Принятая в нашей стране программа построения цифровой экономики предполагает существенное повышение роли данных в госуправлении и бизнесе. Эта задача стоит сегодня перед многими странами, о чем свидетельствует недавно выпущенный Всемирным банком отчет «Развитие на основе данных», который был представлен на экспертном семинаре «Цифровая трансформация на основе данных», проведенным в Аналитическом центре при Правительстве РФ.

Директор представительства Всемирного банка в России Андраш Хорваи отметил, что данные уже сегодня становятся реальным активом крупнейших корпораций. Он выразил надежду, что представленный отчет поможет правительствам развивающихся стран расширить использование данных для предоставления более качественных услуг гражданам, а бизнес-сектору позволит создавать уникальные конкурентные преимущества.

По мнению руководителя программ Всемирного банка в России Кристофера Миллера, заметная роль данных в современной жизни мало кем ставится под сомнение. Глобальный объем трансграничных потоков данных в денежном выражении ежегодно превышает 3 трлн. долл. Один беспилотный автомобиль во время своего движения генерирует ежечасно 4 Тб данных. Данные в больших объемах уже собираются и используются банками, сотовыми операторами, ритейлерами, органами государственного управления. В отдельных странах инициируются соответствующие национальные программы, но остается открытым вопрос, что нужно сделать, чтобы они дали максимальный эффект для граждан и фирм как отдельной страны, так и мирового сообщества в целом.

В отчете, представленном региональным координатором глобальной практики по цифровому развитию Всемирного банка в регионе Европы и Центральной Азии Карло Россотто, отмечается, что общее число пользователей Интернета достигло отметки 4 млрд., но интернет-трафик распределен крайне неравномерно: на Африку, население которой составляет 20% от мирового, приходится лишь 5% трафика, а на страны Северной Америки с 5%-ной долей населения — 34%. Сегодня потоки данных растут экспоненциально, в основном, благодаря широкому использованию смартфонов, причем в большинстве стран это потоки видеоданных таких сервисов, как Youtube и Netflix. В будущем главным источником трафика станут объекты Интернета вещей и облачные ЦОДы.

Рынок данных базируется на широком круге источников: это информация, возникающая в результате действий граждан в цифровой среде, оцифровки существующих аналоговых записей (например, медицинской карты), функционирования «умных» устройств и элементов IoT. В результате формируются так называемые цифровые двойники реальных личностей и устройств, которые по мере деятельности своих прародителей создают так называемый цифровой след. Очевидно, что наличие такого следа сопряжено с определенными рисками, а сам он нуждается в защите. Кто-то из слушателей спросил, не возникнет ли по аналогии с фейковыми новостями бизнес по сознательному искажению (заметанию) цифровых следов заинтересованных в этом людей и компаний. Докладчик не исключил подобной возможности, но признался, что о реальных случаях такого рода он не слышал.

Отмечается рост роли искусственного интеллекта, причем его мощь существенно повышается с ростом объемов собираемых и обрабатываемых данных. Эксперты Всемирного банка убеждены, что использование больших данных и технологий ИИ даст заметный эффект при решении таких актуальных для развивающихся стран задач, как ликвидация нищеты, борьба с голодом, создание чистой в санитарном плане среды обитания, обеспечение экономического роста и повышения уровня занятости, уменьшение неравенства в разных его проявлениях, формирование эффективных институтов госуправления.

Революция данных несет немало выгод для граждан, однако с ней связаны также определенные издержки и риски. К выгодам относят удобство и получение более эффективных процессов принятия решений. Многие сервисы бесплатны, но сопровождаются рекламой или требуют раскрытия персональных данных. К потенциальным издержкам относят утрату конфиденциальности, ограничение свободы действий, отсутствие контроля за собственными данными, а также возможность социального отторжения. Зафиксирован тренд на передачу гражданам контроля отдаваемых ими персональных данных и предоставление путей их монетизации. Впрочем, мировые доходы от рекламы в пересчете на одного человека составляют всего 53 долл. в год.

Граждане — один из многих субъектов рынка данных. Кроме них там действуют сборщики информации, брокеры данных, которые их агрегируют и анализируют, а также пользователи, извлекающие из них дополнительную ценность. Все они, за исключением граждан, осуществляют и монетизацию данных. Кроме того, есть структуры (как государственные, так и частные), предоставляющие услуги по защите информации.

Возникновение экономики, основанной на данных, приводит к появлению новых бизнес-моделей, в частности, основанных на цифровых платформах. В этой сфере в мировой экономике наблюдается заметное неравенство: успешные масштабные цифровые платформы сосредоточены в нескольких крупных странах (в основном, в США и Китае). Однако другие государства вполне способны разрушить монополию нынешних лидеров. Об этом свидетельствует пример таких компаний, как «Яндекс». Для этого соответствующие правительства должны сформировать четкую нормативную среду, особенно в части защиты данных, кибербезопасности и охраны прав интеллектуальной собственности. Им следует более активно стимулировать предпринимательскую деятельность и инновации, основанные на работе с данными. Важно также создавать в развивающихся странах базовую ИТ-инфраструктуру и способствовать широкому проникновению в массы современных мобильных устройств.

Сегодня особенно остро стоят вопросы политики трансграничной передачи данных, локализации отдельных их фрагментов, обеспечения безопасности, которые необходимо решать с учетом интересов страны и ее граждан, но при этом не в ущерб справедливой рыночной конкуренции. К примеру, как быть, если человек пересекает границу на своем автомобиле, оснащенном датчиками IoT? К чему приведут ограничения трансграничной передачи информации в таком случае? По словам докладчика, у разных стран стратегия в этом отношении заметно отличается: в США не склонны существенно ограничивать законодательно трансграничный обмен данными, в Китае ограничения очень жесткие, в России и странах Европы такой обмен также ставится в определенные рамки. Все упомянутые стратегии имеют свои плюсы и минусы, но единого общепринятого подхода к решению этих вопросов пока не выработано. Связано это, в частности с тем, что персональные данные нередко тесно переплетены с данными из других источников (скажем, IoT).

Версия для печати (без изображений)