Выступая 16 сентября на конференции “Антикризисное лицензирование программного обеспечения. Антикризисный Интернет”, генеральный директор компании “ГНУ/Линуксцентр” Павел Фролов обратил внимание собравшихся на занятную тенденцию. Оказывается, после перехода предприятия на Linux весьма заметно сокращается расход бумаги.

Как и приличествует настоящему практику, г-н Фролов не особо вдавался в причины этого явления. Просто констатировал факт, предоставив право его осмысления другим. Чем, собственно, и предлагается воспользоваться.

Первым делом следует разобраться с одним известным парадоксом. Почему введение электронного (то есть — безбумажного) документооборота зачастую приводит не к экономии бумаги, а к совершенно противоположному результату?

В действительности ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Общий объем документооборота определяется не столько целесообразностью создания тех или иных документов, сколько технологической простотой самого процесса. В “доцифровые” времена размеры бумаготворчества были ограничены возможностями машинописного бюро для простых смертных и ловкостью рук персонального секретаря для тех, кому он полагался по социальному статусу.

Интересно, что подобное положение вещей начальство вполне устраивало. В этой связи мне вспоминается одна поучительная история.

В конце восьмидесятых я был направлен по распределению в одно НПО. И, как положено всякому молодому специалисту, действовал наперекор сложившимся стереотипам. В частности, решил использовать вычислительную машину серии СМ в качестве устройства для печати исходящих документов. Как только моя рационализация дошла до начальства, я моментально получил ласковое, но категорическое порицание, сопровождаемое запретом на выдумывания всяческих улучшений подобного рода.

Причем дело было вовсе не в необходимости выполнять требования режимного отдела — все печатаемые мной документы были совершенно открытыми (иначе со мной разговаривали бы по-другому). И не в стремлении выполнить указания партии и правительства по экономии бумаги — та же БЭСМ-6 с молчаливого согласия начальства вовсю тиражировала Булгакова и Оруэлла.

Просто моим руководителям было ясно, к чему может привести даже малейшее облегчение составления служебных документов. Возможно, на интуитивном уровне, но они понимали: тогда начнется такое, что мало не покажется никому.

Пока составлением всяческих бумаг при помощи вычислительной техники занимаются научные сотрудники и инженеры, ситуация будет более-менее пристойная. В конце концов, эти категории работников не отличаются склонностью к увеличению исходящих хотя бы потому, что они знают: входящие тоже вырастут и разгребать всё это придется им самим. А вот когда технология быстрого изготовления документа дойдет до чиновников, то цепная реакция неизбежна. Закон Паркинсона — штука серьезная.

Очевидно, что дешевые и доступные персональные компьютеры наряду с неоспоримыми плюсами привнесли в нашу жизнь один серьезный минус. Заниматься документотворчеством стало значительно проще. Если раньше некий сотрудник сопоставлял пользу от созданной им исходящей бумаги с трудозатратами по ее изготовлению, то сейчас он этого не делает. Благо, составители всевозможных офисных программ лезут из кожи вон, чтобы сделать эту работу наименее утомительной.

Впрочем, из роста числа документов вовсе не вытекает увеличение расхода бумаги. В конце концов, никто не заставляет всё это распечатывать.

Но надо учитывать два немаловажных фактора. Во-первых, привычка. Даже довольно “продвинутые” в смысле новых технологий люди продолжают считать бумажную книгу “настоящей”, а электронную — решением “для бедных или ленивых”. С документами примерно такая же картина.

Совсем недавно в группе “Печатные СМИ” портала “Одноклассники” состоялся диспут по поводу безграмотности, которая уже прижилась на страницах некоторых изданий. Разумеется, не обошлось и без сетований о практически погибающей профессии корректора. Интересно, что некоторые участники обсуждения напрямую связывали это с экономией бумаги. Мол, настоящий профессионал никогда не будет вычитывать тексты “с монитора” — он потребует их распечатать.

Во-вторых, следует признать, что пока не существует устройств, позволяющих работать с электронной документацией с тем же комфортом, как с бумажной. Например, читать по дороге или дома, сидя в кресле.

Разумеется, есть специальные устройства для чтения электронных книг. Но именно книг, а не служебных записок и прочих докладных. В частности, они не позволяют быстро познакомиться с содержанием написанного в режиме скоростного пролистывания. Да и поддержка форматов офисных документов у них оставляет желать лучшего.

И получается, что нет методов против фактически неконтролируемого роста расхода бумаги. Не готов наш пользователь к электронному документообороту.

Однако факт остается фактом: переход предприятия на СПО действительно уменьшает расход бумаги. И вовсе не потому, что после установки Linux перестает работать половина принтеров. Ларчик открывается значительно проще.

Дело в том, что первый этап миграции — это тотальный аудит пользовательских задач и потребностей. В процессе выполнения этой работы могут выясниться весьма любопытные вещи. Например, отсутствие объективной необходимости распечатывать документы у целого подразделения. И в таком случае сотрудники попросту не получают доступа к принтеру.

Очевидно, что СПО тут совершенно ни при чем. В том смысле, что направление миграции особой роли не играет. Вероятнее всего при переходе с Linux на Windows эффект будет похожим.

Версия для печати