупности с первым, — рассылка информации через Interactive Broadcast Services: здесь уже можно отправлять 40—60 символов. И основным каналом информирования будет служить все-таки SMS, но “ковровых бомбардировок” по всей абонентской базе более не планируется: только точечная рассылка коротких сообщений с уведомлением о кризисной ситуации с точностью до радиуса соты. Для этого на коммутаторе будет установлено дополнительное программное обеспечение — с его помощью можно будет очертить любой радиус возле места, где произошло ЧП, и уведомлять пользователей в радиусе, к примеру, 2—5 км. Причем такая система будет вести учет сообщений: если абонент уже получил информацию через SMS, то при втором входе в зону оповещения он получит более расширенную или более новую версию сообщения. То есть вала одинаковых SMS’ок не будет — причем сообщения можно будет оперативно менять с течением времени. Но пока это — в теории.

Между тем нет сомнений в том, что сколь-нибудь серьезных изменений центр управления и мониторинга сети компании “МегаФон” от добавления функции ситуационного центра не пережил. Да, были сведены воедино нити управления миниатюрными ЦУПами семи региональных компаний, налажена ВКС между старшими дежурными по филиалам, сделаны первые шаги к установке системы оповещения абонентов, добавлена возможность сканирования киберпространства на предмет выявления потенциально критических событий. Но штат сотрудников не увеличился, рабочее место для оперативного дежурного выделили из резерва, а интеграция ИТ-систем региональных компаний и так планировалась на 2010 г. По сути полноценное дистанционное управление всеми сетевыми элементами и радиочастью весьма разветвленных сетей связи было выстроено в компании задолго до визита руководителей Минкомсвязи и МЧС. Но о самом главном, об интеграции с ИТ-системами регулирующих органов, речи пока не идет.

Сама инфраструктура управления сетью и работа аварийных бригад у “МегаФона”, как и у других компаний “большой тройки”, и без ситуационного центра налажена очень хорошо. Ведь в данном случае принцип “время — деньги” работает как никогда эффективно. Из реальных новаций появился действующий и постоянно обновляемый список телефонных номеров оперативных служб МЧС, с которыми “МегаФон” будет координировать свои действия, но общение идет по обычным каналам связи — “выделенка” не планируется. Базы совместных критических инцидентов для контроля их разрешения со стороны МЧС до сих пор не создано. Да и никакими системами управления сотовой сетью из МЧС удаленно управлять не могут. Даже чтобы включить автоответчик с записью информации о поведении в критической ситуации (как это было реализовано по короткому номеру во время терактов в столичном метро), этот файл надо получить... по электронной почте через общедоступные каналы Интернета. Кстати, управлять системой SMS-оповещения пока что могут только операторы ситуационного центра: никаких удаленных терминалов в МЧС тоже не предусмотрено.

Не решенным остается вопрос активации приоритетов для номеров экстренных служб — действующего регламента в этом отношении нет, сейчас оперативные службы каждый раз передают оператору связи списки номеров, на которые необходимо установить приоритеты для вызовов в загруженной сети, и попытки автоматизировать эту ситуацию фрагментарны. Кроме того, не решен и вопрос оперативного действия мобильных базовых станций сотовой связи, используемых для быстрого и точечного увеличения емкости сети. Сейчас, чтобы запустить такой комплекс, выходящий в сеть через VSAT, согласовывать документы надо за месяц, и никакого упрощенного регламента для чрезвычайных ситуаций, когда операторы могли бы выдвинуть свои БС в зону бедствия, просто нет. Именно поэтому в столичном регионе существует только один такой объект связи на базе автомобиля КамАЗ — у “Вымпелкома”. А у “МегаФона” такие решения работают с 2002 г., но только в Чечне и Северной Осетии.

Версия для печати (без изображений)