Игорь Альтшулер

 

Поговорить “за жизнь” я пригласил президента фирмы “Коммерческие информационные сети” (“КИС”, www.kis.ru) кандидата технических наук Дмитрия Пономарева и директора Нижегородского территориального центра информатизации (так теперь называется Интернет-центр “Инфорис”, создатель известного в стране сервера www.inforis.ru) Михаила Коникова. Обе фирмы относятся к числу ведущих нижегородских провайдеров, имеют шести-семилетний опыт работы на рынке, у обеих уже появляются вторичные провайдеры (саровская “Инфра” у “Инфориса”, нижегородский “Берег” у “КИС”).    

Нас оставалось только трое...

7 -8 лет назад компьютерные фирмы в Нижнем росли как грибы. Почему же сейчас, когда Интернет стремительно входит в моду, не появляются новые фирмы-провайдеры (поставщики Интернет-услуг), их по-прежнему в городе 3 -4?

Дмитрий Пономарев: На самом деле имеющих лицензии фирм-провайдеров в городе не менее десятка. Другое дело, что заметны из них на рынке только: “КИС”, “Инфорис”, “Сенди-инфо”, “Нижегородтелесервис”.

Михаил Коников: В Москве крупных первичных провайдеров тоже пяток, не больше. Это те, кто первыми начали, создали инфраструктуру, наладили партнерство со множеством организаций (в нашей ситуации умение договариваться с теми, кто тебя лицензирует, контролирует, проверяет и т. п., -одно из важнейших качеств Интернет-провайдера). О тенденциях легко судить по Москве. Сначала появляются первичные провайдеры, обеспечивающие связь “местного” Интернета с внешним миром, потом их услуги начинают перепродавать вторичные и третичные провайдеры. Мы копируем то, что происходит в Москве, со сдвигом года на два.

Д. П.: Я думаю, этот “сдвиг” составляет не более года.

М. К.: Спорный вопрос. Но бесспорно, что этот рынок состоит из двух: один -предоставление доступа к Интернету (чтобы сегодня войти на этот рынок, нужно иметь большой запас терпения и денег), второй -предоставление информационных и других услуг в Интернете (так называемые контент-провайдеры), и тут есть иллюзия легкого начала бизнеса. Протянули люди, вчера только севшие за компьютер, провод до ближайшего провайдера и стали продавать дизайн или рекламные площади. На самом деле нужно иметь очень хорошие технологические решения (например, в области построения баз данных), и тут уж ценз скорее не финансовый, а квалификационный.

Д. П.: Ко второму рынку я отнес бы еще и такие быстро развивающиеся области, как Интернет-телефония, Интернет-магазины и т. д. Наша фирма, например, уже готова предоставлять услуги по электронной реализации товаров, верификации кредитных карт. И вообще идея электронного кассира нам кажется интересной. А на рынок предоставления Интернет-услуг сегодня выйти действительно непросто: нужно вложить в оборудование, раскрутку и т. п. не менее 100 тысяч долларов, причем прибыльным это дело может стать примерно через год. А еще лучше -вложить тысяч 200 -250 года на три. Причем одних денег мало, нужно еще иметь и множество связей. Много ли желающих (да еще в провинции!) вкладывать средства на таких условиях?

М. К.: Замечу, что когда мы начинали, все было значительно скромней и определялось не столько деньгами, сколько подбором людей, суммой их знаний, квалификацией и определенной долей авантюризма.

Д. П.: Два -два с половиной года назад мы ежемесячно несли убытки в размере двух тысяч долларов, которые приходилось покрывать за счет других направлений, в частности поддержки сети “Спринт”. Не так давно в Нижний Новгород пришло время Интернета. Сейчас у нас больше тысячи клиентов, и предоставление Интернет-услуг стало для нас самым доходным направлением (за I квартал 1998 г. оно дало 45% общего дохода фирмы). Рассчитываем, что до конца года оборот вырастет в два раза.

