Такое впечатление, что пик общественной шумихи вокруг использования планшетов корпоративными заказчиками был пройден в сентябре 2012 г. С тех пор публичное обсуждение (в СМИ, на конференциях) этих вопросов не очень быстро, но все же пошло на спад. Однако мы не раз уже отмечали: общественная шумиха и реальная актуальность — это не одно и то же, более того — довольно разные вещи. Если технология (продукт, сервис) оказывается действительно инновационной (т. е. не просто новой, но и полезной), то графики временных показателей шумихи и актуальности изменяются по разным законам: пик шумихи приходится на самый начальный этап отраслевого внедрения новшества (этап ознакомления), и только после этого начинается реальное повышение актуальности.

Нужно отметить, что прошлогодний пик общественного интереса был усилен еще и ажиотажным интересом к ожидаемому тогда появлению новой Windows 8 и качественно новому шагу Microsoft с выходом на рынок с собственным планшетом Surface, что, как думали тогда многие, могло существенно изменить конкурентную обстановку на рынке. И это событие имело особое значение для корпоративного рынка, который с заметным недоверием относился к системам iOS и Android и ждал появления на рынке знакомой, проверенной (именно в корпоративном применении) Windows.

Как раз тогда, на пике шумихи, мы провели опрос экспертов — представителей как ИТ-поставщиков, так и ИТ-заказчиков — относительно текущей ситуации на корпоративно-планшетном рынке. И сейчас, спустя ровно год, решили продолжить это исследование, обратившись примерно с теми же, что и ранее, вопросами примерно к той же группе специалистов.

Что изменилось в использовании планшетов за прошедший год

В целом все наши эксперты согласны с мнением, что за прошедшие 12 месяцев наиболее зрелые в ИТ-плане организации, особенно крупные, начали переходить от обсуждения и исследования потенциала мобильных решений к их внедрению. Планшеты, которые были до того в основном инструментом руководителей высшего звена, постепенно спускаются на уровень менеджеров среднего уровня и продолжают продвигаться в трудовые массы. В то же время, как это предполагали эксперты и год назад, сейчас уже вполне очевидно, что планшеты не заменяют ноутбуков: только планшеты используют чаще всего те сотрудники, которые раньше вообще не имели мобильных компьютеров (в частности, топ-менеджеры), а те, кто работал с ноутбуками, продолжают их применять, используя планшеты как дополнение.

По мнению директора Центра корпоративной мобильности группы компаний “АйТи” Сергея Орлика, сейчас планшеты используются руководителями и сотрудниками всех уровней, специалистами по продажам, маркетингу, финансистами, мерчандайзерами и многими другими категориями сотрудников. Причем потребность в реальной мобильности при работе с деловой информацией испытывают не только те, кто чувствительную часть своего времени проводит вне офиса, но и те, кто активно участвует в совещаниях, встречах, переговорах, не покидая офис. Расширение использования планшетов и спектра решаемых с их помощью задач требует обеспечения централизованного управления мобильным доступом к соответствующим ресурсам и системам и самими планшетами как конечными устройствами в корпоративной среде. Это требует определенных технологических решений, напрямую не реализующих доступ к бизнес-системам, но обеспечивающих инфраструктурные функции включения и интеграции планшетов в ИТ-ландшафт предприятия.

Директор Центра мобильных решений компании Digital Design Михаил Альперович считает, что радикальных изменений в применении планшетов за прошедшее время не произошло: как и год назад, основной сферой их применения остается то, что можно назвать активное потребление контента. “Если что и меняется, то, скорее, осознание людьми того, какие устройства им нужны под конкретные задачи, — пояснил он. — Совершенно очевидно, что планшеты не вытеснят ноутбуки, собственно, не в этом их миссия. Но для тех задач, решать которые на планшетах просто удобно, они продолжают активное внедряться”. Он подчеркивает, что ситуация в России в целом соответствует общемировым тенденциям, и при этом ссылается на данные IDC: объемы продаж планшетов во II кв. несколько ниже, чем в I кв., но рост относительно 2012 г. заметен, и темпы проникновения планшетов в корпоративный сегмент остаются высокими: возможно, по итогам 2013 г. рынок планшетов обгонит рынок ноутбуков.

