Лето 2008-го, наверное, можно назвать точкой отсчета современного этапа развития движения “Свободное ПО в России”, который коротко можно охарактеризовать так: от слов к делу. Водораздел этот очень хорошо виден, хотя бы по публикациям в прессе: если до того освещались преимущественно дела “у них, за рубежом”, то после того акценты явно сместились в сторону нашей внутренней ситуации. Разумеется, объективной основой такого перелома являются изменение потребностей и повышение готовности к применению СПО ИТ-рынком в целом и повышение активности государства в области ИТ.

Однако нужно отметить также и субъективные факторы, среди них — движение группы компаний “АйТи” в сторону широкого использования СПО. Не случайно, именно два года назад генеральный директор “АйТи” Тагир Яппаров объявил о том, что продвижение СПО становится одним из стратегических направлений всей его команды. Вскоре после этого была создана компания PingWin Software, главной задачей которой были определены развитие и консолидация опыта всей группы “АйТи” в области СПО. А немного позднее входящая в состав “АйТи” компания “БОСС-референт” объявила о разработке нового варианта своего одноименного продукта для создания системы электронного документооборота (СЭД) по принципам свободного программного обеспечения.

Ситуацию на российском рынке СПО и перспективы его развития, возможности использования свободных бизнес-решений, в том числе в государственном секторе, обсудил с генеральным директором PingWin Software Дмитрем Комиссаровым обозреватель Андрей Колесов.

Понятно, что смещение рынка в сторону СПО — это процесс, который сегодня в России находится в начальной стадии. Поэтому хорошо бы понять не только сегодняшнюю ситуацию, но и оценить перспективу ее изменения, в том числе на основе ретроспективного анализа. Как вы оцениваетe положение дел при такой постановке вопроса?

Дмитрий Комиссаров: Мы считаем, что наша страна как раз сейчас подошла к точке, с которой может начаться массовый переход пользователей на СПО. Разумеется, мы не считаем, что даже в перспективе 100% ПК будет работать под Linux, но уровень в 80% представляется вполне реальным.

А что в серверной части?

Д. К.: Я говорю про настольные системы, поскольку именно на них сфокусированы наши действия. Причем не потому, что тут ситуация проще и успех получить легче, а как раз наоборот: здесь для прорыва нужна специальная серьезная работа. В серверной части дела и так идут очень хорошо. Фактически весь Интернет, точнее Web и почтовые службы, работает под СПО, и это не только Linux, но и Web-серверы, СУБД. Хорошие позиции имеют серверы приложений. Быстро расширяется присутствие СПО и в области бизнес-систем, в первую очередь в сегменте поддержки коллективной работы. А вот с ПК главные дела только сейчас начинаются.

И положение сегодня такое (по данным Liveinternet.ru): 99% компьютеров в России использует ту или иную версию Windows. То есть мы стартуем фактически с нуля. Мне кажется, что дойти до отметки в 20% можно будет достаточно быстро, а дальнейшее повышение уровня потребует более серьезных усилий.

Но ведь Linux и тот же OpenOffice стартовали еще в прошлом десятилетии. Прошло уже немало времени, чтобы доказать свои рыночные права?

Д. К.: Если говорить о России, то можно назвать две причины нынешнего положения. Первая и главная национальная причина: ПО для ПК в большинстве своем у нас было бесплатным. Продажи на корпоративном рынке стали как-то расти только примерно с 2003 г., а домашние пользователи и сегмент SMB начали что-то покупать лишь после “дела Поносова”, случившегося три года назад. Вот тогда народ (имею в виду и компании) и задумался: за что мы платим деньги, и можно ли как-то снизить, причем вполне легально, свои расходы.

Второй момент заключается в том, что реального адекватного по качеству предложения со стороны СПО — и продуктов, и услуг — до недавнего времени не было. Опять же положение дел стало меняться здесь два-три года назад, когда появились версии настольных Linux весьма приличного уровня. Надо признать, что пока свободные ОС еще немного уступают по некоторым позициям Windows, но их качество уже вполне приемлемое, и разрыв между ними быстро сокращается.