М. К.: У нас тенденции по окупаемости примерно такие же. А общая проблема, из-за которой провайдеры не растут как грибы, состоит в том, что специалистов, способных поддерживать Интернет-узлы, в городе не более двух десятков, это “штучная” публика. Мы, например, вынуждены отыскивать способных студентов и 2 -3 года тратить на их воспитание. Так что даже при наличии средств большую команду не наберешь. К тому же от нас в Москву люди уезжают, а вот обратного потока что-то не видно.    

Нас купят? Скорей бы...

Не кажется ли вам странным, что приходится одновременно пребывать в двух лицах -и поставщика Интернет-услуг, и разработчика информационных ресурсов?

М. К.: В “Инфорисе” эти два направления -поставка Интернет-услуг и подготовка информационных ресурсов -развиваются параллельно, хотя организованы по-разному. Всю работу по развитию информационных ресурсов мы вели за свой счет. Сейчас мы готовим материалы официального сервера Нижегородской области, поставляем в реальном времени областные новости от агентства “РегиоN” (самые свежие новости получают только подписчики, к прочим -доступ свободный), делаем серверы на заказ. Эксклюзивно поддерживаем в сети такие интересные ресурсы, как “Нижегородские желтые страницы” и некоторые другие.

Д. П.: А мы делаем упор на предоставление доступа в Интернет и мало занимаемся информационным рынком. Мне кажется, платных баз данных уже достаточно много, а людей, которые готовы за доступ к ним платить, -мало (по крайней мере, в Нижнем). Насколько я знаю, в Штатах базы данных открыты. По-моему, когда платит тот, кто размещает информацию в Интернете, это нормально (обычный рекламодатель). Когда же пытаются брать деньги с потребителей информации -это несерьезно. Даже те, кто объявляет о платных услугах, на деле собирают гроши. Другое дело, что фирмы могут объявить о бесплатном доступе для своих клиентов и об ограничении доступа для всех остальных. Что такое плата за информацию? Очередной барьер. А Интернет сегодня -лавина, сметающая все преграды на своем пути. О каком-либо строительстве во время схода лавины говорить не приходится. Пройдет лавина, расчистит дорогу, тогда можно будет что-то строить.

М. К.: Не согласен. Есть информация для платежеспособного сектора рынка (для банков, крупных коммерческих структур), и там все складывается нормально. А брать деньги, скажем, за прогноз погоды в Интернете, конечно, сложно (хотя Гидрометцентр считает иначе). В течение трех лет у нас был бесплатный доступ к нашей правовой базе данных, потом под давлением обстоятельств мы сделали его платным, и сейчас это дает нам нормальный устойчивый доход. Кстати, большинство наших подписчиков -иностранцы, а одним из них, библиотекой ООН, мы просто гордимся. Они долго выбирали и сочли, что российское законодательство представлено на нашем сервере лучше всего в мире.

Д. П.: Потому что иностранцы уже научились ценить уникальные ресурсы. А наша несуразная жизнь создает множество проблем. Маленький пример не по теме: купил я за границей по кредитной карте программное обеспечение за 23 доллара, так оно до сих пор лежит на таможне. Таможенники требуют паспорт сделки, контракт и кучу других документов (а президент и сенат США временно, на три года, освободили покупки по Интернету от ряда налогов). Выгодный кредит на сложное телекоммуникационное оборудование взять трудно, оно неликвидно. Значит, мелкие провайдеры просто не смогут обеспечить на должном уровне сервис и при этом удержать уровень цен. В итоге нас купят московские фирмы (к этому все и идет!), их, в свою очередь, почуяв запах денег, купят гиганты типа MCI или AT&T. Москвичи будут вторичными провайдерами, мы -вторичными или третичными. Ничего страшного в этом нет. Не удивляет же нас, что один за другим бесславно сходят со сцены доморощенные и не в меру амбициозные нижегородские банки и их заменяют филиалы крупных столичных; присутствие же иностранных банков у нас в стране сдерживается в законодательном порядке. От того, что нас купят, выиграем и мы, и наши клиенты. Пойдут инвестиции, мы будем интегрироваться, становясь единой системой.    