Начальник управления информатизации Пензенской области Александр Антонов, ссылаясь на опыт автоматизации регионального правительства, отмечает, что расширение использования рабочих мест на планшетах непосредственно связано с внедрением систем электронного документооборота, а процесс этот идет эволюционно: “Количество сотрудников, использующих мобильные устройства, увеличивается постепенно. В 2012 г. мы закупили iPad'ы и установили на них мобильные рабочие СЭД-места для всех заместителей председателя правительства и некоторых министров Пензенской области. Самым активным пользователем СЭД является губернатор Пензенской области, который полностью отказался от бумаг и в поездках для работы с документами использует iPad. В 2013 г. мы планируем завершить внедрение мобильных рабочих мест для руководства области”.

“Исторически в нашей корпорации категорию мобильных пользователей представляли полевые сотрудники продаж, в чьи функции входит сбор заявок на продукцию от розничных торговых точек, — рассказал начальник отдела развития информационных систем и инфраструктуры ОАО “Пивоваренная компания “Балтика»” Илья Тамбовцев. — С 2006 г. началось полномасштабное развертывание корпоративной CRM. В качестве устройств применялись различные модели КПК/смартфонов на базе Windows CE/Mobile. В процессе развития CRM и свертывания компанией Microsoft развития Windows CE, клиент CRM был переведен под Android. В конце 2010 г., руководствуясь критериями цена/удобство/качество/доступность по России, мы остановили свой выбор на устройствах Samsung Galaxy, которые в последующем полностью заменили устройствами на базе Windows CE. В настоящий момент по программе CRM у нас оснащено этими средствами свыше 5000 пользователей”.

По его словам, первыми планшетами, появившимися в компании на рубеже 2010/2011 гг., были личные Apple iPad руководителей, воспринимавшиеся как интересные и модные игрушки. “Подключенные к корпоративной почте и Интернету, они оказались удобными для работы на совещаниях, впрочем, как и смартфоны. В этот период из-за узкого спектра применения планшеты использовались исключительно как дополнение к рабочим станциям, ноутбукам, но их владельцы поставили перед ИТ-службой вопрос об интеграции планшетов в рабочее окружение руководителя взамен ноутбукам. К середине 2012 г. у нас насчитывалось порядка 30 личных планшетных устройств на базе iOS и Android, подключенных к корпоративной почте. С появлением планшетов и гибридов планшет-ноутбук под Windows 8 с учетом нашего опыта взаимодействия с Samsung было принято решение об использовании Samsung ATIV в качестве корпоративной модели. Сейчас в работе у нас около 30 планшетов-ноутбуков”, — отметил г-н Тамбовцев.

По его данным, в настоящий момент лишь небольшая часть сотрудников компании используют планшеты как основное устройство, отказавшись от корпоративного ноутбука. Остальных останавливают особенности Windows 8 (“к ней действительно необходимо привыкнуть”), недостаточная производительность планшетных устройств (“заметно ниже, чем у ноутбуков, и нет возможности модернизации устройства”), необходимость использования корпоративных приложений, не совместимых с “восьмеркой” и не адаптированных графически под использование сенсорных экранов. “Основные пользователи планшетов — директора, руководители подразделений, ведущие специалисты, сотрудники, которым достаточно много времени приходится проводить вне своего стационарного рабочего места, на встречах, совещаниях, в командировках”, — добавил г-н Тамбовцев.

Для каких приложений используются планшеты

Аудитория пользователей расширяется, причем несколько меняется и понятие “мобильная работа”. На этот момент обращает внимание Михаил Альперович: “Планшетами пользуются практически все категории сотрудников, чья работа хоть как-то связана с перемещением — как за пределами офиса (“в полях”), так и внутри (сотрудник, вставший из-за стола, — уже мобильный сотрудник). С точки зрения спектра используемых приложений — это как “джентльменский набор” в составе Почты, Календаря, веб-браузера и т. п., так и специализированные (готовые или разработанные на заказ) приложения для коммерческих представителей, инженеров по обслуживанию техники, агентов по недвижимости и т. д.”

