Подходит к концу 2008 год, наступает традиционное время итогов и прогнозов. Впрочем, нынешние итоги и прогнозы весьма специфические. Компании считают нанесенные кризисом раны и пытаются понять, смогут ли остаться на плаву хотя бы до конца следующего года.

Автор этих строк решил внести посильную лепту в этот интереснейший процесс. Разумеется, речь пойдет о родной для меня сфере ИТ-образования, в которой я работаю уже много лет.

Но сначала — немного о том, что вообще происходит в области информационных технологий, как чувствует себя этот бизнес, насколько он остается уютным для уже работающих специалистов и привлекательным для тех, кто собирается выбрать ИТ в качестве жизненного пути.

Первое впечатление от просмотра аналитики по ИТ — пациент скорее жив, чем мертв. Причем чувствует себя относительно неплохо. Да, наша отрасль тоже почувствовала “ледяное дыхание снежной кризисной королевы”. Например, компания Sun Microsystems намерена сократить около 18% своего персонала и при этом все еще остается кандидатом на поглощение. По другую строну Атлантики, в Германии, серьезные проблемы у SAP: компания уже приостановила набор новых сотрудников, а от старых руководство потребовало повременить с отпусками…

В то же время вполне устойчиво продолжают работать менее крупные немецкие ИТ-компании. А аналитики уже подметили закономерность: сильнее всех пострадали фирмы, имевшие большой портфель заказов от банков и других финансовых структур.

Но обратим взор к нашей стране. Что происходит в России? Точнее, в российском ИТ-бизнесе. Пока ничего определенного. Сообщений о массовых увольнениях нет, но есть ожидания таковых. Пока ощутимо лишь увеличение числа резюме в кадровых агентствах. Так, по данным Headhunter.ru в сентябре нынешнего года было размещено на 23% больше резюме, чем в предыдущем месяце. Чаще других ищут работу специалисты по ИТ-консалтингу и аналитике. По прогнозам ощутимых увольнений до конца года не будет, прежде всего потому, что необходимо завершать уже запущенные проекты.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что избытка ИТ-специалистов в нашей стране не ожидается. Прогнозируется лишь сокращение дефицита, наблюдавшегося все последние годы. А это может дать и положительный эффект — высвободившиеся специалисты найдут себе применение в тех компаниях, руководство которых сумеет сделать правильные выводы и не повторить чужих ошибок.

Самыми уязвимыми в России стали компании с высокой зависимостью от заемных средств. Что касается публичных ИТ-компаний, то таковых в России всего одна — “Армада”, которая пока держится вполне уверенно и нацелена на поглощение и дальнейшую консолидацию рынка.

В целом прогнозы для ИТ-бизнеса в России более оптимистичны, чем в других странах. Например, консалтинговая компания IDC пересмотрела прогноз роста ИТ-рынка в Западной Европе, уменьшив его до 1% (до кризиса прогнозировался рост на 4%). Для стран Центральной и Восточной Европы эти цифры составляют 16 и 9% соответственно. Причина очевидна: рынки информационных технологий России и других восточноевропейских стран находятся в стадии бурного начального развития и по темпам роста существенно опережают уже устоявшийся рынок Западной Европы и Северной Америки. Кроме того, российские ИТ-компании в меньшей степени зависимы от колебаний фондовых рынков, чем их западные собратья. А потому в России крупные игроки полны оптимизма: например, недавно руководство компании “Ситроникс” подтвердило данное инвесторам обещание достичь плановых показателей рентабельности в 2009 году несмотря на кризис.

И все же опросы ИТ-директоров российских компаний показывают ожидаемое сокращение ИТ-бюджетов на 10—20%. Однако сокращения эти выборочные. Правильнее говорить о серьезной реструктуризации затрат компаний на ИТ, чем о сворачивании данного направления. Сейчас самые высокие расходы предприятий приходятся на закупки “железа”. Причем в докризисные времена эта статья росла весьма быстро, все сильнее отрываясь от остальных. Далее шли расходы на ПО и ИТ-услуги. И самыми низкими оставались так называемые внутренние ИТ-затраты — на зарплату ИТ-специалистов из штата компании.

Скорее всего, самая большая сегодня статья расходов будет сокращена сильнее других. Компании станут экономить на “железе”, применяя более эффективные решения — например, тонкие клиенты на рабочих местах взамен “полноценных” ПК и организацию виртуальных серверов вместо приобретения новых физических. Подобная тактика, кстати, позволит еще и сэкономить на счетах за электроэнергию.

