Оправдывает ли технология блокчейн связанные с нею ожидания в полной мере? Общественность уже давно активно обсуждает потенциал блокчейн в качестве мегараспределенной ультрабезопасной сверхглобальной базы данных для транзакций любого масштаба. Некоторые дальновидные аналитики в этой области, например Дон Тапскотт, Алекс Тапскотт и Дион Хинчклифф, считают блокчейн технологией не менее революционной, чем сам Интернет, ведь она устраняет любых посредников и брокеров, формируя ничем не ограниченное и при этом тщательно проверенное хранилище операций доступа к транзакциям.

Однако далеко не все склонны придавать этому явлению такой сенсационный характер. Ограниченная нормативно-правовыми рамками, технология блокчейн может плавно слиться с инфраструктурой либо же просто стать слишком неуправляемой и, как следствие, потерять актуальность. Стефан Томас, один из столпов Bitcoin, решил переосмыслить технологию, лежащую в основе криптовалюты. В своей недавней статье, опубликованной в блоге Medium, он написал, что «по мере разрастания блокчейн, за этой наделенной большими полномочиями базой пользователей становится все труднее присматривать».

Томас укрепился в своих сомнениях, наблюдая за развитием Ethereum, доступной любому желающему платформы для поддержки умных контрактов и криптовалюты на базе блокчейн. Гарантировать «совместное состояние» всех элементов огромной базы разработчиков и пользователей оказалось непросто, утверждает он. «В любом протоколе все участники должны вести себя одинаково. В случае же такой блокчейн-платформы, как Ethereum, все должны еще и думать одинаково. Память всех участников (говоря компьютерным языком, их „состояние памяти“) должна быть идентичной, а изменения в нее должны вноситься согласно единому набору правил. Совместное состояние добавляет системе колоссальную степень сложности, и это серьезно сказывается на разработчиках: с блокчейнами ужасно трудно работать. Любой, кто хоть раз попробовал, знает, о чем я говорю».

Причина, по которой и Интернет, и Веб достигли такого успеха, заключается в их распределенной архитектуре, не подразумевающей понятия «состояние», поясняет Томас. Акцент следует делать на минимальных ограничениях протокола и простом формате данных. «Вместо того, чтобы бездумно заменять централизованные функции блокчейнами, необходимо задуматься, как не допустить, чтобы эти функции изначально были централизованными, — считает эксперт. — Нам нужно разрабатывать распределенные протоколы наподобие Веб, в которые можно поэтапно вносить небольшие улучшения из разных точек системы».

При этом он добавляет следующую точку зрения: «Тот факт, что блокчейн по большому счету проигнорировало большинство ИТ-компаний, но подхватил финансовый сектор, частично объясняется тем, что в этом секторе относительно терпимо относятся к запутанным и сложным системам».

Что и говорить, слова не в пользу блокчейн. Но все же ИТ-вендоры пытаются внедрить у себя эту технологию, в частности этим занимается корпорация IBM, которая в последнее время тестирует эту методологию и экспериментирует с ней на практике для решения различных прикладных задач. Смогут ли они таким образом совершить переворот в мире компьютерных технологий, пока не ясно, но блокчейн вполне вероятно станет еще одним важным инструментом в распоряжении предприятий, идущих по пути создания устойчивых, безопасных и хорошо взаимосвязанных экосистем.

Скажем, Лютер Мартин, выдающийся специалист по технологиям подразделения HPE Security, проводит историческую параллель между блокчейн и Инфраструктурой открытых ключей (Public Key Infrastructure, PKI), разработанной в 90-х годах прошлого столетия с целью создать некий проверенный независимый удостоверяющий центр для подтверждения интернет-транзакций — тогда на эту инфраструктуру возлагали похожие надежды и чаяния.

Недавно Мартин поделился своим мнением относительно того, почему блокчейн, которую он называет «PKI 21-го века», скорее всего, ждет участь самой PKI, с течением времени слившейся с каркасом инфраструктуры. Он говорит, что между обещаниями PKI в конце 90-х (тогда говорили, что эта технология потрясет весь мир) и тем, что говорят сегодня о блокчейн, есть много общего.

На данный момент слабое место блокчейн в том, продолжает Мартин, что ее еще предстоит испытать на соответствие нормативно-правовым требованиям. В случае с PKI на ранних стадиях ее развития также приходилось улаживать множество юридических и нормативных вопросов. «Скорее всего, мы увидим, что многие расследования в отношении технологии блокчейн закончатся похожим образом, — считает Мартин. — Например, многие больницы США отказываются ставить электронно-цифровую подпись под некоторыми документами, так как утвержденные законом HIPAA (закон США о преемственности и подотчётности медицинского страхования) коды в этих документах, возможно, потребуется вручную изменить, а такие коррективы разрушат подлинность ЭЦП. Аналогичным образом в некоторых странах запрещено записывать данные об операциях с недвижимостью в публичный реестр вроде блокчейн, так как эти операции считаются конфиденциальными».

И все же, спустя долгие годы улаживания юридических проблем, PKI получила повсеместное распространение, обеспечивая «безопасное подключение к веб-серверам, при котором шифруется львиная доля мировых интернет-платежей, — констатирует Мартин. — Сегодня она стала неотъемлемой частью функционирования Интернета. Но все-таки настолько большого значения, как ей когда-то прочили ее сторонники, эта технология так и не получила».

Версия для печати