Широкое проникновение мобильных средств в повседневную жизнь общества — это, безусловно, один из ключевых трендов развития ИТ последних полутора десятилетий, важность которого и в дальнейшем будет только усиливаться. По своей значимости их вполне можно сопоставить с таким глобальным явлением, как Интернет: эти две инновации демонстрируют активное влияние ИТ на прогресс человечества в целом, выходят далеко за рамки сугубо технических вопросов, являясь фактором трансформации социально-политического устройства общества. Уникальность же мобильных средств в немалой степени заключается в том, что впервые в истории ИТ эти технические новшества зародились в потребительской среде и как раз оттуда начали свое продвижение в сферу деятельности организаций.

Раньше, на протяжении всей более чем полувековой истории ИТ, проникновение технических инноваций в жизнь компаний выглядело в виде схемы «сверху вниз»: руководство принимало решение (очень часто — с подачи ИТ-специалистов, порой даже — их настойчивых инициатив) об использовании новых средств, после чего начинался процесс внедрения. Процесс этот всегда был непростым, в том числе приходилось преодолевать весьма существенное сопротивление «низов» (конечных пользователей), которым приходилось не только изучать невиданные ими ранее средства, но и адаптироваться к перестройке деловых процессов. В случае же с мобильностью логика «внедрения» изменилась в существенной мере, чуть ли не на 180 градусов. Мобильные средства пришли в офисы компаний «с улицы», их принесли туда сами сотрудники, уже умеющие работать с ними. И тут уже руководители предприятий оказались в ситуации, когда им нужно адаптировать бизнес-процессы под запросы и потребности подчиненных, а ИТ-отделы впервые вместо традиционной наступательной стратегии вынуждены перейти к круговой обороне (вместо продвижения новых ИТ встала задача защиты от проникновения «неконтролируемых» средств).

Разумеется, все понимают, что мобильность — это позитивная вещь, которая позволяет вывести уровень жизни общества и конкретных организаций на некоторый более высокий качественный уровень. Но как сделать так, чтобы положительный потенциал преобразовать в конкретное благо, не нанеся себе пусть, возможно, временного, но все же ощутимого вреда? Как сделать, чтобы весенний паводок способствовал богатому урожаю осенью, а не смёл с лица земли поселки и уже сделанные посевы?

Именно с такими не очень простыми вопросами еще несколько лет назад столкнулись как бизнес-менеджеры предприятий, так и руководители ИТ-подразделений. В частности, перед ними встала дилемма: какой мобильной стратегии придерживаться — традиционной, строго контролируя все процессы внедрения и использования ИТ в организации, или использовать некоторые гибридные модели, сочетая в работе компании корпоративные и потребительские средства и дав больше свободы действий сотрудникам как в выборе инструментов, так и в организации некоторых бизнес-процессов. В плане реализации второго подхода еще несколько лет назад появилась концепция BYOD (использование на работе сотрудниками своих собственных устройств) в разных вариантах ее конкретной реализации от целого ряда поставщиков, но ее практическая применимость до сих вызывает довольно противоречивые оценки, в том числе со стороны специалистов-практиков.

В целом до недавнего времени складывалось впечатление, что несмотря на регулярное обсуждение возможностей использования мобильных средств в корпоративной среде и постоянно растущее число предложений со стороны вендоров, заказчики занимали весьма осторожную позицию в вопросах их практического применения.

Тем не менее процесс продвижения мобильных технологий в повседневную жизнь предприятий идет. По мнению наблюдателей, как раз сейчас российский корпоративный рынок подходит к моменту, когда общая тенденция повышения значимости мобильности должна перейти в фазу конкретного широкого применения, что в свою очередь должно позитивно отразиться на развитии бизнеса компаний в целом. В дополнение к обзору по данной теме, опубликованному в преддверии намеченной на 23 октября конференции «День корпоративной мобильности — 2014», вот еще несколько мнений по этим вопросам от представителей компаний-заказчиков.

Общая ситуация с корпоративным использованием мобильных средств

В целом эксперты признают высокий потенциал возможностей мобильных технологий, отмечают прогресс в деле их применения в организациях, но все же считают, что уровень их применения не очень высок. По их мнению, бизнес-пользователи пока еще не очень сознают достоинства этих средств и того, что они могут дать основной деятельности предприятий. При этом нужно понимать, что степень использования ИТ (и мобильность тут не исключение) определяется объективными потребностями бизнеса в них: не очень широкое применение мобильных технологий объективно отражает ситуацию со спросом. Российский спрос пока отстает от уже имеющихся сегодня технических возможностей.

