На фоне стремительного роста популярности смартфонов и планшетов набирает обороты тенденция BYOD (Bring Your Own Device), связанная с тем, что люди все чаще используют свои личные мобильные устройства для доступа к корпоративной информации и рабочим приложениям. Это, с одной стороны, открывает перед предприятиями новые возможности, а с другой — ставит новые проблемы. О том, как эффективно воспользоваться этой тенденцией и обойти подводные камни, шла речь на конференции “Мобильность: новый виток развития ИТ”, организованной аналитической компанией IDC.

Ситуация на рынке

Сейчас мобильный сегмент является самым динамичным на рынке ИТ. По количеству проданных устройств смартфоны и планшеты уже обошли ПК и ноутбуки. В 2012-м число проданных смартфонов выросло примерно в полтора раза, а планшетов — в два раза. При этом увеличивается не только количество, но и разнообразие устройств с точки зрения как программных платформ, так и форм-фактора.

По данным IDC, по всему миру за 2012 г. среди мобильных ОС лидирует Android (68,3% от общего количества проданных устройств), дальше следуют iOS (18,8%), Blackberry OS (4,7%), Windows Mobile/Phone (2,7%), Symbian (3,4%), Linux (2%). По прогнозу, примерно такая же раскладка сохранится и в 2016-м, только Windows Phone обойдет Blackberry OS, а Symbian уйдет с рынка.

Российский мобильный рынок следует мировым тенденциям, правда, доля планшетов у нас пока ниже, чем в среднем по миру, а среди ОС еще велика доля Symbian, но она уменьшается. По мнению Елены Семеновской, директора по исследованиям IDC, в нашей стране есть все предпосылки для дальнейшего роста мобильного рынка. Так, в 2012-м рынок беспроводного широкополосного доступа в Интернет вырос на 30%, уровень проникновения мобильных устройств достиг 168%, а ассортимент всевозможных мобильников отличается большим разнообразием. Растет и спрос среди корпоративных заказчиков, что выражается в увеличении числа соответствующих пилотных проектов на предприятиях.

Особенности корпоративной мобильности

Параллельно с рынком растет и число мобильных сотрудников, которое увеличилось с 1 млрд. в 2010-м до 1,3 млрд. в 2015-м. Здесь явно лидируют США, где уже сейчас около 75% работников мобильны, в регионе EMEA — пока лишь 23%. При этом тенденция BYOD нарастет: по данным опроса IDС, доля собственных устройств сотрудников, используемых для доступа к бизнес-приложениям, увеличилась с 45% в 2010-м до 68% в 2012-м.

Разработчики ПО не оставляют без внимания эту тенденцию. По данным опроса IDC за прошлый год, более 40% создаваемых приложений предназначены для корпоративного рынка. При этом первые места занимают программы для обеспечения продуктивности (работы с документами, с другими сотрудниками, с информацией), средства автоматизации работы вне офиса и бизнес-аналитика.

Предприятиям важны не только мобильные приложения, но и средства управления ими. “Причем речь идет об управлении не просто устройством, а мобильным предприятием в целом, — подчеркнула Елена Семеновская,. — Другими словами, нужно интегрировать мобильники в ИТ-инфраструктуру компаний. При этом очень важны политика безопасности работы с корпоративными приложениями на мобильных устройствах. А это — сложная задача, потому что когда сотрудник приносит на работу собственный мобильник, он не хочет, чтобы кто-то контролировал его личный контент”.

В связи с этим особое значение приобретает вопрос выстраивания правильной стратегии использования мобильных устройств и приложений таким образом, чтобы получать выгоду для бизнеса благодаря возможности иметь доступ к корпоративной среде в любой точке и в любое время. Предприятия это понимают. Так, прошлогодний опрос IDC показал, что 38,9% компаний уже имеет или разрабатывают стратегию мобильности, 49,9% планирует этим заняться в этом году, лишь 11,2% пока не имеет таких планов.

Важную роль стратегии отметил и Сергей Орлик, директор центра корпоративной мобильности компании “АйТи": “Для внедрения мобильных технологий на предприятии важен системный подход и стратегия, которая включает концепцию мобильной работы сотрудников, направленную на повышение эффективности деятельности всего предприятия, политику безопасности и регламенты использования мобильных устройств, а также процедуры для поддержки пользователей”.

По его словам, к решению этих задач надо приступать уже сейчас, так как у нас начинается массовое распространение мобильных устройств и создание мобильных рабочих мест. “Раньше разработчики ИТ-инфраструктуры не замечали мобильных устройств, но их вовлеченность — неотъемлемый фактор успеха мобильной стратегии. Для решения этой задачи на рынке есть немало предложений, в том числе и российских”, — отметил он.

Так, для управления безопасностью предназначены системы класса Mobile Device Management (MDM), для разработки приложений — универсальные платформы Mobile Enterprise Application Platform (MEAP); имеются средства для адаптации терминалов и корпоративных веб-интерфейсов для обеспечения доступа с мобильных устройств; появился целый класс приложений для планшетов “Мобильное рабочее места руководителя”, в него входят средства для работы с документами, отчетности и бизнес-аналитики. Появляются онлайновые магазины бизнес-приложений. Например, такую торговую интернет-площадку под названием SAP Store недавно открыла компания SAP, продвигая приложения независимых разработчиков, сертифицированные на совместимость с ее мобильной платформой.

Но, как известно, при внедрении любой новой ИТ-системы большое значение имеют не только технологии, но и человеческий фактор. Своим опытом поделился Денис Силаев, руководитель финансового управления Deutsche Bank в регионе EMEA. По его словам, раньше банк использовал мобильную систему Blackberry, но недавно решил реализовать BYOD, потому что, с одной стороны, нужно было сокращать расходы на ИТ, а с другой — сотрудники хотели использовать для работы свои мобильные устройства и требовали поддержки от ИТ-отдела.

