Обозреватель PC Week/RE Сергей Голубев побеседовал с техническим директором компании Linux Ink Олег Садовым. Беседу с ним предлагаем вашему вниманию.

Сергей Голубев: Linux родился в университете. Это, если угодно, его естественная среда обитания. А у нас в России развит “университетский” Linux? Велик ли потенциал высших учебных заведений в плане развития и поддержки СПО? Используется ли этот потенциал бизнесом?

Олег Садов: Совершенно справедливо, и не только Linux, но и большинство широко используемых нынче ИТ-технологий, например тот же Интернет — прямое следствие длительных фундаментальных исследований, проводившихся в университетах. Говорить о серьезном развитии у нас какого-то особого “университетского” Linux'а вряд ли можно — пока в университетах Linux используется достаточно фрагментарно, скорее в качестве инструмента, нежели чем предмета исследований и разработок. Ни о каких фундаментальных проектах уровня BSD-Unix или MIT X-Window речи пока не идет. Относительно потенциала достаточно сказать, что выпускники наших ВУЗов занимают достойное место в крупнейших корпорациях мировой ИТ-индустрии, и это говорит о многом. Что до бизнеса (полагаю отечественного?), то пока говорить о наличии какой-то серьезной индустрии СПО в родном отечестве, на мой взгляд, несколько преждевременно. Сомневаюсь, что такой бизнес вообще возможен — существуют просто рынок ПО, где “свободность” последнего — всего лишь конкурентное преимущество. Правда, иногда преимущество очень сильное, как для потребителя (особенно государства), так и для самого разработчика с точки зрения стоимости разработки/сопровождения. Используется ли потенциал ВУЗов отечественным ИТ-бизнесом? В какой-то мере, безусловно, да — откуда иначе бы он получал кадры? Другое дело, что до недавнего времени этот бизнес практически полностью исчерпывался перепродажей готовой продукции иностранного производства и оффшорным программированием. Само по себе это не хорошо и не плохо — экономики достаточно интенсивно развивающихся стран используют такие модели. Но если мы действительно стремимся к некоему технологическому лидерству, то надеюсь, что ситуация эта должна измениться, что невозможно без четких ориентиров, устанавливаемых на государственном уровне.

С.Г.: Работаете ли Вы со студентами? Если да, то расскажите, пожалуйста, о конкретных проектах?

О.С.: Да, разумеется, такие проекты мы ведем. Так, несколько студентов из Нижне-Тагильского Технологического Института в рамках своих дипломных проектов проводят разработку серверных компонентов для нашего дистрибутива “НауЛинукс Школа”. Компанией Линукс Инк организована Лаборатория разработки СПО при Санкт-Петербургском Университете Телекоммуникаций, где планируется проведение исследований и разработок с использованием перспективных аппаратных платформ.

С.Г.: Есть ли у университетов интерес к СПО? Я имею в виду не только студентов, но и преподавателей?

О.С.: Да, конечно. Но тут надо отдавать себе отчет в том, что в разных ВУЗах ситуация очень разная. Некоторые из них работают в тесном сотрудничестве с иностранными учебными и научными центрами, где СПО вообще и Linux в частности уже давно являются общепризнанным стандартом, и, разумеется, используют именно такое программное обеспечение. Это более свойственно для тех, кто занимается фундаментальными исследованиями в естественно-научных областях (физики, астрономы, биологи и др.). В большей же части отечественных ВУЗов это обычно не следствие целенаправленной политики руководства (как зачастую это бывает на Западе или Востоке), а вполне конкретный выбор вполне конкретных преподавателей. И, разумеется, они выбирают вполне конкретные инструменты, которые им полезны, и решают их конкретные проблемы, при этом другие компоненты зачастую остаются проприетарными.

С.Г.: Школы потихоньку переходят на СПО. А университеты? Полезно ли студентам профильных факультетов изучать исходные тесты открытых программ?

О.С.: Да, как я уже говорил, часть университетского сообщества, тесно интегрированного в общемировые фундаментальные исследования, уже давно перешла на них. Исторически сложившаяся ситуация, когда коммерческое ПО в родном отечестве распространялось фактически по модели свободного, до недавнего времени не давало стимула к переходу на СПО. Вполне вероятно, что теперь эта ситуация постепенно будет меняться, особенно с учетом того, что сама парадигма построения системы и пользовательского интерфейса известных проприетарных ОС более соответствует задачам автоматизации офиса небольшой фирмы. СПО-системы построены по модульному принципу и, в свою очередь, изначально предназначены для создания профессиональных рабочих сред, оптимизированных для решения конкретного круга задач. Относительно изучения исходных кодов — по моему мнению, нет лучшего учебника и помощника в реальных проектах. Собственно, это и практика показывает — именно хорошие курсы и книги, ориентированные на изучение исходных кодов реальных систем, типа классических Lions Book или MINIX Book (вдохновившая Линуса Торвальдса на создание собственной системы), в течение многих лет служили мощным стимулом развитию исследований в области компьютерных технологий и развивающейся на их базе индустрии.

С.Г.: Смогут ли наши университеты стать одним из центров развития СПО в России? Если да, то что необходимо для этого сделать?

О.С.: Полагаю, что иного пути, особенно в области фундаментальных исследований, просто не существует. Причем, сразу могу сказать — на бизнес тут особенно уповать не следует, даже крупный бизнес не слишком ориентирован на проведение крупных исследований в фундаментальных областях. Это для бизнеса слишком дорого и рискованно, да и, вообще говоря, это не его задача. Разумеется, тут должна быть целенаправленная государственная политика, стимулирующая проведение научных исследований в университетах и внедрение их результатов бизнесом. Модели, применяемые на Западе в виде агенств типа ARPA/DARPA и рамочных исследовательских программ ЕвроСоюза, свою эффективность уже доказали.

Источник: www.raspo.ru/blog.html?id=12

Версия для печати