«Использование мобильных средств в корпоративном секторе значительно продвинулось вперед за последние годы, но учитывая огромный скачок, сделанный самими мобильными технологиями, в реальности используется лишь малая часть потенциальных возможностей, — отмечает директор по ИТ „Бэринг Восток Кэпитал Партнерс“ Александр Герман. — Парадокс заключается в том, что такая ситуация в целом соответствует потребностям заказчиков, которые тоже отстают от технологического потенциала. Пока заказчики в силу определенного консерватизма не осознали, как мобильные технологии способны кардинально улучшить, а возможно и поменять их бизнес-процессы».

Независимый эксперт (бывший CIO торговых компаний «Мосмарт», «Копейка», «Модный континент») Александр Артюхов также считает, что в целом уровень использования мобильных средств не очень высок, приводя примеры из опыта работы в розничной торговле: «В первую очередь мобильные средства внедрены на участках, где они могут принести максимальный эффект, например в распределительных центрах. Там используются промышленные терминалы сбора данных, эти же средства применяются и в торговых залах, но с ограниченной функциональностью». Что касается использования универсальных клиентских средств (смартфонов, планшетов), то, по его мнению, основным бизнес-заказчиком мобильных разработок, как правило, является топ-менеджмент с целью организации собственной удаленной работы и просмотра отчётности. Внедрение же таких мобильных устройств в торговые залы пока работает лишь в рамках пилотных проектов, причем можно констатировать, что возможности данных средств используются явно не в полной мере.

Директор по информационным технологиям Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Владимир Соловьев отмечает, что мобильные устройства уже давно стали обычным инструментом для профессорско-преподавательского состава университетов страны, не говоря уже о студентах. Но говорить о том, что эти средства уже проникли в учебный процесс, пока рано, сегодня с мобильных устройств доступно ещё слишком мало образовательных сервисов.

Для каких именно задач используются мобильные средства

Из ответов видно, что универсальные мобильные средства (смартфоны, планшеты) используются в основном в традиционном «потребительском» варианте с применением базового программного функционала этих устройств: работа с электронной почтой и простые функции доступа к файловым ресурсам. Участие ИТ-отделов тут часто ограничивается лишь установкой дополнительных антивирусных систем и соответствующей настройкой приложений, в том числе с учетом политик корпоративной безопасности. Специальные рабочие приложения создаются в основном для менеджеров высшего, реже среднего звена, причем главным образом используются заказные, а не тиражные разработки. В качестве канала доступа выступает скоростной Интернет как в стационарной, так и в мобильной реализации.

«Руководители среднего и высшего звена с помощью смартфонов и планшетов работают с отчётностью, электронной почтой и выполняют ограниченные операции в транзакционных системах», — говорит Александр Артюхов. Это мнение дополняет Александр Герман: «Смартфоны и планшеты в массовом масштабе используются как средства коммуникации (почта, мессенджеры, аудио- и видеосвязь) или средства работы с документами (файлы, презентации и т. д.). Использование их в корпоративных бизнес-процессах (доступ к корпоративным бизнес-системам) пока носит случайный характер для ограниченных групп пользователей».

В розничной торговле (об этом говорит Александр Артюхов) достаточно широко используются промышленные терминалы сбора данных, как правило, для решения следующих задач: комплектация заказов в распределительных центрах, работа с товаром в торговом зале, проведение инвентаризаций, решение ограниченного круга задач, связанных с общением с клиентом в торговом зале. Пока универсальные планшеты в торговых залах используются мало, но их внедрение может существенно повысить качество обслуживания клиентов, помочь при размещении товара и сократить время на выполнение рутинных операций, таких как поиск информации о товаре и о его наличии в магазине.

Александр Герман считает, что уже в скором времени должно произойти массовое включение мобильных устройств в корпоративные системы путем добавления мобильных приложений. Это станет большим шагом вперед аналогично тому, как в свое время Web-доступ на определенном этапе расширил географию пользователей бизнес-систем и стал обязательным элементом программных продуктов.