По мнению Сергея Орлика, сейчас наиболее популярными при использовании планшетов являются следующие задачи:

  • электронная почта и коммуникации;
  • работа с файлами документов и внутренними файловыми хранилищами;
  • доступ к оперативным показателям деятельности, аналитическим данным и отчетам;
  • работа с корпоративными системами, например CRM;
  • управление документами и поручениями в рамках документооборота;
  • подготовка и поддержка совещаний;
  • работа с каталогами и спецификациями продукции;
  • поддержка полевого инженерно-технического персонала

С точки зрения организации ИТ он разделяет используемые решения на три категории:

  • прикладные решения общего назначения (горизонтальные решения): доступ к почтовой системе, офисные пакеты, доступ к корпоративным файловым ресурсам и библиотекам документов, обмен и синхронизация файлов с ПК, интранет-браузеры, различные коммуникационные клиенты;
  • мобильные клиенты к деловым системам: аналитика и интерактивная отчетность, документооборот, CRM, ERP, поддержка совещаний, специализированные решения для полевых сотрудников;
  • инфраструктурные решения: системы управления мобильными устройствами (MDM), системы управления мобильными приложениями (MAM), средства интеграции мобильных приложений с другими системами, виртуализированная доставка и терминальные системы удаленной работы с Windows-приложениями на других мобильных платформах.

“Применение Windows 8 Pro расширило возможности использования планшетов за пределы традиционной почты — добавились функции обмена мгновенными сообщениями, проведение собраний, видеоконференций на базе Microsoft Lync 2013, работы с офисными файлами, приложениями. Практика использования личных устройств на базе iOS показала, что они удобны для частного применения, но в корпоративной среде нормально работают только с почтой. Остальное, что заявлено Microsoft и Apple, либо не работает, либо работает с ошибками (например, интеграция с Microsoft Lync 2010/2013). Возникают проблемы подключения устройств Apple к корпоративному Wi-Fi на базе решений Cisco из-за несовместимости последних версий протоколов Wi-Fi. Прямые обращения в Apple и к вендорам корпоративных решений оказались безрезультатны”, — рассказал Илья Тамбовцев.

“В правительстве Пензенской области и органах исполнительной власти в целом планшеты чаще используются для просмотра корпоративной электронной почты и ознакомления с документами, — сообщил Александр Антонов. — В последнее время все более востребованы функции комментирования поступающих документов, а также визирования, наложения резолюций и т. д. Удобно, что мобильное рабочее место допускает возможность работы в одном из двух режимов по выбору: самостоятельно или с помощником”.

Интеграция планшетов в корпоративную среду

Этот вопрос является изначально актуальным, однозначных решений тут нет. Хотя все же можно выделить два основных варианта: или жесткое управление процессом “мобилизации” сотрудников (деловые операции и деловое общение только через корпоративные ИТ-средства), или ориентация на использование сотрудниками собственных устройств (концепция BYOD). Хотя, конечно, возможно использование и смешанного сценария.

По мнению Александра Антонова, любой из этих вариантов имеет право на жизнь, конкретное же решение зависит от специфики организации и принятых в ней стандартов. Отмечая то, что системные администраторы и пользователи всегда будут по-разному видеть эту проблему, он развивает эту мысль: “Само собой, для администратора системы лучше унификация — так ему проще обеспечить контроль и безопасность данных. Для пользователя важно удобство, и его тоже можно понять. Если говорить о специфике нашей организации, то есть еще один аспект — мы используем мобильные рабочие места на iPad. Конечно, многим приятнее получить в пользование служебный планшет, чем покупать его самому, тем более что стоимость iPad достаточно высока. Тем не менее в правительстве Пензенской области есть примеры использования и своих, и служебных устройств”.

Ссылаясь на опыт своей компании, Илья Тамбовцев сказал о возможности использования разных сценариев, в том числе и одновременно, но для разных задач: “Для личных планшетов и смартфонов у нас предоставляется возможность подключения к Интернету, к корпоративной почте. ИТ-службой подготовлены инструкции для нескольких вариантов устройств и ОС, объясняющие, как подключить устройство. Дальше владелец сам управляет своим устройством и решает проблемы. Для корпоративных устройств используется Windows 8 Pro с подключением к домену Active Directory. Для части руководителей достаточно пакета MS Office на планшете, чтобы полностью отказаться от ноутбука. Для большинства этого недостаточно. ИТ-служба проводит тестирование клиентской части корпоративных приложений на возможность работы в Windows 8. С приложениями есть проблемы, адресованные разработчикам решений. Часть графических интерфейсов корпоративных приложений, удобных для использования указателя мыши, неудобны для работы с сенсорными экранами и требуют развития, на что мы ориентируем разработчиков в будущих версиях продуктов”.

