Для учебных заведений страны близится время принятия решения относительно выбора операционной системы для школьных компьютеров — в следующем году завершается срок действия программы “Первая ПОмощь”, причем ее продолжения за счет федерального бюджета не будет. Регионам предложено делать выбор самостоятельно — либо приобретать проприетарное ПО за свой счет, либо переходить на СПО.

В этой связи не вызывает удивления активизация учреждений, имеющих отношение к образованию. Надо же разобраться, ведь Windows для школ — система привычная, а Linux — пока еще нет.

Специалисты кафедры информационных технологий Нижегородского Института Развития Образования (НИРО) завершили первый этап апробации ПСПО на базе десяти пилотных школ Нижегородской области. Их экспертное заключение опубликовано на сайте правительства Нижегородской области. В нем отмечены достоинства и недостатки ПСПО, возможности и угрозы, которые возникают в процессе его использования, а также обозначены четыре проблемы внедрения.

Поскольку это если не первое, то одно из первых заключений, выработанных авторитетным государственным учреждением, то документ уже вызвал большой общественный резонанс. На Infox.ru опубликована статья “В российской школе нет места для Linux”, а известное сетевое издание “Вебпланета” предложила читателям материал “Экспертизу школьного “Линукса” сделали под Microsoft”.

Отношение прессы к этому заключению сложно назвать доброжелательным. Оба издания прямо указывают на “особые” отношения между НИРО и компанией Microsoft. На их взгляд, именно это и послужило причиной негативного отношения экспертов к ОС Linux.

Однако, представители СПО-сообщества с этим не согласны. Заместитель Генерального директора компании Альт Линукс (а именно эта фирма разрабатывала ПСПО в ходе известного пилотного проекта 2008-го года) Алексей Новодворский, комментируя документ в социальной сети Facebook, назвал его “нормальной бумагой”. А в блоге ru_foss он признал, что все выводы экспертов НИРО вполне ожидаемы.

Интриги добавляет тот факт, что ПСПО внедрялся в трех пилотных зонах в рамках госпроекта. И государственный заказчик остался удовлетворен результатом.

Таким образом получается, что два года назад уважаемая государственная комиссия признала ПСПО пригодным для внедрения в учебные заведения. А недавно не менее уважаемый государственный институт получил фактически противоположный результат. Конечно, открытым текстом о непригодности ПСПО для школ в заключении не говорится, но список недостатков и угроз настолько внушителен, что выводы достаточно очевидны.

Первое, что приход в голову — один из выводов неверен. Либо результаты пилотного проекта 2008-го года были несколько приукрашены, либо НИРО сгущает краски.

Чтобы лучше разобраться в сложившейся ситуации следует совершить небольшой исторический экскурс. В ходе пилотного проекта 2008-го года Linux внедрялся только в кабинетах информатики. Это было разумно, поскольку начинать проще всего с наиболее грамотных пользователей компьютеров, а остальных “предметников” и “управленцев” оставить на потом.

То есть, в масштабах всей школы ПСПО вообще не эксплуатировался. Госкомиссия признала, что внедрение в кабинеты информатики возможно.

Так почему же внедрения не были расширены на всю школу? Возможно, частичная вина в этом лежит на исполнителях проекта. Они несколько перестарались — эксперимент даже вышел за рамки пилотных зон за счет желающих из других регионов. В-общем, успех получился больше, чем ожидался.

Может быть, руководство системы образования и решило, что если на самом первом этапе дела обстояли так хорошо, то в дальнейших экспериментах нет никакого смысла. В результате все свелось к организации единого репозитория свободного ПО, организации централизованной технической поддержки и начальному обучению работников школ. Внедрение, как таковое, следующими госконтрактами вообще не было предусмотрено.

А теперь давайте повнимательнее познакомимся с выводами экспертов из НИРО. Точнее, с их “негативной” частью, которая так встревожила общественность.