Владимир Соловьев приводит такие сведения по своему университету: «За последние пару лет доля мобильных пользователей электронной почты, видеоконференцсвязи, документооборота и других административных сервисов среди работников Финансового университета выросла с 5 до 70%, а доля мобильных пользователей образовательных сервисов среди студентов уже близка к 100%. Но самих образовательных сервисов, которыми можно воспользоваться с мобильных устройств, пока катастрофически не хватает. По каждой изучаемой теме можно посмотреть видео, прочитать текст, выполнить тест или письменное задание. Но если историей или философией студент спокойно может заниматься и в аудитории, и дома, то дисциплинами, требующими применения ИТ, пока нет. Компьютерной бухгалтерией, например, студенты сейчас могут заниматься только в компьютерных классах университета, несмотря на то что у каждого из них по нескольку собственных устройств. В наших самых ближайших планах — развитие в университетах VDI с внешним доступом с любых устройств, чтобы студенты могли из любого удобного места получать доступ к университетскому программному обеспечению, удаленно выполнять лабораторные работы, требующие использования этого программного обеспечения».

Подходы к организации корпоративной мобильности

Какие подходы к организации корпоративной мобильной среды являются наиболее эффективными? На что лучше ориентироваться — на традиционные схемы централизации и стандартизации, гибридные модели BYOD или, может быть, предоставить пользователям свободу действий в выборе устройств и приложений в определенных категориях задач?

Александр Герман считает, что метод BYOD возможен только на первом этапе, чтобы подтолкнуть процесс «мобилизации», это может быть нормально для корпоративной почты, но затем для серьезных корпоративных приложений компания должна полностью контролировать устройства.

Учитывая специфику учебно-образовательной деятельности, сама идея централизованной раздачи студентам мобильных устройств и последующего управления ими в университетах кажется совершенно бесполезной, не говоря уже о финансовой невозможности подобных проектов, уверен Владимир Соловьев. Смартфоны, планшеты, ноутбуки у студентов есть, а малообеспеченным, конечно, необходимо помочь, после чего всем студентам нужно просто вменить в обязанность иметь при себе работоспособное и удобное мобильное устройство, с которого можно получить доступ к образовательным сервисам через портал и VDI.

По мнению Александра Артюхова, с учётом идущих сейчас процессов централизации и стандартизации в компаниях розничной торговли наиболее эффективной представляется именно стандартизация мобильного оборудования и централизация управления мобильным контентом и функциональностью. Это существенно сократит сроки решения проблем, решит многие вопросы безопасности, упростит подготовку кадров.

Безопасность и требования регулятора

Вопросы безопасности и соблюдения нормативно-законодательных требований постоянно присутствуют в обсуждении темы мобильных технологий, причем, как это всегда происходит при внедрении новых средств, вызывают споры, противоречивые соображения. Как же в действительности эти аспекты влияют на использование мобильных средств? Наши эксперты также высказывают разные мнения, но выражают солидарность в том, что тут нужно учитывать конкретные варианты применения мобильности, ответственность решаемых задач и пр.

«Вопросы безопасности очень актуальны и будут становиться еще актуальнее по мере расширения области применения мобильных устройств в компаниях и появления новых угроз для мобильных технологий, — уверен Александр Герман. — К сожалению, пока это не осознается в полной мере и большого влияния на использование мобильных средств не оказывает».

Александр же Артюхов считает, что ввиду ограниченного использования мобильных средств вопросы безопасности и соблюдения законодательства не являются приоритетными или требующими значительных затрат. «Однако расширение функциональных возможностей, в частности работа с транзакционными системами через мобильные устройства, уже представляется небезопасной, — добавляет он. — При этом обеспечение безопасности при мобильной работе потребует инвестиций, сравнимых или даже превышающих затраты на внедрение мобильных средств в повседневную работу. И это является одним из факторов небыстрого проникновения мобильных технологий в ритейле».

«В университетах, не занятых выполнением оборонных научных заказов, единственным секретом является распределение зарплат между сотрудниками, все остальное должно быть максимально прозрачно и открыто. Поэтому откуда осуществляется доступ, с мобильного или стационарного устройства, неважно», — таково мнение Владимира Соловьева.

На какие устройства и программные платформы ориентироваться?

