Топ-менеджер в области технологий финансовых услуг и гуру корпоративных блокчейн поделится с вами основными секретами.

Сектор банковских и финансовых услуг находится под угрозой, исходящей от комбинации технологических новшеств, сложной экономической обстановки и меняющихся ожиданий потребителей. В ходе недавнего интервью с ведущим специалистом в области банковских технологий Оливером Бассманном мы разбирались в динамике, обусловливающей эти перемены в финансовых услугах. Он работал в SAP и занимал пост ИТ-директора группы в составе UBS, крупнейшего в мире частного банка с управляемым капиталом в 1,74 трлн. долл., где его называли «гуру блокчейн».

Оливер Бассманн затронул такие вопросы, как трудности финансовых учреждений, причины важности блокчейн и перспективы применения этой технологии.

Грядет переворот в финансовых услугах

— Финансовым учреждениям сейчас приходится непросто сразу на нескольких фронтах. Я бы сказал, что после финансового кризиса 2008–2009 гг. эта отрасль очень зарегулирована.

Во-первых, с целью защитить потребителей в свете того кризиса было введено множество новых нормативных требований различных органов власти, значительные усилия были направлены на контроль, управление рисками, соответствие правовым нормам, дабы избежать нарушений в будущем. Чтобы подкрепить эти слова цифрами, скажу, что сегодня крупные игроки обычно вкладывают от 50 до 60% своего банковского ИТ-бюджета только для того, чтобы придерживаться правовых норм и требований. Эта цифра значительно возросла за последние 3–4 года, при этом огромная часть потенциальных инвестиций, необходимых для внедрения новых сервисов, продуктов, улучшения определенных услуг клиентам, на данный момент уходит на удовлетворение регулятивных требований. А если вы управляете международным бизнесом, вам придется соблюдать и местные требования, регламенты. Так что нормативные требования никуда не уйдут, я не вижу перспектив для этого в будущем.

Второе — это поведение потребителей. У всех сегодня имеются собственные предпочтения относительно способов получения информации и принятия решений. Вырисовываются однозначные закономерности: сегодняшнее поколение, с головой погрузившееся в соцсети, больше не хочет идти в отделение банка, они хотят общаться со своим финансовым советником по телефону или видеосвязи, они хотят получать автоматизированную информацию. Процесс принятия решений изменился. Так что предпочтения потребителей, их желания касательно обслуживания сейчас претерпевают большие изменения.

Третье измерение — это новые технологии. Мы движемся в сторону очередных крупных перемен, даже еще более крупных, чем интернет-пузырь в 2000–2002 гг. Происходят существенные вливания венчурного капитала и ресурсов в сообщество инноваций и стартапов. Знаете, несколько лет назад в UBS я наблюдал вложения венчурного капитала на уровне 3 млрд. долл. Эта сумма в период с 2013 по 2015 гг. выросла до 20 млрд. И, по прогнозам на этот год, она, возможно, повысится до 24–25 млрд. долл. Если вы сравните эти цифры с уровнем инвестиций в Интернет 20 лет назад, то в 1995 г. на инновации в интернет-компаниях было потрачено 500 млн. долл. Вы можете убедиться в том, что в сообщество инноваций и стартапов сейчас приходит большой объем ресурсов и капитала.

Далее, с макроэкономической точки зрения на банки, особенно европейские, оказывается значительное давление, так как возможности для их развития ограничены. Многие не справляются, так как процентные ставки низкие, объем операций также низкий из-за атмосферы рыночной неопределенности. Банки вынуждены все время думать о доходах, существенно возросло давление даже в плане сокращения затрат. В американских банках отношение расходов к доходам равняется 55%, а в большинстве европейских банков превышает 70%. И на последние осуществляется большое давление с целью призвать их к осторожности и к сокращению операционных расходов, что в свою очередь оказывает влияние на потенциальные инвестиции. Таким образом, ситуация в этой отрасли довольно ограничена и напряжена, а новые технологии, с моей точки зрения, провоцируют ее на еще более заметные изменения.

Почему блокчейн имеет такое важное значение

— Мне повезло открыть для себя технологию блокчейн на ранних стадиях. Нам ее подсказал один предприниматель в Швейцарии, утверждавший, что с ее помощью мы сможем торговать на Forex иностранной валютой онлайн и производить все расчеты в режиме реального времени. Как правило, только на то, чтобы произвести расчет сделок на фондовой бирже и обменять деньги на ценные бумаги, уходит не меньше двух—трех дней. И тут появляется откровенно амбициозное заявление относительно того, что мы сможем это делать в считанные секунды, стоимость ведения бизнеса будет невысокой плюс выполнение сделок в режиме реального времени снизит операционные риски, можно будет уменьшить долю рискового капитала. И мы сказали: «Хмм, в это трудно поверить».

