На саммите ROSS-RU, прошедшем в начале октября в Москве, генеральный директор компании “АйТи” Тагир Яппаров выступил с докладом “СПО в России: возможности и барьеры”. В нем были рассмотрены главные причины, делающие свободные решения исключительно важными для нашей страны, а также обозначены основные препятствия для возможных масштабных внедрений.

В самом начале доклада г-н Яппаров заявил, что считает использование свободного ПО практически единственной возможностью ускорить информатизацию России. На первый взгляд, это высказывание кажется несколько парадоксальным. Действительно, значительная часть известных отечественных разработчиков предпочитает закрытую модель и не собирается от нее отказываться в ближайшем будущем.

Однако если хорошенько поразмыслить, то становится понятно, что подобный упрощенный подход к проблеме нерационален. Несмотря на определенные успехи отечественных софтверных компаний в отдельных областях, следует признать, что основное ПО, используемое массовым потребителем, сделано за рубежом и наши разработчики не имеют к нему никакого отношения. Более того, на продаваемых в России ноутбуках зачастую предустановлены антивирусные программы западного производства, хотя такого добра у нас у самих хоть отбавляй.

Отсюда можно сделать вывод, что в области проприетарного ПО наша страна вряд ли сможет стать пусть даже не лидером, а хотя бы сколько-нибудь заметным участником. И дело тут не в том, что у нас какие-то неправильные мозги. Просто в процессе производства и продвижения закрытых программ значительную роль играют деньги. Причем именно те их разновидности, которые мы не можем легально печатать. А стало быть — заранее обречены на поражение. Предприятия, решившие “поиграть в фондовый рынок” по аналогичным правилам, уже знают, о чем идет речь.

Таким образом, говорить о сколько-нибудь серьезном прорыве в области информатизации можно при достаточной финансовой автаркии российского программного рынка. Это может случиться только в двух случаях: делать всё с нуля или воспользоваться готовыми свободными решениями. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять — второй путь и дешевле, и короче.

Нельзя забывать и о таком важном вопросе, как информационная защита. Можно долго дискутировать по этому поводу, но факт остается фактом: до сих пор ни один производитель закрытого ПО не сумел внятно и аргументированно объяснить, почему он не может опубликовать исходные тексты своих программ. Хотя сам прекрасно осведомлен, что единственная эффективная политика безопасности — тотальное недоверие, и поэтому вряд ли должен удивляться подобным вопросам.

Однако желаемое — еще не значит действительное. Может быть, Россия не готова к переходу на свободное ПО? Тагир Яппаров утверждает, что это не так. Более того, данный процесс уже идет.

В настоящее время формируется государственная стратегия развития СПО в России. Уже обнародована “Концепция развития разработки и использования свободного программного обеспечения в РФ”; комплект школьного СПО установлен более чем в 1000 школ Республики Татарстан, Пермского края и Томской области; налаживается регулярное взаимодействие между органами власти и СПО-сообществом; прорабатываются методологические и практические вопросы использования СПО в органах государственной власти.

Разумеется, все эти мероприятия подвергаются весьма жесткой и аргументированной критике. И пессимист имеет некоторые основания говорить, что повода для особых восторгов у сторонников свободного ПО пока нет. Тем не менее всё познается в сравнении.

Возможно, СПО внедряется не так эффективно, как это должно быть. Но элементарное чувство справедливости требует признать, что из всех государственных программ именно эта реализуется наиболее успешно (точнее — наименее бездарно). По всей видимости, от власти ждать чего-то большего пока не стоит — пианист играет, как умеет.

Поддержка государства — это, безусловно, решающий фактор в наших реалиях. Даже готовность корпоративного сектора к принятию СПО в значительной мере вызвана жесткой борьбой с пиратством, разрушившей иллюзию “бесплатности” проприетарных решений. Конечно, свободные программы по большому счету тоже не совсем дармовые, но тут уже есть хоть какая-то возможность для маневра.

К тому же финансовый кризис заставил вспомнить старую русскую поговорку: “Не было бы счастья, да несчастье помогло”. Он показал, что деньги можно тратить, но категорически нельзя транжирить. Причем речь должна идти не о сумме, а о принципиальной политике.

Руководители некоторых российских предприятий говорили, что копейки, которые можно сэкономить благодаря использованию свободных решений, не стоят их головной боли. По всей видимости, сейчас им придется пересмотреть свою точку зрения на этот вопрос. Или освободить место тем, кто будет работать, а не “рукой водить”, создавая привлекательные рабочие места для родственников и друзей.