Принципиальным отличием мобильных средств (от привычной настольной клиентской среды) является разнородность как в аппаратных, так и в программных аспектах. Сложность усугубляется тем, что конкурентная ситуация на рынке весьма далека от стабилизации (и не очень понятно — наступит ли эта последняя вообще), стратегия ключевых вендров постоянно корректируется, а ключевые разработчики предлагают весьма различные подходы (например, в плане открытости платформ, партнерских моделей). В целом можно говорить о наличии трех наиболее значимых программных платформ: бывшая еще несколько лет назад ведущей Apple iOS отдала пальму первенства Google Android, хотя во многом остаётся законодателем мод в этой сфере. Третья, Microsoft Windows, сильно отстает от лидеров, но многие наблюдатели считают, что у Редмонда есть потенциальная возможность изменить ситуацию в свою пользу.

Что касается форм-факторов и встроенного функционала, то тут также видны три основные категории универсальных средств — смартфоны, планшеты и ноутбуки нижнего ценового уровня. При этом, как это ни странно, все чаще встречаются высказывания экспертов о неочевидных перспективах планшетов в условиях постоянного увеличения размеров смартфонов и растущего давления со стороны ноутбуков. При этом не стоит забывать и о немалой группе специализированных мобильных терминалов.

Как раз об этом говорит Александр Артюхов: «На сегодняшний день ещё не исчерпаны ресурсы и возможности терминалов сбора данных на платформе Windows CE или иных, используемых в том или ином типе устройств. При этом в будущем видится интересной и достаточно эффективной автоматизация части бизнес-процессов с использованием планшетов не самого большого форм-фактора. Ввиду более привычной для бизнес-пользователя среды и интерфейса, наверное, преимущественной платформой для использования в этих устройствах может стать ОС Windows 10. Что также облегчит разработку и дальнейшую поддержку мобильного ПО».

С ним в значительной степени солидарен Владимир Соловьев: «В корпоративной среде, построенной вокруг майкрософтовской службы каталогов, наибольшую перспективу имеют устройства Microsoft. Думаю, что в ближайшие несколько лет планшеты и смартфоны Microsoft серьезно потеснят устройства Apple, но обогнать по популярности открытую платформу Android будет сложно».

Проблемы развития корпоративной мобильности

Быстрое развитие мобильных технологий противоречит одному из подходов крупных корпоративных ИТ-систем — «технологическому консерватизму», считает Александр Герман и далее развивает свою мысль: «Вы можете объяснить пользователю, почему он должен несколько лет работать на устаревшем десктопе с Windows пятилетней давности. Но подсунуть ему прошлогоднюю модель планшета и говорить, что срок амортизации два-три года, невозможно. Соответственно цикл апгрейда техники и приложений становится постоянным. Надо выстраивать этот процесс по-новому. Возможно, по аналогии с постоянной переработкой используемого ПО».

Владимир Соловьев отмечает несколько проблем. Первая — законодательные инициативы, зачастую убивающие ИТ-начинания. Вторая — стоимость владения инфраструктурой VDI, которая сегодня существенно больше, чем TCO традиционной инфраструктуры. И третья проблема — отсутствие простых и удобных порталов самообслуживания для использования VDI в университетах, чтобы несколько преподавателей, ведущих занятия в студенческой группе, с помощью портала могли наполнять рабочие столы для студентов данной группы.

По мнению Александра Артюхова, наиболее серьёзной проблемой на сегодняшний день является относительная дороговизна решений и недостаточно понятный эффект от использования новых мобильных технологий по сравнению с уже имеющимися терминалами сбора данных, при том что инвестиции в мобильность руководства либо не дают эффекта вообще, либо этот эффект очень долгосрочный. «Следующая немаловажная проблема касается обеспечения безопасности, в том числе и физической безопасности мобильных устройств (кража, поломки, вандализм), — продолжает эксперт. — Надо обязательно сказать и о так называемом человеческом факторе: это неготовность или низкая квалификация сотрудников на местах, которым будет доверена работа с мобильным устройством. Как правило, решение всех этих вопросов лежит в административно-организационной плоскости, то есть полностью зависит от желания бизнес-заказчика вкладывать средства во внедрение мобильных технологий, в безопасность, в соответствующее изменение бизнес-процессов и обучение персонала. И все эти изменения требуют времени и, наверное, соответствующей экономической ситуации».


Версия для печати (без изображений)