Хочется высказать некоторые соображения по поводу колонки Андрея Колесова “О каком кризисе идёт речь?” (PC Week/RE, № 7/2009), отправной точкой которой служит определение термина “кризис” в “Толковом словаре живого великорусского языка” Владимира Ивановича Даля, родившегося, как известно, в 1801 г., т. е. за 24 года до того, как в мире разразился первый экономический кризис, вызванный капиталистическим способом производства. На мой взгляд, участникам ИТ-рынка жонглирование терминами и замена слова “кризис” более приятными для слуха словами типа “новые экономические условия”, “спад деловой активности” и т. д. ничего не даст. От этого продажи вверх не пойдут (хотя бы потому, что они в значительной степени определяются платежеспособностью клиентов), прибыли не вырастут и во рту слаще не станет.

Автор вышеупомянутой заметки свои мысли иллюстрирует “простым примером а-ля-Робинзон Крузо”. Однако вряд ли кто-либо из людей, успевших насладиться благами цивилизации, назовет жизнь на необитаемом острове нормальной — то бишь просто жизнью в так называемых “новых экономических условиях”. Хотя, при известном упорстве и трудолюбии, выжить, конечно, можно и там.

На любимом мною телеканале National Geographic есть замечательная серия периодически появляющихся заставок под общим названием “Задумайтесь об этом”. В одной из них говорится: “Треть жителей Земли никогда не пользовалась телефоном!”. Судя по видеоряду к этой заставке, речь идёт даже не о сотовом или спутниковом телефоне (и уж тем более не о коммуникаторе со встроенной операционной системой и GPS-навигатором), а о простом стационарном аппарате без всяких наворотов. Вот эта треть жителей планеты, не обремененная лишними знаниями, уж точно скорее выживет на необитаемом острове (где, страшно подумать, нет даже доступа к Сети), чем остальные две трети, не представляющие себе жизнь без современных информационно-телекоммуникационных технологий.

Однако вернемся к значению слова “кризис”. Этим термином, который каждый, что вполне естественно, понимает немного по-своему, большинство людей всё же обозначает не только “момент процесса в мгновение разрыва второй производной” (как полагает автор вышеупомянутой колонки), но и сам процесс. Причем не только во время его движения от локального максимума к локальному минимуму, но и часть времени, когда экономика уже идёт на поправку. Экономический словарь определяет кризис перепроизводства как “периодически повторяющиеся в условиях капитализма относительное перепроизводство товаров, не находящих сбыта вследствие ограниченного платежеспособного спроса населения”.

Для полноты картины откроем энциклопедический словарь, выпущенный издательством “Советская энциклопедия” в 1988 г. То есть значительно (более чем на сто лет) позже, чем был опубликован “Толковый словарь живого великорусского языка” Владимира Даля. В нём отмечается, что слово “кризис” действительно происходит от греческого krisis (решение, поворотный пункт, исход), но ныне оно имеет два основных значения:

  1. резкий, крутой перелом в чем-либо, тяжелое переходное состояние (например, духовный кризис);
  2. острое затруднение с чем-либо (предметами, продуктами потребления и т. д.) или просто тяжелое положение.

Обратите внимание на второе значение этого слова: тяжелое положение. Именно в этом значении данное слово сейчас обычно и употребляется. Поэтому отказываться от его использования, к глубокому сожалению, ещё рано. Буквально на днях МВФ (Международный валютный фонд) заявил, что спад ведущих мировых экономик продлится весь 2009-й год и продолжится в следующем году. Рост же этих экономик ожидается не раньше второго полугодия 2010 г. или начала 2011 г. Кроме того, на протяжении 2009 г. ожидается рост уровня безработицы, который продолжится и в 2010 г. То есть кризис подкрался к нам хотя и незаметно, но пришел в наш дом всерьёз и надолго. Поэтому никак нельзя согласиться с автором публикации “О каком кризисе идёт речь?” в том, что мировой экономический кризис занял менее двух месяцев и закончился в начале октября прошлого года.

Впрочем, к экономическим кризисам, главная причина которых — основное противоречие капитализма, человечеству не привыкать. Первый из них разразился ещё в 1825 г. С тех пор они в той или иной степени регулярно повторяются каждые 8—12 лет. Интересно отметить, что кризисы характерны не только для весьма эффективного капиталистического способа производства. Если верить летописям, первый серьёзный кризис перепроизводства, охвативший всё Средиземноморье, случился в VIII веке до н. э..

Что же делать? Прежде всего — не унывать и не рассчитывать, что нынешний кризис в один прекрасный момент исчезнет столь же чудесным образом, как и возник. Как уже говорилось, он пришел в наш дом надолго. Но думать надо не о том, какими словами лучше называть нынешнюю ситуацию, а о том, как следует в этой ситуации действовать, чтобы минимизировать потери не только собственников предприятий, но и тех людей, которые на этих предприятиях работают.

Версия для печати