Об итогах своей деятельности в минувшем году рассказала компания OCS. При этом ее президент Максим Сорокин озвучил некоторые результаты работы аналитиков компании по выявлению — с точки зрения отечественного ИТ-рынка — различий между предыдущим локальным кризисом, разразившимся в нашей стране в августе 1998 г., и теперешним мировым кризисом, конца которому пока, увы, не видно.

Рассмотрев две диаграммы, приведенные в этой статье, можно сделать вывод, что к началу нынешнего кризиса отечественная ИТ-индустрия подошла, если можно так выразиться, в 20 раз более сильной (по объему продаж ИТ-оборудования), чем к началу предыдущего. В то же время относительная глубина падения (разница между локальным пиком и локальным минимумом) в обоих случаях оказалась примерно одинаковой: и в том и в другом непростом периоде локальный минимум оказался приблизительно втрое ниже локального максимума.

Но если после прежнего кризиса рынок ИТ-оборудования в России восстановился довольно быстро (практически за полтора года) и по итогам Q4/1999 его объем оказался на уровне аналогичного показателя Q2/1998, то последствия нынешнего кризиса, по мнению аналитиков OCS, отечественная ИТ-индустрия будет расхлебывать еще очень и очень долго — до тех пор, пока не восстановится мировая экономика и цены на энергоресурсы и сырье для промышленности (основные статьи нашего экспорта) снова устойчиво не поползут вверх.

В деятельности OCS последствия кризиса сказались следующим образом: по данным компании, в первые девять месяцев минувшего года рост ее оборота превышал планируемые 50% (по отношению к аналогичным периодам 2007 г.), достигая порой рекордных для компании 53%, но мировой финансовый и экономический кризис вызвал падение спроса на ИТ-рынке, и в целом в 2008 г. объем продаж OCS превысил объем 2007 г. лишь на 31%.

Как и у всего рынка, особенно драматическая ситуация со сбытом продукции сложилась в IV квартале 2008 г. В этот период, по данным OCS, ее продажи московским и петербургским партнерам увеличились лишь на 3% (по сравнению с IV кварталом 2007-го), а продажи партнерам из других регионов снизились на 6%. А так как OCS располагает одной из самых широких в нашей стране сетью партнеров (по данным компании, в 2008 г. закупки в ней сделали 5840 фирм из 175 городов России), то из приведенных выше двух цифр (+3% и -6%) можно сделать вывод о том, что в нашей стране от нынешнего кризиса региональные компании в целом пострадали сильнее, чем столичные.

Разумеется, результаты продаж и их динамика в определенной степени зависят от того, что именно компания предлагает своим партнерам. И где именно эти партнеры находятся. Поэтому для ясности нарисованной выше картины необходимо упомянуть, что в 2008 г. распределение оборота OCS по основным продуктовым направлениям деятельности компании выглядело следующим образом: ·

  • ноутбуки, мониторы и компоненты — 31%; ·
  • периферийное оборудование — 26%; ·
  • ПК, серверы (на платформах Intel, AMD и RISC/Unix), системы хранения данных и корпоративное ПО — 28%; ·
  • телекоммуникационное оборудование (оборудование для телефонии, а также активное и пассивное сетевое оборудование) — 15%.

А вот как выглядит географическое распределение продаж OCS (по итогам 2008 г.): ·

  • Москва — 42%; ·
  • Санкт-Петербург —16%; ·
  • Другие регионы — 42%.

В целях активизации продаж в 2008 г. OCS в 25 российских городах и 24 зарубежных государствах провела для своих партнеров 157 мероприятий и организовала 53 промопрограммы по 16 продуктовым линейкам. “Мы и в этом году будем проводить маркетинговые мероприятия и устраивать различные партнерские конференции, — говорит исполнительный вице-президент OCS Роксана Янборисова. — Но они будут менее затратными и более точно сфокусированными”.