Эксперты со стороны ИТ-поставщиков пытаются проанализировать проблемы интеграции мобильных средств в корпоративную среду, используя обобщенный отраслевой опыт. Так, Сергей Орлик подчеркивает, что интеграция планшетов в корпоративную среду обеспечивается внедрением соответствующих инфраструктурных и прикладных решений. Соответственно сами прикладные решения должны быть интегрированы со службой каталогов и не требовать постоянного подключения к сети, поддерживая работу с информацией в автономном режиме. Подключение к корпоративной сети, работа с корпоративными ресурсами и системами должна явно управляться и на уровне доступа устройств, и на прикладном уровне, во избежание несанкционированных и нежурналированных действий с деловой информацией и для возможности быстрого блокирования устройств и приложений в случае возникновения тех или иных инцидентов информационной безопасности. Это требует применения специализированных MDM-систем, поддерживающих особенности мобильных платформ iOS и Android, и в ряде случаев интеграции MDM с общекорпоративными системами управления сертификатами, VPN, беспроводными сетями и т. п.

В качестве принципиального момента Сергей Орлик отметил необходимость разделения личных и деловых данных на планшетах: “Вне зависимости от владения — корпоративный планшет или личный — на практике и на тех и на других присутствует и деловая, и личная информация. Требуемое разделение обеспечивается самими корпоративными мобильными приложениями в сочетании с системами управления и контейнеризации мобильных приложений. Выбор баланса между поддержкой BYOD и расширением парка корпоративных устройств должен рассматриваться в контексте конкретного предприятия. Так или иначе инвестиции в мобилизацию бизнеса включают затраты не только и не столько на приобретение устройств, но и, главным образом, на формирование полнофункциональной среды мобильной работы сотрудников, рассматривающих планшеты как еще одно мобильное рабочее место”.

“Конечно, интеграция не всегда происходит гладко, разного уровня сложности возникают. Особенно если речь идет о планшетах на платформе, отличной от Windows (другими словами — iOS и Android), в этом случае процесс интеграции требует более кропотливой работы. Но и здесь ИТ-специалисты уже, как правило, адаптировались, и в целом подключение планшета к корпоративным ресурсам превратилось в достаточно привычную операцию”, — продолжил эту тему Михаил Альперович. Он согласен с тезисом, что уровень использования BYOD во многом зависит от типа организации: там, где требования к защите информации более строгие, BYOD мало распространен, а где условия не столь жесткие, а также имеется предшествующий опыт работы удаленно и с мобильных устройств, сотрудникам, как правило, доступно мобильное подключение с собственного устройства.

С другой стороны, выбор сценария использования мобильных устройств (личных или корпоративных) зависит от класса решаемых задач. Базовые задачи (доступ к почте и веб-ресурсам) обычно легко решаются с использованием собственного оборудования. А вот обеспечение доступа к специализированным задачам, под которые разрабатывается и закупается дорогостоящее ПО, скорее всего будет сопровождаться приобретением компанией новых устройств. В целом оба подхода приемлемы и даже во многом сближаются. Но тут Михаил Альперович, обращает внимание на важный аспект безопасности: “Если создается угроза для данных компании, устройство придется “чистить” полностью. Это значит, что пользователь потеряет, допустим, историю личной переписки, семейные фото и т. д. Поэтому принимаются меры для максимального разделения личного и корпоративного “уголков” на устройстве. Над этой задачей трудятся как разработчики корпоративных приложений, так и разработчики систем MDM/MAM (Mobile Device Management / Mobile Application Management). И тренд здесь наблюдается именно от управления устройствами к управлению приложениями. Ряд производителей Android-устройств (например, Samsung) решения по управлению приложениями встраивают прямо в платформу”.

Планшеты в окружении ноутбуков и смартфонов: на что ориентироваться?

В целом с вопросом позиционирования планшетов в корпоративной ИТ-среде определенность понимания среди ИТ-специалистов была достигнута еще в прошлом году: эти устройства предназначены для “потребления контента” в режиме просмотра информации и операций с минимальным объемом ввода информации (поисковые запросы, коммуникации с коллегами и контрагентами, заполнение несложных форм, краткие тестовые заметки). Отметим, что в борьбе за место под солнцем планшетам приходится сражаться не только и даже не столько с ноутбуками, сколько со смартфонами.

Сегодня водораздел между планшетами и ноутбуками проходит совсем не по признаку наличия клавиатуры и поддержки “пальцевого управления”, а по типу используемых ОС, и как следствие, по режиму работы пользователя (многооконный, в том числе с параллельной работой с приложениями, или однооконный только с последовательной логикой работы), по возможностям использования прикладного ПО (в первую очередь унаследованного), по способности к интеграции с корпоративным окружением, по принципам разработки ПО и пр. И проблемой тут является то, что доминирующая на ноутбуках Windows пока не очень готова (по техническим характеристикам, наличию прикладного ПО, ценовым показателям) занять достойное место в сфере планшетов, а iOS и Andoid по тем же причинам — выйти в сегмент ноутбуков.

