Тема кризиса, доминировавшая в СМИ несколько последних месяцев, судя по всему, отошла на вторую позицию, уступив место “антикризису”. На ИТ-рынке поставщики продуктов и услуг потихоньку возобновляют свою маркетинговую активность под антикризисными лозунгами (антикризисные программы, решения, проекты, консультации и т. д.). Правда, справедливости ради нужно сказать, что есть и другие примеры, когда компании пытаются продвигать свои идеи и предложения так, как будто за прошедшие полгода на рынке вообще ничего не произошло.

И все же интересно понять, о каком кризисе сейчас идет речь и в чем заключается (если не считать того, что само это слово у людей вызывает только раздражение) “антикризисность” тех или иных предложений. Ведь если внимательно разобраться с понятиями, то легко увидеть, что никакого кризиса давно уже нет. Если говорить о мировом экономическом, то он занял менее дух месяцев и закончился в начале октября. И с тех пор мы живем не в кризисных, а просто в новых экономических условиях, сильно отличающихся от прежних и характеризующихся в настоящее время экономическим спадом. Но это уже совсем другая история.

Посмотрим на дело с формальной стороны. Вот как толкуется слово “кризис” в словаре Даля (современные авторы придерживаются примерно такой же трактовки): “перелом, переворот, решительная пора переходного состояния”. То есть это скорее момент процесса, а не сам процесс, и в любом случае — что-то краткосрочное и довольно неожиданное.

Говоря об экономической ситуации, можно использовать различные ее показатели, но одним из них (и очень хорошо видным) является фондовый рынок. Так вот, если посмотреть на биржевой индекс акций (например, наш РТС), то этот “перелом” обозначен очень четко (см. рисунок): было одно состояние экономики, а теперь за три месяца оно трансформировалось совсем в другое.

Можно перейти на математический язык и использовать в качестве функции, например, объемы продаж. Тогда кризис — это не просто спад доходов и даже не момент смены знака производной (был подъем, начался спад), а скачкообразное изменение динамики развития, разрыв второй производной.

Казалось бы, к чему это погружение в терминологию и привлечение высшей математики? А чтобы понять, в какой фазе развития мы на самом деле находимся и что и как нужно делать. Для пояснения приведем простой пример а-ля-Робинзон Крузо. Плывет корабль по океану. Вдруг шторм, рифы, корабль тонет, команда выбирается на берег. Типичный кризис, в ходе которого нужно предпринимать антикризисные меры: рубить мачты, выбрасывать за борт все ненужное, выбираться на сушу. Затем — дальнейшие антикризисные мероприятия: нужно срочно перетаскивать с тонущего корабля остатки имущества (отложив на потом сон, еду и пр.). Прошло три дня: корабль окончательно утонул, люди на берегу. Кризис закончился, началась жизнь в новых условиях (при том, что ситуация может ухудшаться, например, вы знаете, что уже скоро наступят холода).

Что делать? Ответ на этот вопрос во многом зависит как раз от того, насколько правильно вы воспринимаете ситуацию. Можно оценить ее как продолжение кризиса, который нужно преодолеть. Например, вы исходите из того, что скоро появятся спасатели и нужно просто продержаться (никуда не уходить с берега, проедая спасенные запасы). А можно действовать из предположения, что на спасение рассчитывать не надо. Тогда нужно обустраиваться (ходить на охоту, строить жилище) и жить в новых условиях.

Использование слова “кризис” для оценки текущей рыночной ситуации несет в себе опасность, поскольку создает иллюзию того, что обстановка как-то сама собой наладится. Нужно просто переждать (налетел шторм, мы его, мобилизовавшись, пережили, опять хорошая погода, попутный ветер…). Сегодня уже вполне уверенно можно сказать, что другой экономической погоды в обозримом будущем не предвидится и потому следует не пережидать, а работать и развиваться в новых жизненных условиях.

В этом плане, наверное, вполне уместно под выходом из кризиса понимать не переход экономики от спада к подъему, а признание субъектами рынка того факта, что никакого чудесного восстановления прежней ситуации в ближайшем будущем не предвидится, что нужно жить в тех условиях, какие есть на данный момент. И здесь можно говорить о второй волне антикризисных действий в виде срочных мер по адаптации к новым рыночным условиям.

Судя по всему, как раз сейчас — в феврале-марте — российский ИТ-рынок (имею в виду прежде всего пользователей-заказчиков) переживает этот момент психологического выхода из кризиса, когда, в частности, приходит понимание того, что простым замораживанием ИТ-расходов уже не обойтись. Нужны новые проекты, позволяющие повысить эффективность бизнеса, обеспечить его развитие в долгосрочной перспективе.

Кстати, тут вполне уместно подумать и о проектах антикризисных, но имея в виду уже не катаклизмы шестимесячной давности, а те, что могут случиться в будущем.

Версия для печати (без изображений)