Новинкой программы сентябрьской ежегодной конференции Russian Enterprise Content Summit 2019 (RECS’2019) стал учебный курс «Практические аспекты реализации проектов внедрения ECM-систем», проведенный директором по ECM-проектам группы компаний «Ланит» Антоном Вагановым. Учитывая ограничения по времени и достаточно высокий уровень подготовки участников конференции, курс был представлен в более концентрированном варианте (по сравнению с обучением в УЦ «Ланит»). По итогам этого полуторачасового занятия, завершившегося дискуссией по теме, всем слушателям были выданы соответствующие сертификаты.

Практика выполнения ECM-проектов в этом курсе была представлена в основном на примере реализации электронных архивов (единые хранилища электронных документов), но большинство высказанных соображений и рекомендаций вполне актуальны не только для ECM, но для более широкого спектра программных ИТ-проектов.

Главная рекомендация при инициализации проекта по созданию электронного архива — четко понять, нужен ли он вам и для чего именно он нужен. «Не стоит браться за такую задачу просто „чтобы был, а там посмотрим“, скорее всего в результате такого подхода вы сделаете не то, что потом будет нужно, — подчеркнул докладчик. — Необходимо с самого начала определиться, с чем вызвана сама идея создания такого архива — решением каких-то проблем самой организации или исключительно необходимостью выполнять спущенных сверху нормативных требований, будет ли это довольно изолированная система, нацеленная в первую очередь на задачи хранения данных, или же она будет играть роль базы знаний, с которой будут активно взаимодействовать пользователи и другие корпоративные ИС». От того, что является главным приоритетом — хранение или поиск информации — во многом зависит архитектура решения. Очень важно изначально понять, каков будет круг пользователей создаваемого архива — будут ли это только специалисты-архивисты или же более широкий круг сотрудников (тут важно не только общее число пользователей, но и число категорий пользователей), ответ на этот вопрос будет определять требования к функциональности и гибкости пользовательского интерфейса. Для работы руководства организации с архивом почти наверняка потребуется создание отдельного интерфейса с развитыми возможностями панелей индикаторов.

Принципиальный момент — нужно определиться с архитектурой хранилища, будет ли она централизованная или распределенная. И тот, и другой варианты имеют свои плюсы и минусы, но многое зависит от того, имеются ли уже в организации какие-то локальные хранилища, или же решение вопросов хранения документов начинается почти с нуля. Если локальные хранилища уже существуют, то возможно имеет смысл сохранить их, интегрировав между собой или обеспечив их взаимодействие с какой-то центральной системой. Однако здесь нужно учитывать затраты не только на создание архива, но и на его поддержку в процессе эксплуатации: централизованная система обычно бывает сложнее и дороже на этапе внедрения, но заметно проще и дешевле в эксплуатации, модернизации и развитии. Разумеется, нужно учитывать все требования по защищенности и безопасности информации, вполне возможно, что конфиденциальный документооборот придется оставить в бумажном виде.

Важным аспектом реализации ИТ-проектов последних лет является импортозамещение. Формально соответствующие нормативные требования регулируют деятельность только госорганизаций и госкомпаний, но большинство крупных компаний у нас так или иначе связаны с государством, да и полностью независимые в той или иной степени учитывают общую государственную ИТ-политику.

По словам Антона Ваганова, требования по импортозамещению ПО становятся все более строгими и государство внимательнее контролирует их исполнение. Поначалу они касались только закупки нового ПО, то если речь шла о реализации новых проектов, а сейчас вопрос стоит и о замене уже используемых импортных систем. Так ФОИВы должны к 2020 г. использовать у себя отечественное ПО не менее, чем на 80%, а СЭД — на все 100%. Для коммерческих компаний с госучастием таких конкретных требований пока нет, но уже в этом году от них стали требовать наличие плана по импортозамещению, и вполне можно ожидать, что через некоторое время появятся и количественные требования к этим планам.

