Что важнее — соблюдение общепринятых в современном обществе требований по обеспечению гражданских прав или возможность их нарушения в целях обеспечения безопасности общества? Ответ на этот в общем-то вечный для человечества вопрос давно известен: безусловный приоритет имеет первый вариант, но в особых условиях (на ограниченный срок) может (а порой должен) применяться второй. Но каковы критерии появления именно «особых условий» (их начала и их окончания)? Это уже более сложный вопрос, ответ на который нужно искать каждый раз в конкретном случае.

Собственно, именно об этом уже много лет во всем мире идет дискуссия в отношении использования средств шифрования в электронных коммуникациях. С одной стороны, есть незыблемое право людей на тайну переписки, с другой — этим правом могут пользоваться люди в общественно опасных целях (например, террористы). Эти противоречия в бумажные времена решались с помощью получения доступа к частной переписке по специальному общественному решению (обычно по решению суда, который как раз и определял уровень «особенности» условий). Правда, и тогда люди могли использовать разные варианты тайнописи, но все же это было очень специальной технологией, к тому же методы шифрования были достаточно простыми и могли быть «вскрыты» специалистами. Сейчас все изменилось: методы шифрования стали настолько доступными, что могут использоваться массово и даже «по умолчанию», но при этом эти технологии настолько совершенны, что раскодировать информацию не могут даже суперпрофессионалы.

Вот и директор ФБР Джеймс Коми на днях высказался за то, чтобы провести «обстоятельные дебаты» по проблеме шифрования коммуникаций, отметив, что данная технология идет по пути, который затрудняет его работу по защите людей. В качестве аргумента в пользу своей позиции он привел опасность со стороны Исламского государства (ИГИЛ), которое активно использует мобильные коммуникационные приложения и end-to-end шифрование, в том числе для вербовки в свои ряды граждан США. Он уточнил, что нисколько не подвергает сомнению право граждан на тайну переписки, зафиксированное в Четвертой поправке к Конституции США, но проблема в данном случае заключается в том, что правоохранительные органы не могут получить доступ к содержанию переписки даже по решению суда в полном соответствии с законом. Как можно понять из этого заявления, даже могущественная ФБР с своими мощными вычислительными средствами оказывается бессильной против современной массовой технологии шифрования.

Свою позицию шеф ФБР изложил в блоге Lawfare (этот информационный проект реализуется под лозунгом «Защита против политизации прав человека») накануне своего выступления на совместном заседании комитетов по расследованиям и по судебный системе Сената США, где должна была рассматриваться конфликтная ситуация в сфере использования шифрования в ИТ-продуктах, противоборствующими сторонами в которой выступают правительство США и технологические компании. Последние, в свою очередь, обратились в президенту Обаме с просьбой не предпринимать в политических целях действий, направленных на снижение уровня шифрования или на возможность применения обходных путей (work-arounds) для раскодирования шифрованной информации.

Так, в частности, представители ИТ-отрасли США (через свои ассоциации) заявили в июне, что подобные действия подорвут доверие пользователей к продуктам и сервисам, в которых они сейчас уверены в плане защиты их информации. Такая ситуация, в том числе, может подорвать лидирующие позиции американских компаний на мировом рынке, так как подобными ограничениями смогут воспользоваться конкуренты из других стран. Как сообщают американские СМИ, Google уже сейчас шифрует более 80% Gmail-сообщений, отправляемых другим провайдерам, и 54% — внутри собственного почтового сервиса, при этом все больше провайдеров уже сейчас поддерживают эту технологию у себя.

Тем не менее, Джеймс Коми, выражая во многом позицию правительства США, призывает поставить интересы общественной безопасности выше личных интересов отдельных граждан. В качестве компромисса он предлагает установить некоторый предел для уровня шифрования, который защитил бы граждан от злоумышленников, но все же позволил правоохранительным органам получить доступ к информации (на законных основаниях). «Этот непростой вопрос должны решить сами граждане США, тщательно изучив проблемы, взвесив все за и против», — таково мнения руководителя главного правоохранитительного органа США.

Напомним, что чуть более месяца назад этот же вопрос рассматривался на заседании Совета по правам человека Организации объединенных наций. В своем отчете по данной проблеме Совет выразил свою точку зрения: анонимность и шифрование в Интернете — неотъемлемая часть прав человека. В этом документе говорится, что сейчас со стороны правительственных структур со ссылками на необходимость борьбы с террористами и другим преступниками все чаще слышны предложения по запрету на шифрование и анонимность. Но там же подчеркивается, что реализация этих идей в результате будет нарушать права огромного числа людей, и целые группы людей (журналисты, общественные активисты, студенты и пр.) могут подвергаться необоснованным преследованиями. Совет ООН уверен, что право всех людей на тайну переписки должно неукоснительно соблюдаться.

Версия для печати