Всего лишь несколько лет тому назад не представляло труда написать обзор о применении мобильных технологий сотрудниками компаний. Компании обеспечивали сотрудников корпоративными телефонами, контролировали приложения и контент, принимали решение о том, когда обновлять устройства. Главный вопрос для ИТ-директоров сводился к тому, чем оснастить сотрудников: простым сотовым телефоном или BlackBerry?

Так было раньше. А теперь благодаря нашествию смартфонов и планшетов (iPhone, iPad, Android- и Windows-телефонов) баланс сил сместился в сторону сотрудников. В цифровую эру практика “Принеси свое собственное устройство” (Bring Your Own Device, BYOD) в большинстве организаций уже является стандартной. И наряду с проблемами выбора поддерживаемых устройств и операционных системы существуют трудные задачи выбора технологий и предоставляемых услуг.

“Бизнесу требуется прозрачная стратегия BYOD. Важно понимать, что поддерживается и что не поддерживается в компании”, — считает Джим Гуинн, управляющий партнер в компании PwC. В самом деле, без четко определенных корпоративных политик и налаженных управленческих процессов с акцентом на обеспечение безопасности BYOD может привести к тому, что парк клиентских устройств станет неуправляемым. Бреши в защите, аварии, потери интеллектуальной собственности чреваты, в свою очередь, экономическими и иными проблемами. Но в случае правильной реализации практика BYOD и консьюмеризация ИТ предоставляют компаниям новые широкие возможности для ведения более эффективного и прибыльного бизнеса.

Переходя к мобильности

Не секрет, что многие молодые сотрудники “приклеены” к своим мобильным устройствам и многие из них избегают работы в компаниях с лимитированным доступом к личным устройствам. Они выросли с мобильными телефонами в карманах и часто рассматривают их как основной инструмент общения. PwC прогнозирует, что к середине 2013 г. доля персональных устройств в мире “после-ПК” составит 35%. Мобильно-ориентированные рабочие места появились и никуда не денутся. “Сегодня почти невозможно избежать BYOD”, — говорит Гуинн.

По мнению Гэри Кёртиcа, главного стратега по технологиям и управляющего партнера в компании Accenture, ИТ-директора должны рассматривать BYOD как возможность, а не как проблему. Возможность расширения бизнеса благодаря социальным медиа, общению и совместной работе с данными в реальном времени несет модернизационный потенциал. А возможность развертывания передовых технологий и сложных приложений и сервисов может быть революционной. Поскольку около 90% компаний уже приняли BYOD в той или иной форме, задача, по словам Кёртиса, состоит в том, чтобы заставить это работать на всех как можно лучше.

Одной из компаний, принявших вызов, является Intel. В сети полупроводникового гиганта более 39 тыс. устройств, около 70% из них -- личные, отмечает Дейв Буххольц, директор по консьюмеризации. Компания обратила внимание на BYOD и растущий тренд консьюмеризации в 2009 г. Дайан Брайант, занимавшая в то время пост руководителя службы информационных технологий, не захотела стать зависимой от одного поставщика или устройства. “Поэтому мы начали исследовать пути преобразования нашей инфраструктуры и внедрения глобальной сервисной модели”, — говорит Буххольц.

Интеллектуальные компании управляют BYOD

Intel подошла к проблеме с настроением найти пути успешного продвижения инициативы. Стратегия была выработана в течение шести месяцев при участии большого количества департаментов и подразделений. Еще девять месяцев компания потратила на решение правовых вопросов и вопросов управления трудовыми ресурсами. “В некоторых случаях мы вступали в серую правовую зону, — объясняет Буххольц. — Мы хотели, чтобы программа обеспечила повышение продуктивности, но в то же время мы хотели убедиться, что располагаем необходимыми гарантиями и защитой”.

Это требовало решения целого ряда сложных вопросов и создания соглашения об уровне обслуживания для конечных пользователей с ясной формулировкой добровольности, но не принудительности практики BYOD (компания по-прежнему предоставляет оборудование некоторым сотрудникам). “Нам требовалось сформулировать понятия правильного и добросовестного использования инструментов компании”, — говорит Буххольц. Среди прочего Intel была вынуждена изучить вопросы управления сотрудниками с почасовой оплатой, идентификации ситуаций, в которых оправдана очистка устройства.