В графе “родители” прочерк не ставим...

Как известно, “Инфорис” был создан “при власти”, его при рождении благословил Борис Немцов, и до сих пор часть фирмы (правда, полтора года назад ставшей государственной) находится в здании областной администрации. А “Коммерческие информационные сети” образовались “при связистах” и до недавних пор даже располагались в Доме связи. Как влияет на вас история создания?

М. К.: Кто твои папа и мама, важно в детстве. А когда фирма уже встала на ноги, это не имеет особого значения. Не надо делать грубых ошибок -клиенты их не прощают. Вот фирма “Сенди-инфо” родилась не “при власти”, а “при науке”, а двигается примерно в том же направлении, что и мы. Кстати, в свое время “Сенди” был нашим подузлом. Мы тоже сделали вклад в его развитие в виде консультаций и поддержки на начальном этапе. Потом он оперился и стал самостоятельным узлом -“вырастили” себе конкурента. Есть объективные законы развития рынка, которые нельзя не учитывать. “Родителями” могут интересоваться инвесторы, а клиенту важно знать, будет твоя фирма завтра жива или нет. Как клиент выбирает провайдера? Спрашивает у знакомых: “С кем ты работаешь? Ну и как он тебе?”. Что касается нашего нового, “государственного” статуса, то он полезен лишь с точки зрения взаимодействия с госструктурами. Мы не получаем бюджетного финансирования, не имеем налоговых льгот, зато как госпредприятие должны готовить огромное количество всяких отчетов (вот радость-то для бухгалтера).

Д. П.: Да хоть какую имей историю, а клиента не привяжешь к провайдеру. Зато достаточно снизить цены (хотя демпинг серьезно подрывает рынок) или объявить о каком-нибудь бесплатном рекламном подключении, и клиенты тут же побегут к тебе. Другое дело, что нас слишком мало на этом рынке и за клиента лучше бороться цивилизованными методами. Тем более что, например, наши клиенты активно смотрят сервер “Инфорис”. А особенностями происхождения объясняется то, что мы специализируемся на услугах связи, а “Инфорис” занимается еще и информационными вопросами. Насчет законов развития рынка я с Михаилом Кониковым согласен: поначалу, видимо, появится много Web-провайдеров (как рекламных агентств в свое время), они будут безудержно портить рынок, но потом пена схлынет и останутся немногочисленные профессионалы.

Что вы считаете для себя главным событием за последние год-полтора?

Д. П.: Наверное, таким событием было заключение партнерского договора с “Совамом”. Мы не просто получили хороший выход во внешний мир, оборудование, новые технологии, но и познакомились с западной организацией труда, методами работы с клиентами -это крайне важно. У нас сейчас есть двухмегабитный цифровой канал на Москву до “Совама”, не считая 256-килобитного с “Демоса”, а также канал со “Спринтом” и еще 47 выделенных -это больше, чем у остальных местных провайдеров, вместе взятых. Кроме того, мы получили право предоставлять в Нижнем Новгороде междугородные цифровые каналы от имени ОАО “Ростелеком”.

М. К.: Самое приятное -это переход на мощный цифровой канал Москва -Нижний. Приняв решение, что поставка услуг, связанных с контентом, -это новое развивающееся направление, мы организовали у себя Web-лабораторию. За последнее время серьезно развили технические возможности, чтобы подключать абонентов по выделенным каналам.    

Как же открыть шторки?

Нижегородский рынок Интернет-услуг -какими темпами и куда он движется?