Если же говорить объективно, то свободные решения в наибольшей степени отвечают потребностям корпоративного рынка, поскольку обеспечивают надежность, безопасность и отсутствие “перегрузки” избыточным функционалом. К тому же Тагир Яппаров особо подчеркнул, что сама парадигма СПО — вовлечение потребителя в процесс производства и сопровождения информационных систем — находит все большее понимание и поддержку у пользователя.

С учетом вышеприведенных соображений выводы г-на Яппарова следует признать справедливыми. Если кризис приведет к тому, что фирмы и фирмочки, “обреченные” на получение прибыли самим фактом своего существования, будут вытесняться действительно работающими предприятиями, укомплектованными грамотными специалистами, то востребованность СПО резко вырастет.

Конечно, говорить о том, что все предприятия завтра же перейдут на свободные программы, нет объективных оснований. Некоторая часть корпоративного сектора пока вынуждена хранить верность проприетарным решениям по причине отсутствия открытой альтернативы. Но Тагир Яппаров считает, что уже достигнута “критическая масса” СПО-приложений — сегодня на рынке есть не только ОС и СУБД, но и офисные пакеты, СЭД, ERP-системы, средства разработки и т. д.

К тому же созданы и доказали рыночную успешность коммерческие модели работы ИТ-компаний в сфере корпоративного СПО. Они изначально не ориентированы на получение сверхприбылей, поэтому постоянно держат себя “в тонусе”, что крайне важно в том числе и для выживания в кризисные времена.

Что же препятствует внедрению СПО? Неужто весь российский бизнес состоит из людей, падающих в обморок при необходимости всего-навсего отказаться от старых привычек? Конечно же нет. Главная проблема СПО заключается в крайне неудовлетворительной информационной поддержке, что привело в появлению многочисленных мифов.

Тагир Яппаров делит их на две категории: мифы, рождаемые скептиками, и мифы, рождаемые энтузиастами. Очевидно, что как первые, так и вторые приносят только вред.

Скептики утверждают, что СПО создаётся неорганизованной кучкой хакеров и самоучек. А на самом деле сегодня около трети всех разработчиков ПО в мире занято в открытых проектах, контрибьюторами которых выступают крупнейшие мировые корпорации, и в арсенале практически всех лидеров глобального ИТ-рынка сегодня есть свободные решения.

Энтузиасты кричат, что свободные решения полностью бесплатны и не требуют выделения бюджетов. Конечно, можно бесплатно получить исходный код СПО, но поддержка системы и корпоративных приложений будет стоить денег. А заказная разработка свободной программы для нужд конкретной организации наверняка обойдется недешево.

Скептики говорят, что СПО-решения никем не поддерживаются. Но на практике это означает только то, что они не зависят фатально от судьбы компании-разработчика или коллектива авторов и число самых разных компаний, оказывающих сервисную поддержку пользователям по всему миру, исчисляется десятками тысяч.

Энтузиасты пытаются всех убедить, что СПО — это только лицензия. Но это прежде всего иная философия разработки решения, включающая в себя возможность привлечения огромных ресурсов к разработке, быстрый отклик на внесение изменений и доработку решения, а также высокое качество и тщательное тестирование.

Но самый главный миф заключается в том, что СПО — это несерьезно и солидная фирма никогда им пользоваться не будет. Но уже сегодня более 85% компаний из списка Fortune 500 используют СПО, госсектор ряда стран (Аргентина, Бразилия, Индия) практически полностью перешел на открытые решения, а по прогнозам ведущих аналитиков услуги, связанные с открытыми программами, к 2010 г. составят треть объема всего мирового рынка ИТ-услуг.

В результате у значительной части пользователей, не нашедших времени на то, чтобы самим тщательно разобраться в проблеме, возникает искаженное представление о свободных решениях. Это приводит к тому, что они либо боятся начинать переход, либо ждут от него чуда и быстро разочаровываются в результате.

Но у мифов есть еще один неприятный эффект. Они играют роль ветряных мельниц, закрывающих своими крыльями реальные проблемы, которые требуют срочного решения. Тагир Яппаров выделил три основные задачи, стоящие перед СПО-сообществом, заинтересованными корпорациями и государством.

Во-первых, необходимо создать систему поддержки пользователей свободных решений, особенно в регионах. Во-вторых — организовать подготовку молодых специалистов в вузах. В третьих, нужно, чтобы законодатель уделил особое внимание проблемам авторских прав и учета открытых программных продуктов.

С этим сложно не согласиться. Практика подтверждает актуальность поставленных вопросов и требует их незамедлительного решения. Тем более что выгода масштабного внедрения СПО для государства и бизнеса очевидна.

Версия для печати (без изображений)