Было выбрано решение на базе iOS (Android, по его словам, используется мало из соображений безопасности), прошел пилотный проект. А когда встала задача внедрять решение в массы, было решено не действовать в приказном порядке. “Мы постарались повлиять на людей, — рассказал Денис Силаев. — Выделили группу тех, кто уже воспользовался новинкой и кому она понравилась. Стали организовывать неформальные встречи этих экспертов с пользователями, задействовали нашу внутреннюю социальную сеть myDB, предложив всем желающим поделиться опытом. Это движение быстро набирает обороты”.

В результате за несколько месяцев на BYOD уже перешла примерно четверть пользователей Blackbery. Но Денис Силаев не отрицает, что когда-нибудь, видимо, придется действовать и с помощью приказа.

Национальные особенности корпоративной мобильности

В нашей стране большинство компаний уже поддерживают личные мобильники сотрудников. На это указывают результаты опроса, проведенного в прошлом году компанией Cisco, в котором участвовали 5000 компаний из разных стран, в том числе и из России. Так, у нас 49% предприятий поддерживают отдельные устройства, 18% — все устройства, 15% — запрещают их использование, а 17% разрешают, но не поддерживают.

Этот же опрос показал, что порядка 60% российских ИТ-директоров положительно воспринимают BYOD, что выше, чем в Германии и Франции, но ниже, чем в США, Китае и Индии.

По мнению Игоря Воробьева, руководителя по портфелю дополнительных услуг компании “Вымпелком”, в России движение в сторону BYOD стимулирует то, что возможности смартфона расширяются, а стоимость падает: по оценке J’son&Partners Consulting, средняя цена этого устройства сократилась с 455 долл. в 2009-м до 328 долл. в 2012-м. В результате сейчас в компаниях-клиентах “Вымпелкома” смартфон использует каждый четвертый сотрудник.

Правда, переход на мобильные рельсы не всегда проходит гладко. По словам Елены Семеновской, многие наши предприятия еще с опаской относятся к BYOD, но некоторые из них уже внедряют такие решения на уровне инфраструктуры. При этом они обычно начинают с планшетов, предпочитая платформу фирмы Apple, так как считают, что у системы Android есть проблемы с безопасностью. Эти опасения не лишены оснований: по прогнозу компании Trend Micro, в конце 2013-го для Android будет 1 млн. вирусов (в 2012-м их было 350 тыс.). В основном внедрение мобильников у нас начинается по инициативе руководителей предприятий, которые приносят на работу свои устройства. Уже идут пилотные проекты, направленные на их поддержку, причем в самых разных отраслях.

Игорь Воробьев привел в качестве примера опыт “Вымпелкома”. С 2009-го для корпоративной мобильности использовалась система Blackberry, но затем начался переход на BYOD, причем по инициативе президента компании, который решил перейти с ноутбука на планшет. В результате в 2011-м была внедрена система визирования служебных записок с мобильных устройств, работающих на разных ОС. В прошлом году была утверждена стратегия Enterprise Mobility, направленная на предоставление сотрудникам возможности использовать для работы любые устройства. Сейчас перед компанией стоят следующие задачи — показать финансовую эффективность такого подхода и внедрить решение для управления и безопасности из класса MDM. “Сначала мы развернем MDM у себя, а потом собираемся предлагать этот продукт на рынок в качестве сервиса”, — поделился планами Игорь Воробьев и добавил, что поставщик такой системы еще не выбран.

Но, конечно, не обходится без проблем. По мнению многих участников конференции, главная из них связана с безопасностью. Поставщики активно занимаются этим вопросом. В результате, по прогнозу IDC, мировой рынок средств мобильной безопасности будет ежегодно расти на 26,6% и увеличится с 628 млн. долл. в 2011-м до 2,5 млрд. долл. в 2016 г. “Но важны не только программные инструменты, — подчеркнула Елена Семеновская. — Очень важна корпоративная политика безопасности, которая определяет, как можно работать с бизнес-приложениями на мобильном устройстве”.

Есть также проблемы, связанные с тем, что бизнес-процессы компаний не готовы к поддержке всех личных устройств сотрудников, а сервисы для управления ими отсутствуют. Кроме того, участники конференции отметили, что существенным сдерживающим фактором является недостаточное покрытие сетью 3G, которое обеспечивает “большая тройка” сотовых операторов, так как предлагаемые ими услуги не идут ни в какое сравнение с тем, что существует на Западе. По словам Игоря Воробьева, “Вымпелком” понимает эту проблему и в этом году резко увеличил затраты на развитие сети 3G. По плану инвестиции составят 22% от выручки (в прошлом году было 18%). Но, по его мнению, и имеющийся пропускной способности сети достаточно для поддержки BYOD, только пользователям надо выбирать те приложения, которые не требуют очень широкого канала, например такие, как визирование документов.

В целом, считает Елена Семеновская, наша страна еще немного отстает с точки зрения проникновения мобильных устройств, поскольку они несколько дороговаты, но тем не менее развивается в том же русле, что и весь мир: “Проблему старта позволит убрать постоянное появление новых устройств в низшем ценовом сегменте, в том числе наших локальные. Если предприятия решат внедрять мобильность, закупая для всех устройства, то это будет дорого. Потому нет никакого другого выхода, как использовать мобильники сотрудников. Тренд BYOD невозможно остановить, и сейчас это основное направление развития ИТ”.

Версия для печати (без изображений)