Сократятся и расходы на ПО: уже сейчас российские потребители все чаще переходят на свободное ПО, еще недавно считавшееся второсортной игрушкой для энтузиастов. В последнее время, например, возрос спрос на учебные курсы по Linux и FreeBSD, а слушатели часто дают хвалебные отзывы о работе в OpenOffice, который в их организации заменил платное офисное ПО. По всей видимости, в ближайшем будущем компании будут тщательнее анализировать имеющиеся предложения, выбирая платное ПО только в случае отсутствия бесплатных аналогов или если переход на новую платформу потребует слишком высоких затрат. В любом случае смена “программных предпочтений” неизбежна, а с ней неизбежна и проблема переучивания сотрудников.

Что касается ПО масштаба предприятия, то и здесь ожидается смена приоритетов. Скорее всего, многие компании либо отложат внедрение таковых систем “до лучших времен”, либо постараются найти более дешевые варианты по сравнению с теми, которые разрабатывались до кризиса. Нетрудно предсказать рост интереса к ERP-системам российского производства, которые по стоимости приобретения и владения значительно привлекательнее западных аналогов. К схожему выводу в пользу российских ERP подводят потребителя и заявления высокопоставленных российских политиков, призывающих сократить зависимость российской экономики от импорта, а также обезопасить применяемое ПО от возможных “закладок” недружественных спецслужб. Пока подобные высказывания носят характер рекомендаций, но нельзя исключить, что в недалеком будущем компании, использующие исключительно российское ПО, получат льготы при распределении госзаказов и станут единственными, кто будет допущен к заказам оборонным.

Кстати о госзаказах. Несмотря на давно действующую программу “Электронная Россия” и даже недавно образованный Совет при Президенте РФ по информационному обществу, серьёзных вливаний в ИТ-бизнес пока не наблюдается. Впрочем, ситуация понемногу меняется к лучшему: крупные государственные ведомства проводят активную внутреннюю автоматизацию, сводя воедино разрозненные ранее “лоскуты”.

Итак, какие же выводы напрашиваются из сказанного выше? Что ждет впереди отрасль ИТ-образования?

Прежде всего, необходимо отметить, что повода для отчаянного пессимизма нет. Прогнозируемое “сокращение дефицита ИТ-кадров” вовсе не означает массовой безработицы среди программистов, системных администраторов и других высококвалифицированных специалистов. Скорее произойдет некая “переоценка ценностей” с разделением специалистов по уровню квалификации на “заменимых” и “труднозаменимых”. А отсюда вытекает срочная необходимость повышения квалификации у тех, кто непременно хочет попасть во вторую категорию. И потому в учебные центры по ИТ в ближайшее время будут обращаться скорее те, кто желает свою квалификацию повысить, чем приобрести ее “с нуля”.

Впрочем, подобное предположение вовсе не означает, что начинающим специалистам в ИТ-бизнесе сейчас делать нечего. Самые пессимистичные прогнозы говорят, что российский ИТ-бизнес полностью восстановится и вернется к докризисным темпам развития не позднее 2011 года. Осталось совсем немного: два года — это как раз средний период роста от новичка до сложившегося специалиста. Но если не будет новичков сегодня, не будет и сложившихся специалистов в 2011 году. И тогда отрасль провалится в еще больший дефицит кадров. Топ-менеджеры крупных ИТ-компаний это явно сознают и потому вряд ли станут полностью перекрывать набор начинающих. Хотя бы из соображений создания кадрового резерва на будущее.

Можно уверенно предполагать устойчивый спрос на специалистов по Linux/FreeBSD и другим бесплатным программным пакетам. А вот потребность в специалистах по проприетарным, закрытым системам если не уменьшится, то вряд ли будет расти.

Подведем итоги. Несмотря на усугубляющийся финансовый и экономический кризис, российский ИТ-бизнес по сравнению со своими западными коллегами и другими отраслями бизнеса российского оказался в довольно устойчивом положении. Столь же в целом устойчив, по крайней мере пока, и спрос на подготовку и переподготовку ИТ-специалистов. Структура спроса, очевидно, будет меняться, но картина в целом, полагаю, останется такой, как мы ее видим сейчас. Довольно длительный период подготовки ИТ-специалистов не позволяет быстро “выпустить” их в нужном количестве и необходимого качества по миновании кризисных явлений, а потому всегда будет присутствовать спрос на обучение “на вырост”. И потому поводов для сворачивания ИТ-образования в России я не вижу. Вот пересмотр подходов, ориентиров и методов работы будет полезен и необходим.

Хотя, конечно, будущее покажет. Оно всегда мудрее и точнее любых прогнозов. А пока — с Новым годом! С новым счастьем!

Об авторе: Григорий Семёнов — ведущий преподаватель Центра компьютерного обучения “Специалист” при МГТУ имени Н. Э. Баумана по направлению “Бухгалтерский учет, курсы 1С”.

Версия для печати