Продолжая расширяться, компания сохраняет верность своим корням

Из фирмы, занимающейся хранением данных, EMC превратилась в корпорацию стоимостью более 11 млрд. долл. и заняла лидирующие позиции в области хранения, защиты и предоставления данных.

В конце ноября на организованной в Кембридже, шт. Массачусетс, конференции для журналистов и аналитиков руководители EMC анонсировали целый ряд новых продуктов и услуг, которые позволят ей продолжить рост, но в то же время не будут уводить компанию далеко от ее основных рынков сбыта.

Во время конференции председатель правления, президент и исполнительный директор EMC Джо Туччи встретился с редакционным директором eWeek Эриком Ландквистом и старшим аналитиком eWeek Уэйном Рэшем. Они обсудили положение компании, новые тенденции в развитии отрасли высоких технологий и перспективы использования ИТ в бизнесе.

eWeek: EMC выбирала направления работы и затем меняла их чаще, чем какая-либо другая компания, о которой нам приходилось писать. Каков будет следующий шаг?

Джо Туччи: Думаю, в настоящее время мы продолжим свою деятельность в области инфраструктуры. Здесь открываются очень широкие перспективы. Я занимаюсь главным образом тем, что ставлю довольно общие вопросы: “Что мы можем сделать сегодня, чтобы значительно укрепить свои позиции в области обеспечения безопасности? Что мы можем сделать, чтобы существенно увеличить обороты в области управления контентом?” И так далее по каждому рынку, на котором мы уже присутствуем. Осваивать новые области вовсе не главная наша цель.

“Думаю, в настоящее время мы продолжим свою деятельность в области инфраструктуры. Здесь открываются очень широкие перспективы”.

eWeek: Так вы считаете, что сумеете реализовать свою стратегию роста в рамках тех направлений, в которых EMC уже работает в настоящее время?

Джо Туччи: В краткосрочной перспективе — безусловно. Появятся ли когда-нибудь новые сферы деятельности? Конечно.

eWeek: Стремитесь ли вы к более динамичному расширению какого-либо направления бизнеса? Назовите хотя бы одно...

Джо Туччи: Хотелось бы мне удвоить обороты в области средств безопасности? Разумеется.

eWeek: Но безопасность вы рассматриваете в широком значении этого слова, не так ли?

Джо Туччи: Да. В данный момент мы проявляем наибольший интерес к проблемам строгой аутентификации, утечке данных, шифрованию, централизованному управлению ключами и управлению событиями.

eWeek: Требования нормативных актов послужили в свое время мощным стимулом для развития EMC. Сейчас идут разговоры о второй редакции этих требований — Compliance 2.0, в которой все регулирующие нормы будут каким-то образом консолидированы. Чего следует ожидать в связи с этим директорам информационных служб в ближайшее время?

Джо Туччи: Если вы присмотритесь к проблеме соблюдения нормативных требований, то увидите, что она в той или иной степени имеет отношение к хранению информации, обеспечению ее безопасности и доступности, управлению контентом, архивированию и т. д. То есть вопрос сводится к тому, как нам объединить все эти разрозненные элементы в одно целое в рамках некоего устройства или сервиса. У нас имеется все для решения данной проблемы.

“Во-первых, пока есть только одна Google. Но существует множество компаний, которые хотели бы перейти на модель cloud computing”.

eWeek: Как проблемы в целом так и применительно к конкретным отраслям?

Джо Туччи: Да, Джон Халамка, директор информационной службы Гарвардской медицинской школы, выступавший недавно на конференции EMC, считает, что придет день, когда пациенты получат полный контроль над собранной о них информацией. Я тоже полагаю, что настанет такое время, когда каждый человек сможет заранее указывать, будет ли он передавать в сеть данные о себе и какие именно.

eWeek: EMC всегда рассматривалась в качестве лидера в области управления структурированными данными, их хранения и распределения по различным уровням доступности. Между тем новая информация, накапливаемая корпорациями, представляет собой по большей части неструктурированные данные — информационно насыщенный контент, в частности видео. Что это значит для EMC?