Решением проблемы “планшет или ноутбук”, казалось бы, может стать трансформер “планшет-ноутбук”, но реальные перспективы такого варианта также пока не очень понятны. Опыт же показывает, что комбинированные варианты устройств плохо приживаются на рынке, обычно занимая сугубо нишевые позиции.

В то же время планшеты испытывают давление со стороны смартфонов, особенно с появлением и ростом популярности фаблетов. Сейчас стоит говорить о некотором смартфонно-планшетном семействе мобильных устройств, связанных общей программной платформой (и соответственно прикладными программами). Нужно отметить, что успех планшетов iPad во многом базировался на фундаменте успеха iPhone (такая же картина наблюдается и для Android), а также сказать, что проблемы Windows на планшетном фронте в очень существенной мере определяются отсутствием совместимости с Windows Phone, а для Windows RT — и с Windows 7.

Сергей Орлик считает, что внешние ИТ-консультанты не должны ориентировать клиентов в вопросах выбора платформ или форм-факторов: “Мы отвечаем на потребности бизнес-заказчиков с учетом требований ИТ и ИБ. Бизнес-заказчики по своей природе являются теми же потребителями, которые уже сделали свой выбор в отношении планшетов, в большинстве случаев это iPad, Android-устройства Samsung, Asus, а также Prestigio в эконом-сегменте”.

А Михаил Альперович высказывает как раз иную позицию: “Мы как разработчики ориентируемся в первую очередь на устройства Apple — планшеты iPad и iPad mini. Размер для нас не принципиален — приложения работают одинаково и там, и там. К планшетам на Android мы сейчас (не в первый раз, правда) присматриваемся более внимательно. Предыдущие пару лет запросы со стороны корпоративных заказчиков были весьма абстрактные: “А есть ли у вас что-то на Android”. Сейчас запросы стали более реальными и заслуживающими внимания”.

Что касается Windows, то тут он, ссылаясь на собственный опыт и мнения аналитиков), сказал о том, что пока реальные перспективы у платформы Windows RT не просматриваются. А вот “настоящая” Windows 8 (то, что называется Windows 8 Pro) — сейчас получает распространение на планшетах, несмотря на то что само аппаратное обеспечение и общие ощущения от работы с ней не могут пока сравниться, с его точки зрения, с iPad. Он пояснил эту мысль: “Дело в том, что у традиционной Windows есть серьезный плюс: на ней работают те же средства разработки, обеспечения информационной безопасности и управления, к которым привыкло большинство ИТ-специалистов. Некоторая часть из этих средств еще находится в процессе адаптации под Windows 8, но по большому счету все они уже работают. И поэтому внедрение с этой точки зрения, равно как разработка и создание приложений, проходит более гладко. Из минусов можно отметить очевидное — работать на планшете с классическими Word или Project не очень удобно из-за маленького экрана (и, следовательно, слишком мелких иконок и кнопок). Поэтому те приложения, которые используются повседневно на планшете, должны быть переработаны или написаны заново под тач-интерфейс; проще говоря — иметь более крупные визуальные элементы (есть, например, авторитетное мнение, что размер экранной кнопки для комфортной работы пальцем должен быть не менее 9х9 мм)”.

Илья Тамбовцев согласился с тезисом о том, что для корпоративных задач системы на базе знакомой Windows подходят лучше: “В корпоративной практике мы ориентируемся на устройства Samsung ATIV с Windows 8 Pro. У нас накоплен большой опыт использования устройств Samsung в CRM в непростых условиях эксплуатации, и также был накоплен опыт эксплуатации различных производителей ноутбуков, что в итоге подтолкнуло нас сначала к тестированию и далее к применению Samsung ATIV. Хотя и эти устройства имеют некоторые неудобства . Например, планшет с подключенной клавиатурой неустойчиво стоит на столе при максимальном угле углом наклона, и при работе с тач-интерфейсом устройство может опрокинуться ”.

Александр Антонов прокомментировал аспект выбора форм-фактора коротко: “Мы используем iPad с экраном 10 дюймов, на меньшем экране неудобно работать”.