Первый вопрос — какое ПО использовать, чтобы удовлетворять нормативным требованиям по импортозамещению. Казалось бы, тут все просто — нужно, что бы такое ПО было в составе Реестра отечественного ПО. Но подвох в том, что требования к Реестру постоянно меняются, причем в направлении ужесточения. Так, поначалу в Реестр можно было включать местные разработки на базе зарубежных проприетарных платформ (например, IBM Filenet или Microsoft SharePoint), теперь это запрещено. Более того, своим постановлением № 325 от 23.03.2017 правительство усилило требования к отечественному офисному ПО, включенному в Реестр. Понятно, что этот документ имеет самое прямое отношение к проектам ECM/СЭД. В частности, там записано, что такое ПО должно функционировать в среде не менее двух ОС, внесенных в Реестр, и сертифицированных версий Windows. Для мобильных приложений есть требование возможности их работы в среде сертифицированной мобильной ОС, которая в Реестр представлена пока только «Авророй».

Как сообщил Антон Ваганов, ситуация с открытым ПО выглядит следующим образом: при госзакупках нужно в любой случае приобретать продукты, которые есть в Реестре, открытого ПО там не так много. Но для Open Source проще, чем для зарубежного проприетарного ПО, обосновать необходимость его покупки, если ничего из Реестра не подходит. На сегодняшний день в Реестр можно включать отечественные разработки на базе открытых платформ.

Разрабатывая общий план импортозамещения, полезно разделить базовое ПО (операционные системы, СУБД) и прикладное (те же СЭД). Конечно, считает можно включать Антон Ваганов, лучше сначала выбрать спектр базового ПО, а потом уже подбирать совместимые прикладные системы. Но это вариант дороже для заказчика, поэтому возможен и вариант, когда допускает, когда под каждое прикладное решение используется рекомендуемый заказчиком базовый софт. Впрочем, в плане выбора СУБД алтернативы PostgreSQL для российских госзаказчиков практически нет. Что же касается перехода с Windows на Linux, то тут можно воспользоваться технологиями виртуализации типа Wine.

Конечно же, очень важны вопросы масштабирования и производительности, отметил Антон Ваганов. Хотя российские разработчики за последние годы добились заметных успехов в этом направлении, но все же до уровня ведущих мировых ECM-систем отечественные продукты, если говорить о крупных хранилищах корпоративного контента, еще не дотягивают. Проблемой является еще и недостаточный уровень отраслевого опыта реализации больших ECM-проектов: если западные вендоры могут подтвердить производительность своих решений на примерах уже выполненных проектов, то для оценки таких параметров отечественных систем нужно обязательно проводить серьезное нагрузочное тестирование на специально созданных прототипах, при этом нужно учитывать, что условия промышленной эксплуатации почти всегда будут отличаться от тестовых. Другой аспект этой же проблемы — нехватка независимых аудиторов, которые смогли бы или провести такое нагрузочное тестирование или дать оценку выполненных исследований. "К сожалению, в нашей стране таких предложений пока очень мало ",— отметил Антон Ваганов.

Традиционно при использовании СЭД люди работают с самим документами с помощью тех или иных офисный пакетов, которые непосредственно в состав СЭД не входят. Поэтому нужно обратить внимание на интероперабельность этого ПО, указал Антон Ваганов. Раньше такой проблемы не было, поскольку стандартом де-факто несколько десятилетий был Microsoft Office, но сегодня в случае применения российских офисных разработок эта тема достаточно актуальна, поэтому желательно заранее проверить совместимость выбранных СЭД и офисного пакета. Если же одновременно с заменой СЭД организация будет выполнять и переход с Microsoft Office на другое клиентское ПО, то нужно заранее разъяснить сотрудникам необходимость этого шага и уделить особое внимание их обучению работе с новым ПО.

Планируя импортозамещение, нужно, разумеется, понимать, что это стоит денег, причем организации, даже государственной, придется оплачивать такие проекты за свой счет, резюмировал Антон Ваганов.

Версия для печати (без изображений)