Джо Туччи: Мы предвидели такой ход событий, и это стало одной из причин приобретения компании Documentum. Для решения указанной задачи важно иметь надежный репозиторий и парадигму управления, и они у нас есть. У нас имеются продукты, которые мы интегрировали друг с другом, чтобы создать по-настоящему мощное решение.

eWeek: Совершенно очевидно, что EMC получила значительный выигрыш, сделав ставку на виртуализацию. Сначала она приобрела компанию VMware, а затем разместила ее акции на фондовом рынке.

Джо Туччи: EMC развивается весьма успешно, а VMware растет вообще фантастическими темпами.

eWeek: Но теперь Oracle и Microsoft выпускают собственные продукты для виртуализации — продукты, которые, как вы сказали в своем выступлении, достигли только уровня 1.0.

Джо Туччи: На этом уровне они и пребывают. В то время, когда мы приобрели VMware, появились статьи некоторых аналитиков, утверждавших: “EMC потратила примерно 600 млн. долл., чтобы выйти на рынок размером всего-то в 1,2 млрд. долл. Какой в этом смысл?”. Теперь все поняли, что объем этого рынка будет выражаться двузначными числами (речь идет о миллиардах долларов). Неудивительно, что сегодня на него выходит множество игроков.

“Мы считаем, что уже в недалеком будущем появятся люди, в домашних компьютерах которых будет храниться 1 Тб данных”

Когда это делает Oracle и заявляет: “Виртуализация имеет большое значение”, или когда здесь появляется Microsoft и подтвержает: “Виртуализация — это очень важно”, руководители информационных служб начинают понимать, что им, если они не хотят оказаться на обочине, необходимо подумать о стратегии виртуализации. А это положительно отражается на рынке в целом. Это позитивный фактор.

eWeek: Но какое значение это имеет для VMware?

Джо Туччи: Стоимость VMware заметно превысила 1 млрд. долл. VMware выпустила версию 3.5 своего ПО. VMware имеет широкую клиентскую базу, включающую самые известные компании, и в то же время ее решения пользуются большим спросом у предприятий малого и среднего бизнеса. Продукты VMware масштабируются от настольного ПК до самых мощных вычислительных платформ. Решения ее конкурентов не обладают таким качеством. ПО VMware создано для широкого спектра ОС. Оно очень существенно отличается от гипервизора.

Клиенты задаются вопросом: “Должен ли я создавать свою информационную систему послойно? Вот здесь будет слой Microsoft, а здесь — Oracle”. Возможно, им захочется разместить все системы на горизонтальном уровне с помощью продукта VMware и обращаться ко всем сервисам, необходимым для обеспечения безопасности, непрерывности бизнеса, восстановления после катастроф, мобильности и всего прочего, что требуется для создания подлинной платформы? VMware все это предоставляет, причем уже сегодня, а упомянутые выше гипервизоры — нет.

eWeek: Сегодня?

Джо Туччи: Да. Позвольте вас спросить: сегодня, окончив учебное заведение и имея хорошую подготовку в области ИТ, куда вы пойдете работать — в Google и VMware или в Microsoft и Oracle? У нас для такого молодого человека отличные перспективы, а потому, какое бы решение не было принято в итоге, о VMware он подумает в первую очередь.

eWeek: Давайте поговорим о технологиях хранения на “облаке ресурсов” (cloud storage), рынке, на котором доля EMC равна нулю.

Джо Туччи: Вероятно, самое большое “облако” для хранения информации создала Google. Нет, не вероятно, а совершенно определенно.

eWeek: EMC на этом рынке не представлена. Как вы собираетесь на него проникнуть?

Джо Туччи: Ну, вы увидите, как мы там появимся. Во-первых, пока есть только одна Google. Но существует множество компаний, которые хотели бы перейти на модель cloud computing.

Сейчас я больше не буду распространяться на эту тему. Но мы намерены создать прекрасную аппаратную и столь же прекрасную программную платформу, которые смогут использовать другие компании. Мы тоже планируем предлагать сервисы на основе этих платформ, связанные с архивированием и резервным копированием данных, а также ряд других.

eWeek: Таким образом, “облако” становится просто еще одним слоем в многоуровневой системе хранения?