Как выглядит конкурентная ситуация и как она будет развиваться

Нужно вспомнить, что еще год назад безусловным фаворитом на рынке выступала Apple со своими iPad'ами. Была видна растущая популярность Android-систем, но к ним отношение ИТ-профессионалов было как к устройствам, ориентированным сугубо на частных пользователей и по своим характеристикам для корпоративного сектора не очень пригодным. В качестве наиболее вероятных конкурентов говорилось о Microsoft с ее будущей (тогда) Windows 8. Прошедший год показал, что развитие ситуации на рынке пошло по другому сценарию: по своей популярности Android смогла опередить iOS, волна этих устройств начала накатываться и на корпоративный сектор. А вот Windows 8 так и остается пока лишь в претендентах.

Сергей Орлик уверен, что сейчас есть реальная конкуренция между платформами iOS и Android: “Несмотря на прилагаемые сверхусилия, Microsoft пока не стала заметным игроком на рынках планшетов и мобильных платформ. Мне кажется, это обусловлено несколькими факторами — поздним выходом на уже сформировавшийся рынок, где есть лидеры, получившие массовое признание пользователей; недостаточным учетом специфики сценариев использования планшетов и потребностей пользователей планшетов по сравнению с ПК; дезориентаций пользователей и партнеров выпуском двух версий Windows 8 — для x86 и ARM, и двух версий собственных устройств Surface; неявной и неоднозначной позицией в отношении поддержки iOS и Android собственными прикладными решениями”.

“Пока по-прежнему в корпоративном сегменте доминируют планшеты Apple, — констатирует Михаил Альперович. — Еще в конце прошлого года я прогнозировал, что сейчас шансы продвинуться на второе место выше у Microsoft, нежели у Android. Прошедшее с того момента время, на мой взгляд, подтверждает данный прогноз. Во многом это объясняется тем, о чем уже было сказано: совместимостью Windows-планшетов с ИТ-инфраструктурой и привычками ИТ-специалистов (которые, как правило, ставят совместимость выше, чем “юзабилити”). И очень важным здесь является тот фактор, что великое множество вендоров “железа” поддерживают эту платформу и выпускают на ней все новые и новые устройства. Не оправдались мои лично опасения, что стремление Microsoft выпускать и продвигать собственные планшеты напугает многолетних OEM-партнеров”.

Соглашаясь с тем, что конкуренция сейчас действительно высока, Александр Антонов отметил, что системы Android (с учетом распространенности и бесплатности) по функциональности новые марки планшетов почти не уступают известным брендам. Все это приводит к снижению цен и соответственно росту популярности планшетов по сравнению с ноутбуками и компьютерами.

По мнению Ильи Тамбовцева, сама проблематика использования в корпоративной среде планшетов, да и мобильных средств также находится еще в стадии формирования, а рынок устройств и операционных систем под планшеты является незрелым, хотя и с высоким уровнем конкуренции. Пока это направление ИТ, скорее, больше ориентировано на личное применение планшетных устройств. Видно изобилие рекламного маркетинга, огромное количество вариантов устройств разных производителей, что лишь подтверждает, что поставщики сами находятся в поиске, сами еще не очень понимают, каковы предпочтения потребителей. Практически нет обобщения опыта (best practices) применения планшетов в корпоративной среде.

По его мнению, проблемы также связаны со спешкой в разработке и выведении устройств на рынок: “Например, Microsoft до сих пор на российском рынке предлагала только Surface RT, которые для корпоративной среды непривлекательны из-за полной несовместимости с Windows предыдущего поколения, а значит, и неприменимости всего набора корпоративного ПО. Устройства Apple неинтересны для корпоративного сектора по тем же причинам, что и Surface RT, к тому же у них совсем не развиты функции поддержки работы устройств в корпоративном секторе. Surface Pro только выходит на рынок. Мы его не стали ждать и ориентируемся на доступные устройства под Windows 8. Вполне возможно, что ИТ-службы в других компаниях поступили так же”.

Илья Тамбовцев сформулировал выводы, с которыми, кажется, солидарны все участники нашего опроса:

  • планшеты еще не являются полноценной заменой ноутбуков (разовые случаи), хотя прогресс за год виден и связан с выходом и распространением Windows 8 Pro;
  • планшет без клавиатуры для повседневной и длительной работы неудобен, без клавиатуры можно работать “вкороткую” (в командировке, на встречах), при этом нужно также адаптировать графические интерфейсы под сенсорные экраны;
  • планшетам необходимо нарастить производительность и снизить цену, тогда они смогут конкурировать с ноутбуками и ультрабуками, вытесняя их с рабочих мест.

Версия для печати (без изображений)