Как развивается Интернет? Какие существуют проблемы? Как и кем они решаются? Большинство интернет-пользователей и компаний, активно работающих в Интернете, об этом не задумываются.

Вместе с тем существует целая экосистема, поддерживающая функционирование и развитие Интернета, частью которой является и российская компания Qrator Labs, подготовившая свои предложения новых стандартов, определяющих, как Интернет будет работать завтра.

«Интернет чем-то напоминает Вавилонскую башню, — поясняет руководитель компании Qrator Labs Александр Лямин. — Множество сущностей, компаний, государств, интересов. Но как ни странно, он работает. Почему? Потому что есть кирпич и раствор. TCP/IP, BGP, DNS, HTTP — те протоколы, на которых Интернет работает каждый день уже больше 30 лет. И есть инженерный спецназ — Инженерный совет Интернета (Internet Engineering Task Force, IETF). Это гильдия каменщиков. Это те люди, которые Интернет строят и планируют, как он будет выглядеть завтра».

IETF существует, чтобы решать технические проблемы. Все меняется. Каждый стандарт рождается, существует и развивается, пока существует техническая проблема. Стандарты конкурируют друг с другом. Одни появляются, другие постепенно умирают.

BGP (Border Gateway Protocol) — это основной протокол динамической маршрутизации, который используется в Интернете. Это его краеугольный камень. Протокол предназначен для обмена информацией о достижимости подсетей между автономными системами — группами маршрутизаторов под единым техническим и административным управлением. Это протокол, который обеспечивает доступность сетей на международном национальном уровне.

Вместе с тем с протоколом BGP связана определенная проблема — ошибки одних операторов сетей могут драматически влиять на другие сети. Причем это может быть и результатом случайности. «Человек не выспался, допустил описку, а в результате национальный сегмент оказывается недоступен. Это происходит. И происходит часто. Мы взялись решить одну из проблем BGP и с этим предложением обратились в IETF», — пояснил сетевой архитектор компании Qrator Labs Александр Азимов.

«Мы смогли оформить и подать пока первую заявку. На самом деле их должно быть много. Из списка вещей, которые нужно исправлять в Интернете, причем срочно, из всего того, что сломано и что может сломаться, можно написать целый трактат. Но дорогу осилит идущий», — рассказал Александр Лямин.

По словам г-на Лямина, в протоколе BGP есть ряд уязвимостей. Часть из них может эксплуатироваться умышленно, часть неумышленно. «Мы пытаемся сделать Google-автомобиль для BGP, — говорит он. — Чтобы неопытные технические специалисты у операторов связи, недавно севшие за руль или просто уставшие, не совершили ошибок, которые повлекут за собой тяжелые последствия для остальных участников движения».

Проблема в том, что люди, писавшие двадцать лет назад стандарт BGP, предполагали, что настраивать его будут такие же хорошие специалисты, как они сами, понимающие, что и для чего написано, и заложили в протокол большую гибкость, позволяющую делать самые разнообразные вещи.

Однако за прошедшее время ситуация сильно изменилась. Количество операторов сильно возросло, а средняя квалификация их персонала снизилась. Появились связанные с этим ошибки. Плохо разбирающиеся в протоколе BGP операторы стали де-факто перенаправлять на себя трафик других операторов связи, и, «погибая» вместе со своими сетями, создавать проблемы для других операторов, чей трафик они перехватили. Такая ситуация, например, произошла год назад с Telekom Malaysia, которая в результате допущенной персоналом ошибки перевела на себя часть трафика США, который из-за этого был потерян.

Qrator Labs предлагает ограничить такую сверхгибкость BGP: оставить ее для тех, кто разбирается в протоколе, и убрать для тех, кто в нем не разбирается, обеспечив для них простоту настройки. В этом суть предложения компании, направленного на решение проблемы, которую еще называют «защита от Route Leak в BGP».

Когда все это будет?

Единственный способ решения проблемы в рамках IETF — это достижение консенсуса. В организации много профессионалов, присутствуют все крупнейшие вендоры, такие как Google, Cisco, Juniper Networks, есть представители правительств. «Это сообщество людей, которое, если им укажешь на Солнце, обсудят не только Солнце, но и твой указательный палец и под правильным ли он углом согнут», — заметил Александр Лямин.

Процесс принятия решения хорошо документирован. Решение, до того как становится стандартом, принимается по крайней мере на трех уровнях.

Есть уровень рабочей группы. В ее задачу входит разработка стандарта протокола. Во многом участники рабочей группы и являются разработчиками. Есть проблема — есть решение в виде протокола. Вторая задача — достижение консенсуса, то есть подтверждения того, что предложенные в протокол изменения действительно решают проблему пользователей этого протокола. Сама по себе рабочая группа — вещь виртуальная, существующая в виде списка рассылки. В рабочей группе объявляется «последний звонок», и, если нет значимых возражений, протокол принимается и продвигается на следующий уровень.

Следующий уровень — IETF. Всем участникам организации предоставляется возможность ознакомиться с предложенным стандартом и высказать свое мнение. Если стандарт одобрен, он переходит на уровень руководства IETF, которое выбирается самим сообществом, и уже оно дает предложению зеленый свет или возвращает его на доработку. Так что это долгий процесс.

В соавторах предложенного Qrator Labs протокола значится член Зала славы Интернета Рэнди Буш, который очень высоко оценил предложенную Qrator Labs идею. И оценил срок принятия нового стандарта — 3–5 лет.

Версия для печати (без изображений)