Позже мы выяснили, что технология блокчейн, лежащая в основе биткоина, хорошо вписывается в большинство банков и является ключевой движущей силой их развития. А у биткоина уже была подходящая репутация. И чуть позже мы поняли, что технология блокчейн в конечном счете существенно упростит наш бизнес.

Давайте я объясню с помощью сравнения: сегодня, если вы заключаете инвестиционную сделку, она распределяется между различными сторонами. Вы продаете — с той стороны есть покупатель, при этом участвуют различные банки, фондовая биржа, клиринговые палаты. Я бы сказал, что в процессе будут задействованы как минимум десять сторон, и им необходимо правильно провести инвестиционную сделку. Они обязаны обменяться сообщениями, снять с меня деньги, правильно запросить мои ценные бумаги и т. п. — все это требует немалых усилий. А с использованием блокчейн это сделать очень просто: вы храните в Интернете некую информацию, на которую могут опираться все стороны. Это почти что ссылка, ссылка внутри базы данных, которую вы можете предоставить. Также существует механизм, при котором, если вы инициируете транзакцию, она первым делом блокируется, записывается, и вы не можете повлиять на этот процесс. Плюс в этом участвует специальное ПО, которое следит за тем, чтобы эта транзакция была уникальной, проверяет ее. Так что вам не нужна третья сторона, чтобы проверить свою транзакцию — это делает программа.

Таким образом, бизнес-логика является частью этого реестра, и в конечном итоге необходимость в обмене всеми этими сообщениями отпадает, у вас появляются непосредственные рычаги управления, третья сторона больше не нужна, и вся сложность исчезает.

Пропадает такой фактор, как медлительность ведения бизнеса, к тому же блокчейн и в частности биткоин являются публичными реестрами, так что становится проще получать доступ к этой информации откуда угодно, ведь она больше не хранится за стенами файерволов, ею можно пользоваться для разных коммерческих целей, к тому же используется шифрование, чтобы к данным мог получить доступ лишь заданный круг лиц. Так что, с моей точки зрения, это решающая сила не только в секторе финансовых услуг, но и в страховании, в трейдинге, ее проявления можно даже заметить в Интернете вещей.

Допустим, у вас имеется большой объем информации, вам необходимо ее отправить, так как же вам поступить? Должны быть выполнены некие действия, должно существовать нечто вроде «умного» контракта, по которому вы могли бы действовать. Это наподобие ситуации, когда у вас в холодильнике есть датчики, и в нем закончилась еда — что вы тогда делаете? Должен быть четкий план на случай, если произойдет или сработает такого рода событие, в этом случае вы что-то сразу заказываете онлайн, правильно? В этом состоит эта технология, и вот почему некоторые хайтек-фирмы, среди которых IBM, создают для этой комбинации специальные бизнес-подразделения, чтобы воплотить ее в жизнь.

Я хочу сказать, что она подобна Интернету 20 лет тому назад — она произведет такой же кардинальный сдвиг в сфере финансовых услуг, а также, на мой взгляд, в бюджетной сфере, здравоохранении, управлении поставками. Всякий раз, когда в деле участвуют несколько проектов, которые необходимо синхронизировать, нужно идти именно по такому пути.

О практическом применении блокчейн

— Первые варианты применения технологии только начинают появляться. Речь идет в основном о случаях ее использования в финансовых технологиях, в сфере платежей: именно они составляют целевой сектор, так как там происходит оплата, бизнес процветает, доходность высокая и есть потребность упростить процесс с точки зрения пользователей.

Возьмем, к примеру, платежи за границу. Это сложный процесс, так как деньги должны пройти через множество центральных банков, чтобы обеспечить функционирование внешнеэкономического бизнеса в сфере розничных и институциональных финансов. На это уходит время, и в среднем нужно заплатить 25 долл. за каждую дополнительную транзакцию. И такие протоколы, как Ripple, а также другие провайдеры реестров транзакций, смогут упростить процесс, причем над этим уже работает группа из шести банков. Они используют эту технологию для осуществления зарубежных сделок в рамках своего банковского бизнеса. Следующим шагом они построят сеть для обмена этими транзакциями, и для этой цели будет упрощена соответствующая инфраструктура, скорость операций будет несравнимо выше, также снизятся эксплуатационные расходы, так как, по ориентировочным прогнозам, средняя стоимость транзакции снизится до величины меньше доллара.

Именно в цене вопроса состоит главная движущая сила этих перемен. Допустим, вы представитель финансового учреждения или корпорации, занимающейся международным бизнесом, и вы говорите вашему банку-корреспонденту: «Я в среднем плачу вам 25 долл., а на внутреннем рынке я плачу меньше доллара». Это означает четкий запрос на снижение платы до этой отметки. Понятно, что при этом прибыли снижаются, и у банков, которые успеют вовремя «встрять» в эту тему и внедрить блокчейн у себя, будет шанс занять более крупную рыночную нишу. А тем, кто не успеет сесть на этот поезд, очень сильно не повезет.

Версия для печати