Д. П.: Он быстро растет (до конца года, думаю, он увеличится раза в три), в нашей фирме темпы роста -20% в месяц. В Москве не меньше 100 тысяч абонентов, а у нас на всех провайдеров приходится не более трех тысяч -вот вам и резервы.

М. К.: Ну не в три, но в два-то раза вырастет точно. Тем более что быстро растет доля частных лиц среди клиентов: недавно было 7%, теперь уже 15%. Правда, основными нашими клиентами остаются госструктуры и крупные предприятия: один Департамент экономики и прогнозирования областной администрации за месяц перекачивает из Интернета более 300 Мб информации. Я думаю, что в Нижнем Новгороде скоро будет создана опорная сеть, которая позволит довести высокоскоростную магистраль практически до каждого клиента. Первый, кто это сделает, может стать “суперпровайдером”.

Д. П.: Мы этой опорной сетью активно знимаемся, здесь все нормально: каждый занял свою нишу и в ней специализируется. А если, как я уже говорил, нас кто-нибудь из столичных или западных “мэтров” купит, дела пойдут еще быстрее.

Новичок, попавший в Интернет, чувствует себя, как дикарь в огромном магазине сувениров: все блестит, все красиво, а попробуешь на зуб -несъедобно. Что же делать бедному новичку?

М. К.: Учиться, пробовать. За один-два месяца “скольжения” по Интернету человек “пристреливается”, находит нужные рефераты или информацию по бизнесу и начинает “жить” в освоенной части -понимает термины, привыкает к обстановке. И сам Интернет не стоит на месте, появляются мощные системы поиска информации (сегодня приходится информацию выкапывать, завтра это будет быстрее и проще). Конечно, нужны просветительские материалы -в газетах и на телевидении. К сожалению, ТВ пока Интернета побаивается, считая его потенциальным конкурентом, и в теленовостях чаще можно услышать всякие “страшилки” про Интернет.

Д. П.: А я не согласен с утверждением, что Интернет “блестит”. Он воздействует новизной. А по сути дела это пока свалка, куда все стараются вынести все лишнее, что у них есть. Я, кстати, когда был мальчишкой, очень любил лазать по свалкам -всегда найдешь что-нибудь интересное. До Интернета мы толком не знали, что происходит вокруг нас, он открыл нам безграничность мира, и в этом его феномен. С другой стороны, вы когда-нибудь видели, чтобы на свалку выбрасывали что-то очень ценное и хорошее? Когда речь заходит о ценной информации (в Интернете или вне его), сразу возникает вопрос о деньгах. А в безграничном количестве возможностей Интернета новичок так же одинок, как люди, впервые попавшие за границу: нет в супермаркете родной докторской колбасы, зато есть двести каких-то неизвестных сортов (как выбрать, если еще и языка не знаешь?!). Так что выход один -учиться. И мы своим новичкам-клиентам стараемся в этом помогать.

Один из высокопоставленных чиновников областной администрации сказал, что Интернет для него, как новое окно. Пока ему интересно все -и анекдоты, и новости авторынка. “Но окно это, -сказал чиновник, -еще зашторенное”. Как же открыть шторки?

Д. П.: Фокус в том, что эти шторки человек придумывает себе сам. Даже если не находишь того, что ищешь, обязательно найдешь что-то интересное. Как при просмотре книг в букинистическом магазине -там, кстати, тоже особого порядка в их расстановке не наблюдается. Суть в том, что в наш мир пришло явление, равного которому по силе и величине еще не было, и оно преобразит мир. Мы станем лучше понимать друг друга, даже разговаривая на разных языках; станем ближе друг другу, несмотря на большие расстояния. Ибо не границы и километры разделяют людей, а отсутствие понимания. А благодаря Интернету наш мир станет, как в Библии, -Миром, в котором главным является СЛОВО.

К нижегородскому обозревателю PC Week/RE Игорю Альтшулеру можно обратиться по адресу: altsh@kis.ru.

Версия для печати