Джо Туччи: Не только. У представителей малого и среднего бизнеса появится возможность сказать: “Лично мне не нужна вся эта инфраструктура, я буду просто использовать ресурсы, предоставляемые «облаком»”. Это то, на чем строят свой бизнес компании вроде Salesforce.com.

eWeek: Можете привести еще какой-нибудь пример?

Джо Туччи: Мы приобрели компанию Berkeley Data Systems, которая управляет сервисом Mozy (онлайновое резервное копирование данных) и имеет свыше 300 тыс. пользователей, среди них есть и весьма крупные организации. Один из клиентов, использующих Mozy, – General Electric. Можете себе представить, для скольких клиентов мы осуществляем резервное копирование по заказу GE.

eWeek: Позволило ли это выйти на рынок домашних пользователей?

Джо Туччи: Мы считаем, что уже в недалеком будущем появятся люди, в домашних компьютерах которых будет храниться 1 Тб данных, и что резервное копирование переместится на “облако”.

eWeek: Итак, вы предоставляете компаниям средства для хранения данных, обеспечения их безопасности и перемещения, но не идете на рынок бизнес-приложений, манипулирующих данными?

Джо Туччи: Я всегда считал, что, ограничивая сферу своих притязаний, мы показываем, чем принципиально отличаемся от таких конкурентов, как HP или IBM, которые пытаются заниматься всем подряд. Кроме того, мы важны для SAP или Microsoft еще и потому, что не вторгаемся в сферу их интересов.

eWeek: Вы упомянули Microsoft? А как же VMware?

Джо Туччи: Там не испытывают радости по поводу VMware, но это совсем другая история.

Генеральный директор Microsoft Стив Баллмер — мой друг. Поэтому, когда он разговаривает с Джо Туччи в качестве председателя правления VMware, он отдает себе отчет в том, что мы конкурируем друг с другом. Но как генеральный директор EMC Джо Туччи – его партнер. Он знает, что мы оба честные люди и хорошо понимаем, на каком именно поле ведется сражение. Это называется co-opetition (сочетание сотрудничества и соперничества — Прим. редакции).

eWeek: А компании, создающие приложения?

Джо Туччи: Разработчики приложений — это наши друзья. Сейчас все они ненавидят Oracle, потому что… ну вы понимаете, что я имею в виду? Я не хочу сказать, будто у Oracle плохая стратегия. Но ее генеральный директор Ларри Эллисон создает стек продуктов, преследуя исключительно собственные интересы. К слову, этот стек будет работать на нашей платформе.

eWeek: А каким будет технологический мир — горизонтальным или вертикальным?

Джо Туччи: Если мы по настоящему верим в сервисно-ориентированную архитектуру (SOA), то он будет горизонтальным. И поэтому если я не буду заниматься бизнес-приложениями, то смогу более четко строить свои партнерские отношения.

eWeek: А есть еще какая-нибудь компания со сходной стратегией?

Джо Туччи: Cisco.

eWeek: Каков ваш прогноз относительно расходов на ИТ в 2008 г.?

Джо Туччи: Во-первых, есть такое старое правило: если США подхватывают насморк, чихает весь мир. Не уверен, что оно по-прежнему верно. Я думаю, что на самом деле это не так. Мне кажется, что в Европе все будет нормально, и в Азии все будет хорошо, и в Латинской Америке все будет в порядке. В США практически неизбежно замедление темпов роста для компаний, затронутых ипотечным кризисом. Многое зависит от того, наступит ли значительный спад покупательской активности? В настоящее время факты свидетельствуют, что снижения покупательского спроса не происходит.

eWeek: И последний вопрос. Мы находимся неподалеку от кампуса Массачусетского технологического института. Бизнес, связанный с ИТ, сегодня столь же привлекателен для студентов, как и раньше?

Джо Туччи: Безусловно. Существует статистика, согласно которой более 50% нынешних инженеров родились в годы бэби-бума и вскоре начнут выходить на пенсию. ИТ — это замечательная область деятельности, и сейчас самое время, чтобы заняться ею.

Версия для печати (без изображений)