То, что качество СПО может не уступать проприетарным продуктам и даже превосходить их отлично видно на примере Web-браузеров: они все являются бесплатными, выбор пользователя определяется исключительно его техническими характеристиками. Так вот доля Internet Exploler с былых 80—90% снизилась до 55% (по сведениям StatCounter Global Stats), а в России опустилась ниже 28%.

В целом, с самим Linux как продуктом дела обстоят хорошо. Основная же проблема сейчас — недостаточный сервис, техническая поддержка. Ведь модели бизнеса проприетарного и свободного ПО принципиально различаются: там — платные лицензии и бесплатная поддержка, тут ровным счетом наоборот. Там содержание служб поддержки не требует инвестиций — средства появляются от продаж, а здесь нужны начальные инвестиции в сервис. Российский бизнес решился на это только в те самые полтора-два года назад, и в рамках группы “АйТи” это выглядело, в частности, в виде создания PingWin Software, которая стала оказывать техническую поддержку для корпоративных и частных пользователей.

Если посмотреть на структуру пользователей: частные, СМБ, корпоративные заказчики, госсектор, то, по вашему мнению, где видны наиболее перспективные направления? Где уже имеются успехи?

Д. К.: Что касается домашних пользователей, то здесь, что называется, еще конь не валялся. И на самом деле как раз тут успех придет позднее. Во-первых, для них проблема лицензионной чистоты ПО стоит не так остро. Сейчас, конечно, на каждом углу пиратские продукты уже не продаются, но достать их не представляет проблем. А угрозы юридических санкций нулевые. Во-вторых, частники редко пользуются официальной техподдержкой вендора или платными услугами других компаний. Здесь широко применяется метод “позвони другу”. А применительно к Linux друзей таких и нет. А платить за услуги профессионалам дорого, потому что таких специалистов мало. Обычный замкнутый круг, который разорвется в момент образования некоторой критической массы пользователей.

Проблема еще в том, что Linux просто негде взять. Частники сегодня покупают в основном мобильные ПК, там все предустановленно, но Linux'a там не наблюдается.

Д. К.: При том что огромному числу пользователей нетбук, да и настольный ПК нужен только для выхода в Интернет. Да, отсутствие предустановленной Linux — это тоже серьезная проблема, но опять же она во многом связана с наличием техподдержки: пока производитель ПК не будет ставить эту ОС, так как формально именно он должен отвечать на все вопросы покупателя ноутбука или нетбука. Однако я должен вполне официально сообщить, что ситуация будет меняться: уже осенью начнутся поставки нетбуков с ОС Ubuntu, договоренность об этом имеется с рядом производителей.

Но, понимая важность частного сектора, нужно отдавать отчет в том, что для программного бизнеса это финансово убыточное направление. Хотя, конечно, мы им будем заниматься, отлично осознавая его стратегическую значимость.

А что происходит в корпоративно-государственном секторе?

Д. К.: Для ИТ-бизнеса, разумеется, наибольший интерес представляют крупные корпоративные заказчики, и в данном случае не так важно, какие они конкретно — коммерческие или государственные. Например, “Почта России” или Пенсионный Фонд России — это гигантские корпорации, юридический статус которых — государственный или негосударственный — не важен. Главное — они функционируют (и принимают решения) в целом по одним принципам с коммерческими организациями.

Здесь все очень просто — нужно создавать типовые рабочие места, на которых установлена четко определенная конфигурация ОС и фиксированный набор необходимых для работы приложений. На таких рабочих местах, как правило, нет многообразия периферийных устройств, не используются мультимедийные средства, достаточно простые режимы работы, в которых человек не может делать ничего больше того, что ему предопределено администратором.