Сказался кризис и на сотрудниках OCS. По словам Максима Сорокина, в начале года компании пришлось расстаться с 12% персонала, в основном из числа служб сопровождения бизнеса. При этом чаще всего формулировка причины ухода с работы (запись в трудовой книжке) выглядела так: “По обоюдному согласию сторон”. То есть расставались по-хорошему, памятуя главный принцип корпоративного кодекса OCS: “Завтра важнее, чем сегодня”. Ведь кризис хотя и обещает быть долгим, но вечно длиться не будет. Видимо, именно по этой причине в компании было принято принципиальное решение сохранить все продуктовые направления и все региональные представительства (сейчас их 19).

Прогнозы аналитиков OCS на I квартал 2009 г. выглядят не очень оптимистично. Предполагается, что по итогам этого периода российский рынок ИТ-оборудования рухнет (по сравнению с I кварталом 2008-го) примерно на 40—45% в Москве и Санкт-Петербурге и на 45—60% в регионах. “Конечно, нам очень хотелось бы падать медленнее рынка, — говорит президент OCS. — Но по объективным причинам (мы, в частности, не можем влиять на платежеспособность конечных пользователей) это не всегда получается. Вместе с тем, благодаря предпринятым мерам по сокращению затрат, оптимизации складских запасов, повышению эффективности и адаптации бизнес-процессов в связи с ожидаемым падением спроса, мы чувствуем себя уверенно (в том числе и в финансовом плане) и продолжаем заключать контракты на поставку нового оборудования. Другое дело, что есть вендоры, которые ведут себя неадекватно ситуации и настоятельно призывают нас закупать больше оборудования, чем мы считаем нужным. С некоторыми из них нам, видимо, придется расстаться”.

По мнению г-на Сорокина, в результате нынешнего кризиса количество ИТ-компаний в нашей стране неизбежно сократится. В первую очередь с рынка уйдут фирмы, которые были настроены не на долгосрочные отношения со своими клиентами, а на сиюминутное спекулятивное извлечение прибыли. Так, например, ни для кого не секрет, что есть немало “корпоративных реселлеров”, у которых имеется лишь один клиент, а всё преимущество этого “реселлера” перед другими участниками ИТ-рынка состоит в том, что его владелец находится в родственных или очень дружеских отношениях с главой фирмы-заказчика. Если такой заказчик становится банкротом, то крах настигает и обслуживающего его “монореселлера”.

Страдают от кризиса и некоторые интеграторы. Имеют место случаи, когда они за свои или взятые взаймы деньги закупили оборудование и поставили его конечному пользователю. А в результате кризиса этот заказчик на неопределенный срок остался без денег и не в состоянии вовремя рассчитаться по уже выполненному договору.

По словам Максима Сорокина, встречаются и откровенные ИТ-жулики, которые собрали с клиентов все полагающиеся им деньги, а с поставщиками оборудования (дистрибьюторами) не рассчитались и, что называется, пустились в бега или, прикрываясь кризисом, объявили себя банкротами.

Вместе с тем основная масса участников ИТ-рынка ведет себя вполне цивилизованно. Так, среди почти 6 тыс. клиентов OCS “безнадёжных должников”, по словам президента компании, буквально единицы. С фирмами же, имеющими просроченную задолженность, приходится разбираться в индивидуальном порядке, и в ряде случаев часть их убытков берет на себя дистрибьютор. А то и вендор.

Интересная ситуация складывается у банков, работающих с ИТ-компаниями. Одно время, когда кризис стал стремительно нарастать, у них не было денег и они никому не давали кредиты. Затем деньги на кредиты у них появились, но они в большинстве своем пустили их на другие цели. Теперь, когда курс рубля относительно стабилизировался, они и рады бы дать свои деньги взаймы, чтобы они, что называется, работали, но эти деньги уже не всем и нужны. Во-первых, у них стала слишком высокая цена. А во-вторых, в условиях сильно упавшего рынка много денег ИТ-компаниям и не требуется. “Сейчас целый ряд банков хочет дать нам взаймы, — отмечает Максим Сорокин, — но мы им отказываем”.

Версия для печати (без изображений)