Недостатками ПСПО эксперты признали:

  • Сложность в инсталляции и настройке ОС для разных (в том числе и по “возрасту”) моделей ПК;
  • Потребность в помощи технических специалистов для корректной установки и настройки системы (специалистов такого уровня в школах мало);
  • Проблемы с подключением периферийного оборудования — принтеров, сканеров, модемов и т. д.;
  • Некорректная работа в Linux ряда программ, написанных для Windows (речь идет о мультимедийных дисках и ЭОР);
  • Отсутствие методической поддержки и дидактических материалов для учителей-предметников;
  • Учебники и учебные планы, рекомендованные и используемые в школах, не коррелируют с интерфейсом ОС Linux (особенно это актуально для информатики);
  • Некорректно отображаются документы, созданные в Microsoft Office;
  • Есть потребность в повышении квалификации учителей.

Очевидно, что говорить о каких-то противоречиях между выводами госкомиссии, оценивающей результаты пилотного внедрения 2008-го года, и экспертным заключением НИРО можно только применительно к этому пункту — отсутствию корреляции учебников по информатике с интерфейсом Linux. Как очевиден и способ решения проблемы — нужны новые учебные пособия, писать которые должен не бизнес, а авторы, специализирующиеся именно на такой литературе.

Проще говоря, будет заказ — будет и учебник. Ничего нового тут придумать нельзя.

Все остальные пункты отражают, скорее, проблемы нашей системы образования, а не СПО. Плюс — некоторые неизбежные издержки любого перехода (что-то с чем-то несовместимо, что-то где-то некорректно работает...).

Примерно то же самое можно сказать обо всем заключении. В нем просто перечислены достаточно общеизвестные вещи. Также не особо оригинален вывод о том, что внедрение СПО — сложный процесс для которого необходима комплексная программа. Наверняка, большинство специалистов, участвующих во внедрении СПО, с этим согласятся.

В чем же причина появления этого документа? Зачем НИРО понадобилось еще раз озвучивать по сути ставшие уже банальными вещи? Неужто только затем, чтобы как-то отметиться в текущем процессе?

Ответ на этот вопрос дает директор по развитию регионального бизнеса компании Pingwin Software Наталья Миронова на сайте экспертного сообщества ГосБук. Она сейчас находится в Нижнем Новгороде, где встречалась с партнерами своей фирмы, которые уже успели обсудить сложившуюся ситуацию с проректором НИРО по учебно-методической работе Еленой Калинкиной.

Действительно, НИРО собрал экспертную группу из шести школ для того, чтобы определить целесообразность внедрения СПО в области. Но это происходило на фоне недовольства школ области качеством обучения, которое осуществлял сам институт, являющийся исполнителем заданий Министерства образования Нижегородской области. Так что мотивы экспертов очевидны — если не получается идти в ногу с прогрессом, то можно попробовать отменить сам прогресс.

Интересно еще и то, что сотрудники участвующих в экспертном совете школ не были привлечены к подготовке заключения, которое они увидели уже после публикации. По словам Натальи Мироновой, сами учителя думают про СПО не совсем так, как это представлено в документе.

Впрочем, НИРО тоже можно понять. Его ресурсы позволяют обучить примерно 1000 учителей в год, тогда как во всей области их более 30 000. Но ситуация уже улучшается — недавно состоялась встреча ответственных лиц института с региональными партнерами компании PingWin Software, на которой достигнута договоренность об объединении усилий при обучении учителей СПО.

Сами же специалисты НИРО подчеркивают, что пока завершен только первый этап тестирования. Внедрение и сопровождение СПО в школах Нижнего Новгорода продолжается, поэтому наберемся терпения и дождемся следующего отчета.

Казалось бы, инцидент исчерпан. Да и история, по сути дела, вполне банальная. Уважаемый государственный институт вместо того, чтобы помогать прогрессу и федеральной программе, решил при помощи неких наукообразных действий навести тень на плетень. И не потому, что его специалисты глубоко исследовали проблему, а по причине нехватки ресурсов и компетенции для выполнения своих прямых обязанностей. Зато придумать сколько угодно веских причин для того, чтобы ничего не делать, — тут особых ресурсов и знаний не требуется.

А ведь всей этой истории могло и не быть. НИРО достаточно было сделать простую вещь — сразу обратиться за помощью к тем, кто обладает нужными ресурсами и компетенцией. Отсюда мораль — не надо повторять ошибок НИРО.

Версия для печати