Тут как раз Linux и СПО подходят наилучшим образом. Даже если нужные приложения работают только в Windows, проблема легко решается с помощью эмуляторов, а учитывая общий тренд перехода корпоративных систем на Web-интерфейс, проблема совместимости просто перестает быть актуальной.

Выгоды от применения СПО тут довольно очевидны. Экономическая — отсутствие платы за лицензии. Напомню, что сегодня каждый корпоративный бизнес платит Microsoft за каждого пользователя от 600 до 900 долл. — Windows, Office, клиентские лицензии на Exchange. Это крупные предприятия, а малые платят от 900 до 1300 долл. Эти затраты намного превышают плату за установку и техподдержку СПО-продуктов, включая сюда и переход пользователей на новые решения.

Что еще в плюсе? Безопасность! Что сегодня для корпоративных пользователей является проблемой даже еще более важной, чем прямые затраты. Потеря данных, простои в работе — это сейчас очень серьезная проблема для всех — от домашних пользователей до крупных корпораций. Как известно, Linux построен на иных, чем Windows, архитектурных принципах. Поэтому в Linux проблема вирусов на порядки ниже изначально.

Но эксперты говорят, что по мере роста популярности Linux интерес к ней со стороны хакеров и вирусописателей автоматически возрастет и они преодолеют любую защиту.

Д. К.: С таким доводом можно согласиться, но на это у них уйдет не менее 5—7 лет, довольно приличный срок. Кроме безопасности — возможность управления сетями и распределенным множеством ПК. Подобные средства есть и в Windows, но за это придется платить еще 300—400 долл. на ПК, к тому же специалистов в этой сфере на рынке не так много. Короче говоря, для корпораций при создании типовых рабочих мест СПО — это выгодный со всех сторон вариант.

Почему же тогда мы пока не видим очередей корпоративных заказчиков за проектами их перевода на Linux?

Д. К.: Пока не видим, но скоро будем наблюдать без бинокля. Хотя, конечно, тут есть целый комплекс препятствий — организационных, технических, психологических. Начнем с того, что корпоративные клиенты и государство в том числе либо не сильно беспокоились по поводу лицензионной чистоты используемого ПО, либо столь же сильно волновались по поводу снижения затрат на его приобретение.

Далее, что сейчас еще важнее (все же деньги стали в кризис лучше считать) — консерватизм предприятий, который во многом вытекает из принципа “не навреди”. Нужна апробация использования СПО в крупных системах, причем в достаточно долгосрочном аспекте. То есть не просто внедрить, но и показать эффективность всей этой конструкции на периоде в три-пять лет, в том числе пройдя через этапы обновления и смены версий ПО.

Вот аналогия с виртуализацией, про которую вы сами много пишите: на теоретическом уровне все давно понимали ее преимущества, но нужны были практические подтверждения, причем лучше всего, если “сначала пусть это попробует сосед, а потом уж я”. Как только была накоплена критическая масса опыта, рынок просто прорвало. В области СПО сейчас идет накопление нужного опыта, и до формирования критической массы уже недалеко.

Ведь надо иметь в виду жизненный цикл крупных проектов. В прошлом году мы выполнили научно-исследовательскую работу для крупнейшего банка России, в котором показали целесообразность перехода на СПО. Снижение затрат при переходе составляет более 40% за пятилетний период. Мы уверены, что решение о миграции будет принято в ближайшее время, и вскоре после этого начнется пилотное внедрение в нескольких регионах. По его результатам — мы не сомневаемся в положительном исходе — начнется перевод на СПО по всей стране. Весь проект займет не менее пяти лет. Так что первые результаты можно ожидать через пару лет.

А что можно сказать тут про “школьный проект"?