Но проблемы на этом не закончились. “Поскольку Intel является многонациональной компанией, при взаимодействии устройств есть моменты, связанные с защитой интеллектуальной собственности и особенностями национальных законодательств в области защиты частной жизни”, — отмечает Буххольц. Есть некоторые вопросы относительно того, где именно хранятся данные и зашифрованы ли они. Кроме того, компании пришлось создать отдельные практики, процедуры администрирования, политики ограничения доступа для разных типов устройств (смартфонов, планшетов и ноутбуков).

Сегодня программа Intel BYOD поддерживает около 30 тыс. сотрудников и предлагает 40 собственных приложений для разных целей. Компания использует разнообразное программное обеспечение и средства защиты, в том числе внутренний магазин приложений, ПО для управления мобильными устройствами (MDM) и приложениями (МАМ) и имеет несколько уровней контроля. Кроме того, в сети обслуживаются только устройства из одобренного списка, удовлетворяющие определенным требованиям. Доступ других устройств блокируется.

“Цель не в том, чтобы сэкономить деньги за счет BYOD, — говорит Буххольц, — а в том, чтобы превратить Intel в отличное место для работы. Сотрудники рады тому, что могут использовать устройства и программы по своему выбору вместе со специализированными программами Intel”. Практика BYOD приносит пользу Intel, благодаря ей работники экономят в среднем 57 мин в день, что, по оценкам компании, в сумме составляет 5 млн. часов в год. “В результате реализации этой инициативы появляются новые сервисы и новые подходы, в том числе к сотрудничеству внутри компании, использованию социальных медиа и получению информации”.

Рождение новых моделей

BYOD — нечто большее, чем совокупность всех смартфонов и планшетов в компании. Начиная широко использовать практику BYOD, компании обычно обнаруживают, что вихрь потребительских ИТ-моделей проносится по организации и фундаментально изменяет способы работы и взаимодействия людей. Подобно Intel, они открывают гораздо более эффективные способы управления бизнес-процессами. Плюс к тому BYOD может упростить, если даже не устранить, проблему регулярных закупок и обновления устройств, делая доступней передовые инструменты и приложения для сотрудников.

Но ИТ-директорам и ИТ-департаментам приходится сталкиваться с огромными трудностями. С одной стороны, необходимо выйти за пределы того или иного конкретного отдела и сотрудничать с другими отделами для создания политик, процедур, классификации данных для среды BYOD, а с другой -- BYOD требует других знаний и навыков, особенно в случае создания магазинов приложений и перехода к более гибкой и ориентированной на потребителей разработке программного обеспечения и модели его распространения. Во многих случаях требуется принимать в штат компании новых разработчиков и других специалистов или переквалифицировать тех, кто имеется, чтобы они сфокусировались на такой ИТ-модели.

Наконец, есть сложности в обеспечении безопасности и защиты данных. Критически важно наличие MDM, MAM и других решений для аутентификации пользователей. Эти инструменты необходимы для ввода устройств в эксплуатацию (и вывода), стандартизации параметров устройств, распространения политик, обеспечения очистки устройств в случае потери или кражи. ИТ-директора должны обратить особое внимание на отслеживание использования и защиту интеллектуальной собственности. Создание более безопасной мобильной платформы возможно в случае применения виртуализации настольных систем, приложений, HTML5 и при обеспечении более надежного контроля конечных точек.

Кёртис подчеркивает важность адаптации внутренних политик компаний к BYOD, а также информирования сотрудников о рисках и ответственности: “Очень важно иметь понятный и выполнимый кодекс обязанностей сотрудников”. Во многих случаях это означает разработку различных политик и правил для различных групп внутри организации. Особое внимание следует уделить обучению сотрудников методам управления устройствами и данными и приемам уменьшения риска для данных. Иногда это базовые вещи, предполагающие использование паролей для блокировки устройств и соблюдение правил размещения данных в текстовых и почтовых сообщениях.

В конце концов, говорит Гуинн, главное продумать все аспекты BYOD и использовать BYOD в качестве инструмента для изменений: “BYOD представляет собой принципиально иные бизнес- и ИТ-парадигмы”. Это дает возможности для сокращения издержек, в том числе на администрирование и техническую поддержку, для укрепления сотрудничества, общения с клиентами в режиме реального времени, облегчения управления жизненным циклом устройств, консолидации инфраструктур и инструментов, используемых ИТ-службой и бизнес-подразделениями. Тем не менее успех далеко не гарантирован. Как выразился Гуинн: “Для успеха BYOD требуются гораздо более гибкое, нежели раньше, мышление и совсем другие ИТ-модели”.

Версия для печати