Д. К.: То же самое — идет стадия пилотных проектов. Возникают проблемы, они решаются. Идет процесс. Мне кажется, что в системе образования главным вопросом является создание какой-то понятной системы технической поддержки, не важно о каких ОС идет речь — Windows или Linux. Пока там все работает по принципу “кто во что горазд” с сильной примесью натурального хозяйства, когда обслуживанием занимаются знакомые директора, друзья учителей и пр. Мы через наших партнеров по всей стране пытаемся сейчас выстроить систему поддержки независимо от используемого в школах ПО.

Но все же я не могу с вами согласиться в полной идентичности коммерческих заказчиков и госсектора. Неужели нет никаких особенностей при работе с госструктурами?

Д. К.: Конечно, есть. Например, для госучреждений гораздо важнее разного рода сертификации, в первую очередь по безопасности. Но опять же Linux имеет преимущества, так как уровень безопасности этой ОС выше по сравнению с Windows.

Но при этом трудностью является гигантский размер корпорации под названием “государство” и сложность механизмов управления ею. На уровне руководства, не только страны, но и ведомств, идея использования СПО имеет полную поддержку, а вот на более низких уровнях настроения меняются не очень быстро.

Если попробовать сейчас определить главное звено, за которое можно было бы вытянуть всю цепь под названием “продвижение СПО”, то чтобы предложили вы?

Д. К.: Переход на открытые стандарты, для начала — для форматов документов. Ведь смотрите, что получатся. Руководство страны говорит о поддержке идей СПО, а ведомства издают постановления, по которым получается, что для сдачи тех или иных документов предприятие просто обязано приобрести Microsoft Office или использовать Internet Explorer (а значит, Windows).

Но как контраргумент противники Linux часто упоминают отсутствие соответствующих ИТ-специалистов.

Д. К.: Да, такая проблема есть, но она как раз одна из самых простых. ИТ-сообщество в целом все же ориентируется на потребности рынка и очень быстро адаптируется к ним. По мере повышения спроса на СПО-специалистов автоматически будет увеличиваться предложение. Будут переучиваться нынешние кадры, подрастут новые.

Как вы оцениваете возможности применения удаленной технической поддержки СПО?

Леонид Сомс, генеральный директор ОАО “Линукс ИНК”

На мой взгляд, удаленная техническая поддержка может быть эффективной при наличии нескольких обстоятельств. В первую очередь, важно чтобы установка программного обеспечения была проведена квалифицированно. Поддержка должна выполняться технически грамотными специалистами при наличии хороших каналов связи и договоренностей о требуемой степени доступа обслуживающих специалистов в систему. Ну и конечно, необходимо учесть, что регламенты работы обслуживаемой системы полностью исключают возможность волюнтаристского вмешательства некомпетентных людей в настройки системы. Для осуществления миграции на СПО крупного предприятия удаленной поддержки недостаточно, здесь просто необходимо учитывать внештатные ситуации, к примеру аппаратные сбои, которые решить удаленно попросту невозможно.

Павел Фролов, генеральный директор “ГНУ/Линуксцентр”

Удаленная техническая поддержка вполне эффективно решает бизнес-задачи клиента, особенно если при ее оказании есть возможность получить удаленный доступ к компьютеру или серверу клиента. Для внедрения, безусловно, необходимы личные выезды специалистов. После того, как внедрение СПО завершено, удаленной технической поддержки, как правило, достаточно. Однако есть некоторые заказчики, которые предпочитают комбинировать удаленную техническую поддержку с выездом на место.

По нашему опыту, значительно удобнее приехать и лично все настроить или, как минимум, показать местным специалистам, как внедрять и настраивать СПО. Причин этому несколько, здесь и недостаток квалифицированных специалистов в штате заказчика, и психологические проблемы, которые испытывают сотрудники компании, внедряющей у себя что-то принципиально новое. Поэтому очень важно, чтобы к заказчику лично приехали ИТ-специалисты, которые принесут с собой уверенность в том, что проект осуществим, с уже успешным опытом реализации подобных проектов, способные справиться со всеми текущими проблемами.

Версия для печати (без изображений)